Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 29/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Ратник русского слова
    РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА: ПРАВОСЛАВНЫЙ ВЗГЛЯД

    Публикация статьи произведена при поддержке компании «Элементаль». Компания «Элементаль» предлагает по выгодной цене приобрести товары для активного отдыха, рыбалки и охоты. Воспользовавшись услугами интернет магазина компании «Элементаль», Вы сможете купить сапоги для охоты, меховые шапки, термобелье, маскировочные накидки и многие другие товары для охотника и рыболова с доставкой на дом. Посетить интернет магазин компании «Элементаль» можно по адресу http://e-sapog.ru/

    Ратник русского слова

    Как прожить в ладу с совестью? Каким образом сохранить свою личность в кризисный для общества период, когда на твоих глазах происходит глобальная переоценка ценностей? Как сделать нравственный выбор в столь драматичных обстоятельствах?.. Всему этому учат нас творения классической литературы, и в частности произведения летописца русской природы, патриарха отечественной словесности Сергея Тимофеевича Аксакова.

    Родившийся 1 октября (20 сентября по ст. ст.) 1791 г. в Уфе С.Т. Аксаков, был наречен в честь великого русского святого – преподобного Сергия Радонежского, подвижническая жизнь которого прошла в мире с Богом, людьми и природой. Его незримое покровительство несомненно повлияло на формирование характера Сережи Аксакова и сопровождало его до конца земного пути. Он рос в тихой, несуетливой и именно потому гармоничной атмосфере русской провинции. Самоуглубленность и внимательность к окружающим сочетались в ребенке с удивительной доверчивостью, простодушием и кротостью: ему был свойствен какой-то особый дар незлобивости, "дух мирен", который он сумел сохранить на всю жизнь.
    Будучи довольно болезненным ребенком, Сережа отличался особой впечатлительностью, восприимчивостью к окружающему миру, особенно к природе. Будущий писатель с малых лет становится самозабвенным любителем уженья и страстным охотником. В мальчике проявился врожденный дар естествоиспытателя: Сергей устанавливал приметы приближения весны, пытливо наблюдал, как вьют гнезда и выращивают свое потомство птицы.
    Столь же рано входит во внутренний мир мальчика и народная поэзия. Завороженный, слушает он в долгие зимние вечера даровитую сказительницу Пелагею, ключницу из крепостных. В ее обширнейшем сказочном "кладезе" были и все русские сказки, и множество восточных. Одну из них – "Аленький цветочек" – Сережа не только выучил наизусть, но и "сам сказывал ее, со всеми прибаутками, ужимками, оханьем и вздыханьем Пелагеи". Неизгладимое впечатление оставляют в душе и памяти мальчика народные песни и святочные игры.
    Небезынтересно очертить круг чтения Сережи: сказки Шахерезады, сочинения Сумарокова и Хераскова, "Греческая история" Ксенофонта.

    Юный Аксаков любил заучивать и декламировать прочитанное, имел незаурядные способности и к рисованию. Все эти свойства одаренной натуры мальчика обещали в нем писателя: совершенствуя дар подражания, увлекаясь декламацией, Сергей неосознанно развивал у себя чувство слова. У него пробудилось "непреодолимое, безотчетное желание передавать другим свои впечатленья с точностью и ясностью очевидности, так чтобы слушатели получили такое же понятие об описываемых предметах, какое я сам имел о них".
    В 1800 г. Сережу помещают в казанскую гимназию, которую когда-то окончил Державин. А с осени 1804 г. Аксаков – студент Казанского университета.
    В Казани Аксаков становится страстным театралом: "Я грезил виденными мною спектаклями... Я выучил наизусть виденные мною на сцене пьесы и находил время... разыгрывать перед самим собою все роли". Вскоре его выбирают директором, режиссером и ведущим актером студенческого театра. Слава юного Сережи как чтеца-декламатора была столь велика, что сам Державин с нетерпением ждал его приезда в Петербург, дабы послушать свои произведения в чтении Аксакова.
    В Петербурге, куда он после университета приезжает служить, Сергей Тимофеевич знакомится с адмиралом А.С. Шишковым, становясь одним из создателей и участников "Беседы любителей русского слова". В этом обществе группировались убежденные сторонники национальной самобытности – предтечи того направления общественной мысли, которое на рубеже 1830–1840-х гг. сформируется окончательно под названием славянофильства.
    После трехлетнего пребывания в Петербурге Аксаков переезжает в Москву. В 1816 г. он женится на О.С. Заплатиной, дочери суворовского генерала. В 1826 г. он с разросшейся семьей вновь появляется в Москве, чтобы поступить на службу: в 1827 г. его назначают, по рекомендации Шишкова, к тому времени министра народного просвещения, на место цензора Московского цензурного комитета.
    В свою бытность цензором Сергей Тимофеевич внес значительный вклад в развитие русского театра как театральный критик. Выступая регулярно со статьями и рецензиями, писатель вскоре становится фактическим руководителем театрального отдела журнала "Московский вестник". Одна из исторических заслуг Аксакова состояла в том, что он был первым театральным критиком, сумевшим по достоинству оценить Щепкина и Мочалова. Кстати, не все знают, что именно Аксакову Гоголь доверяет "позаняться" подготовкой постановки "Ревизора" на московской сцене.

