Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 36/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • "И от Вышнего врачевание"
    СОВЕТЫ ПРАВОСЛАВНОГО ВРАЧА

     

    "И от Вышнего врачевание"

    Путь к выздоровлению начинается с борьбы со своими грехами

    С упованием на Бога. Фото Людмилы Ивановой

    С упованием на Бога. Фото Людмилы Ивановой

    В основе медицинской науки лежит знание о человеке, свойствах его души и тела. Развитие медицины идет по двум направлениям: анатомическое – на исцеление тела, и психологическое (психиатрическое) – на врачевание души. Данные направления существуют как изолированно, так и взаимодействуя друг с другом (деонтология, психотерапия и др.). Научная медицинская мысль в погоне за эффективностью терапии конкретных заболеваний углубленно изучает частные механизмы их протекания в организме, упуская из виду человека как единое целое.

    Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) писал: "...состояние духа больного, его доверие или недоверие врачу... глубоко определяют исход болезни". О целостном подходе к пациенту говорили Гиппократ и Парацельс. К сожалению, развитие гиппократической школы было побеждено анатомической школой, которую и представляет современная медицина. В этом случае интересно обратиться к опыту Православной Церкви, рассматривающей человека как единое, неделимое целое, имеющее трехчастную сущность (дух, душа, тело). Трихотомия человека утверждается апостолом Павлом в Первом послании к Фессалоникийцам: Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа (1 Фес. 5, 23). Трехчастное представление о человеке может помочь в расширении диагностических и терапевтических возможностей врача при условии, если он понимает, что эта междисциплинарная проблема, в центре которой стоит человек, помощь ему в выживании и спасение его, решается в совокупности трех аспектов – не только медицинского и социального, но и сотериологического. Следует учесть, что, полностью принимая совокупность клинических, психологических, социальных и биологических факторов, опытное знание о человеке подвижников христианского благочестия, отцов и учителей Церкви содержит категории и понятия, которые отличают его от аналогичных областей знания – как от современной научной медицины и психологии, так и от инославных религиозных систем, например: состав человека (дух, душа и тело), человек как образ и подобие Божие, благодать, трезвение, обожение и спасение. Однако отличие совсем не означает невозможность применения современной медицинской научной мыслью многоценных антропологических и психологических знаний, достигнутых последователями Христа Спасителя. Различие в подходе скорее означает, что наука нового времени просто прошла мимо этих знаний. Отрицание духовного подхода во врачевании душевных и телесных недугов неизбежно произвело невероятное количество "духовных целителей", парапсихологов, магов, экстрасенсов и так далее, которые смогли безнаказанно и бездоказательно манипулировать сознанием и потребностями души пациентов, используя их высокую внушаемость, веру в чудо, желание не только физического, но и духовного исцеления, прощения грехов. Подмена таинств Церкви оккультными обрядами или, зачастую, банальным шарлатанством стала возможной из-за непросвещенности как больных, так и врачей. Православный подход к человеку всегда состоял из двух форм: сугубо церковной и научно-практической.

    В первом случае – это констатация факта психотерапевтического (душеспасительного) воздействия практики церковного душепопечения, таинств, обрядов и дисциплины, установленных с апостольских времен и развитых в святоапостольский период.

    Во втором случае все виды помощи (консультирование, диагностика, профилактика и лечение) осуществляются профессиональными врачами и психологами в диапазоне общемедицинских мероприятий, при этом они не подменяют собой пастырское душепопечение и благодатные действия церковных таинств и обрядов, но их методико-теоретическая база аккумулирует глубинные знания как богословских, так и естественных наук. Это и есть выражение тенденции наладить взаимодействие с религиозным опытом в свете православной духовности, иными словами – постижение этого опыта самим врачом через личное воцерковление и гармонично следующее за ним деятельное благовествование через врачебное призвание. Приобретенный таким образом личный опыт явится непременным залогом от уклонения врача как в сугубо материалистический подход, так и в сторону оккультизма. Православный врач как чадо Церкви ответствен за душу и тело пациента, вверенное ему Промыслом Божиим, что уже гарантирует личностный подход – единственно допустимый в деле врачевания. Православная Церковь рассматривает человека прежде всего как личность или человеческую ипостась, которая объемлет все части естественного состава человека плотского, душевного, духовного. Отмечая реальность врачевательной помощи Православной Церкви, важно понимать, что она организована на основе всечастного решения сотериологических задач и что ситуативная целительная помощь страждущим не может быть выделена из этого контекста. Анализировать методику спасения бессмысленно для научно-критической любознательности в силу трудностей понятийного перевода сущностей церковной икономии и, конечно, кощунственно для церковного сознания.

    Апология христианства ни в коей мере не умаляет значения секуляризованной науки, наоборот, достижения отечественной медицины и психологии обретают новое прочтение: опытное человекопознание и богопознание в аскетике расширяют возможности медицины для современного человека. А.Кураев пишет: "Догматы – не колючая проволока, запрещающая выходить за очерченные пределы, это скорее дверь, через которую можно пройти в просторы, обычно не досягаемые и даже не замечаемые".