    Когда в журналах поднимается кампания против Пушкина, будто бы идущего к своему закату, Аксаков выступает с открытым письмом, в котором, защищая Пушкина, указывает на непреходящее значение его поэзии.
    тмосферу в доме Аксаковых всегда отличала насыщенность духовными, интеллектуальными интересами. На аксаковские "субботники" регулярно в течение многих лет собирались крупнейшие литературно-театральные деятели Москвы – актер М.С. Щепкин, композитор А.Н. Верстовский, историк М.П. Погодин, писатели М.Н. Загоскин, Н.Ф. Павлов, критики и эстетики – профессора Московского университета С.П. Шевырев и Н.И. Надеждин. Весной 1832 г. в доме Аксаковых впервые появляется Гоголь.
    В 1834 г. Аксаков публикует в одном из альманахов очерк "Буран". Правдивое, как бы с натуры сделанное описание снежного шквала предвосхищает описание бурана в "Капитанской дочке" Пушкина, который, заметим, высоко оценил этот очерк.
    "Записки об уженье", появившиеся в 1847 г., быстро завоевали признание и читателей, и критиков. Правдивое живописание, точная, выразительная речь сделали книгу заметным явлением не только в специальной, но и в художественной литературе. Окрыленный успехом книги, Аксаков приступает к "Запискам ружейного охотника". По словам Сергея Тимофеевича, Н.В. Гоголь с "особенною любовью" следил за его охотничьими записками. Николая Васильевича увлекла та живость, с которой Аксаков изображал птичьи "характеры". По поводу описаний зоркости и проворства утки (гоголя) великий писатель сказал: "Вот какой проворный мой соименник". Он даже желал, чтобы герои второго тома "Мертвых душ" были у него столь же живыми, как птицы в книге Аксакова.
    И.С. Тургенев писал о "Записках охотника": "Эту книгу нельзя читать без какого-то отрадного, ясного и полного ощущения, подобного тем ощущениям, которые возбуждают в нас сама природа; а выше этой похвалы мы никакой не знаем".

    "Детские годы Багрова-внука".  Иллюстрация Д.Шмаринова"Детские годы Багрова-внука".  Иллюстрация Д.Шмаринова

    Конечно, охота далека от милосердия, от того обращения со зверьем и птицами, о котором повествует библейская Книга Бытия с ее идеалом любви ко всему живому. И все же поверим искренности Сергея Тимофеевича, когда он с осуждением говорит об "истребительной охоте", признается, что не раз, зачарованный какой-нибудь птицей, не мог спустить курка: "Несмотря на увлечение, с которым я всегда предавался разного рода охотам, склонность к наблюдению нравов птиц, зверей и рыб никогда меня не оставляла и даже принуждала иногда, для удовлетворения любопытства, жертвовать добычею, что для горячего охотника не шутка".
    В 1850-х гг. Аксаков завершает автобиографическую трилогию, состоящую из книг: "Семейная хроника", "Воспоминания" и "Детские годы Багрова-внука". Автор этих произведений проявил себя как вдумчивый психолог, с исключительной достоверностью передающий внутренний мир своего автобиографического героя. Уникальный дар Аксакова-художника – способность взглянуть на мир глазами ребенка и вместе с тем по-взрослому отстраниться и понять маленького героя лучше, чем тот понимал сам себя. Эта особенность была свойственна Аксакову потому, что сам он до седых волос сохранил в душе своей детскую чистоту и незамутненность мировосприятия. Сочетание доброты и чистосердечия с недюжинным умом и разносторонним жизненным опытом принято называть мудростью: Сергей Тимофеевич – живое воплощение благородного и возвышенного типа мудреца. Именно он, по нашему мнению, всей своей жизнью исполнил завет Спасителя: ...кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него (Мк., 10, 15).
    Взрослеющий, мужающий человек со своим особым событийным и душевным миром, очень динамичным, беспрестанно и качественно меняющимся, – вот главный герой аксаковской трилогии. И, пожалуй, точнее и полнее других основное содержание всех трех книг, поставившее их в один ряд с произведениями русской классики, передают слова самого автора: "Жизнь человека – в дитяти".

    Другое достоинство повестей Аксакова – живописно-поэтические и натуралистически достоверные картины природы. При чтении книги невольно возникает мысль о том, что в писателе возродилась изначальная сила и свежесть в разумении природы, способность с необычайной зоркостью созерцать тварную жизнь во всем ее разнообразии и неисчислимых подробностях, обнимать их разумом как цельное бытие.
    Л.Н. Толстой писал о "Детских годах Багрова-внука": "...равномерно сладкая поэзия природы разлита по всему, вследствие чего может казаться иногда скучным, но зато необыкновенно успокоительно и поразительно ясностью, верностью и пропорциональностью отражения".
    В "Детских годах Багрова-внука" много говорится об исключительном влиянии, оказанном на маленького Сережу его матерью Софьей Николаевной Багровой. Под этим именем Сергей Тимофеевич выводит свою любимую матушку Марию Николаевну, с которой у него в детстве были редкие по своей исповедальной доверительности отношения. Мать разделяет и горести, и радости своего сына, рассеивает его сомнения и недоумения, говорит с ним "как с другом".
    Впоследствии сам Аксаков, ставший главой большой семьи, будет для своих детей (а их у него было десять человек) в первую очередь другом. "Твой отец и друг" – так подписывал Сергей Тимофеевич свои письма, адресованные сыну Ивану.
    Подобно тому как преподобный Сергий, будучи игуменом основанного им монастыря, избегал внешних приемов воздействия на иноков, замечательный писатель не проявлял по отношению к подраставшим детям никаких признаков властвования, не покорял их "дисциплиной". Однако от этого уважение детей к отцу не только не умалялось, а лишь возрастало, так как подобные взаимоотношения явились основой взаимопонимания и доверия, исключавших саму возможность конфликта между поколениями.
    Авторитет Сергея Тимофеевича был незыблем для его детей и тогда, когда они стали взрослыми людьми. Здесь наиболее характерным примером духовного родства и преемственности поколений можно назвать отношения Аксакова со старшим сыном Константином, ставшим, как позднее его брат Иван, одним из идеологов славянофильства. Еще в детстве Костя был сердечно привязан к отцу, которого именовал "отесинькой". Эту привязанность он сохранил неизменной до конца жизни. Свои чувства к отцу уже взрослый Константин Сергеевич выражал с детской непосредственностью, не стесняясь присутствия посторонних.
    Свойственная С.Т. Аксакову простота была органически связана с наличием спокойной, неторопливой силы. Ему было присуще громадное чувство ответственности за себя, за окружающих, за литературное творчество. Именно чувство ответственности побудило Аксакова впервые не только в русской, но и в мировой литературе поставить проблему экологии: с болью в душе призывал писатель не вырубать леса, быть рачительными и бережными охранителями природы, которая всегда оставалась для художника живописным храмом, а не безликой мастерской.

    В личности Сергея Тимофеевича наряду с чертами патриархального помещика мощно проявлялось мудрое, рассудительное, заботливое отцовское начало. По-отцовски Аксаков относился не только к своим детям, но и к молодым посетителям своего дома, а также к своим крепостным. В известном смысле отцовским можно назвать и отношение писателя к природе.
    Последние годы жизни С.Т. Аксакова отмечены удивительной творческой активностью. Он завершает свою автобиографическую трилогию, создает примыкающую к ней повесть "Наташа", подготавливает циклы мемуаров.
    В это время Аксаков вел обширнейшую переписку. Широко раздвинулся и круг его литературных знакомств. В Абрамцево, где он проводит большую часть года, приезжают художники, артисты, писатели. Здесь над вторым томом "Мертвых душ" работал Гоголь. Сюда, приезжая в Москву, спешит попасть Тургенев. Стал бывать у Аксакова и Лев Толстой, с которым Сергей Тимофеевич познакомился в январе 1856 г. "Он умен и серьезен, – пишет Аксаков Тургеневу о Толстом, – он способен понимать строгие мысли, в какие бы пустяки ни вовлекала его пошлая сторона жизни. Я ставлю его очень высоко по задаткам, которые он дал нам, и, узнав его лично, еще более надеюсь на его будущую литературную деятельность".
    Сергей Тимофеевич отличался и выделялся среди окружающих христианским смирением и скромностью в образе жизни, одежды и обращения с людьми. В любом человеке, независимо от сословия и положения в обществе, Аксаков ценил прежде всего образ Божий, неповторимую индивидуальность. И даже на склоне лет он сохранял интерес к жизни, к людям, к литературе.
    У писателя был поразительный дар жизнестойкости и бодрости, благодаря которому он всегда ощущал себя молодым. Между тем его здоровье к концу жизни ухудшилось. На Сергея Тимофеевича неумолимо надвигалась слепота. Константин Сергеевич буквально превратился в сиделку, самоотверженно ухаживая за отцом. Смерть Аксакова-старшего на 68-м году жизни, 30 апреля (12 мая) 1859 г., так потрясла Константина, что он заболел скоротечной чахоткой и уехал лечиться на греческий архипелаг Зант, где и скончался спустя полтора года после смерти отца. Хочется верить, что души отца и сына преодолели разлуку в Вечности.
    Вряд ли можно назвать другого литературного классика, личная и общественная жизнь которого производит впечатление такой стабильности и благополучия, безоблачной устойчивости, незамутненной цельности. Присущие писателю выдержка, кроткое спокойствие, гармония негромких слов и благих поступков могут быть образцом для нас, живущих в раздерганном, суматошном, больном мире. Своим нравственным обликом и образом жизни Сергей Тимофеевич олицетворял как русский национальный характер, так и общечеловеческие ценности. Потому нам так дорога память не только о его произведениях, но и о нем самом. За личностью людей, подобных Аксакову, вырисовывается образ могучей и великой России, которую мы отнюдь не потеряли, покуда сохраняем в своих сердцах благоговейную память о ней.

    Антон ЕФИМОВ
    TopList