    В православном контексте выздоровление звучит как исцеление, то есть восстановление целостности человека в его трехчастной сущности. Понимание современными врачами выздоровления как восстановление гомеостаза, а чаще всего – отсутствия патогномонических признаков заболевания, резко ограничивает их профессиональный кругозор и терапевтические возможности. Обращение к святоотеческому опыту Церкви может явиться залогом к восстановлению человека как подобия Божиего. В свете православной медицины страждущий воспринимается как человек, плененный страстями, то есть греховными привычками. Страсти сообщают ложные, превратные направления всей жизнедеятельности и лишают человека природной по сотворению способности. Без чистоты от страстей душа не врачуется от греховных недугов. Страсть всегда указывает на негармоничное и несвободное состояние сил человека, от чего страдают и его объективное достоинство, и субъективное благосостояние. Единичный интерес, чрезмерно расширяясь в ущерб другим, подчиняет своему влиянию волю человека, вот почему страсть и является по преимуществу болезнью воли, хотя и другие силы и способности человека извращаются и получают ложное, превратное направление вследствие влияния страсти на всю психофизическую жизнь. Душа, приходя в страстное состояние, оказывается вне своего естества, поскольку приводится в движение чем-то чуждым, внешним, а не своим собственным. Подразделяясь на телесные и духовные, страсти имеют между собой генетическую связь. Они могут действовать как через психофизиологические механизмы (телесные), так и через психосоматические (душевные). В любом случае прослеживается внутренняя диалектика: одна страсть порождает порочный круг взаимодействия души и тела, разорвать который, воздействуя только на физиологическую или психологическую составляющую, не представляется возможным. Это приводит лишь к кратковременным ремиссиям или, чаще, к видоизменению физических и душевных проявлений, проследить взаимосвязь между которыми представляется маловероятным даже опытному клиницисту. На помощь здесь опять может прийти опыт аскетических подвижников. "Внутреннее трезвение – путь воспитания не только ума, но и всех естественных способностей, путь воспитания и тела. И именно не убиение, не уничтожение тела, а его воспитание, использование для служения делу молитвы и трезвения", – констатирует архимандрит Киприан (Керн). Аскетизм имеет своей прямой и ближайшей целью приспособить естественные силы и способности человека к восприятию воздействия Божественной благодати; сделать их послушным, удобным орудием для осуществления в человеческой личности вечной жизни. Таким образом, главным залогом исцеления является борьба со страстями. Однако не стоит ставить перед пациентом столь глобальные задачи изначально, это может пагубно отразиться на его отношении к врачу, к медицине в целом. В укоренившемся восприятии больного врач – прежде всего человек, избавляющий его от страдания, от конкретной доминирующей проблемы со здоровьем. И все же уже в момент обращения к врачу болящий может сам заложить фундамент будущего исцеления. Епископ Варнава (Беляев), согласно церковному сознанию, так определил порядок призывания врача:

    1. Раскаяться в душе своей в прежних грехах, без всякого самооправдания и самовыгораживания.

    2. Дать торжественное обещание исправить жизнь к лучшему.

    3. Призвать священника и закрепить, освятить эти новые душевные положения в таинствах Покаяния, Елеосвящения и Святого Причастия.

    4. Наконец уж, чтобы не понуждать Господа на явное чудо и не давать повода к возрастанию в себе скверного тщеславия и гордости ("Бог мне Сам поможет"), смириться под крепкую руку Всевышнего и призвать земного врача.

    Задачей врача, ступившего на путь религиозного совершенствования, является не только лечение физического или психического недуга, а прежде всего приведение пациента к осознанию страстных механизмов его болезни и вступления на путь покаяния, эмоциональных переживаний, пробуждающих резервные возможности для восстановления целостности как подобия Божиего.

    Онкологический центр. Москва

    Онкологический центр. Москва

    Истинно православный врач должен быть чужд и антропоцентрическому гуманизму, в основе которого лежат самодостаточность человека и подчинение мира его потребностям, и психологическому монофизитству со свойственным ему гнушением человеком и миром как созданием Божиим, и декларируемому неумеренному аскетизму, сопровождающимся лжеблагочестием, не в духе святоотеческого понимания аскетизма. Эта чуждость обуславливается верой, собственно врачебным призванием и назначением медицины. Следует заметить, что врач не подменяет функций священника. Здесь допустимо сравнение соотношения врача со священником как Иоанна Предтечи со Христом – взаимодополняя и взаимообогащая друг друга, они являются соработниками у Господа.

    Исторический пример сочетания пастырского служения и высокого врачебного искусства в одной личности – святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Божественный дар великого ученого и гениального хирурга и диагноста он умело сочетал с миссионерским и архипастырским служением. Уникально синтезировались в нем все важнейшие аспекты духовного и физического врачевания: милосердие, сострадание к страждущим, врачебное человеколюбие и христолюбие, умение точно использовать медицинские знания. Подытоживая выше сказанное, можно сделать ряд выводов:

    1. Восприятие человека как единого неделимого целого, имеющего трехчастную сущность, обогащает медицинскую и психологическую науку.

    2. Богословские концепции входят в проблему человека во всей его полноте и не могут не отражаться на принципах терапии.

    3. Нравственное и профессиональное совершенство врача достигается через личностное воцерковление и является откликом на призыв Христа: Врач! Исцели самого себя (Лк. 4, 23).

    4. Путь к выздоровлению начинается с борьбы с первопричиной всех патологических изменений в душе и теле со страстями. Стремление к совершенству не может иметь предела для человека в его земной жизни, это путь бесконечен, как Сам Бог. Это запечатлел Господь наш Иисус Христос в Евангелии словами: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48).

    Дмитрий ФЕДОРОВ,
    врач, руководитель рабочей группы
    по созданию ассоциации "Врачи за Православие",
    Красноярск

    TopList