Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 28/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Дело просвещения Руси
    ЦЕРКОВНЫЙ ПРАЗДНИК

    Дело просвещения Руси

    Слово в день памяти святого равноапостольного
    князя Владимира

    Похвалим же и мы нашего учителя и наставника, Великого князя земли нашей Владимира. Радуйся, во владыках апостол, нас, от недуга идолослужения умерших, воскресил! С тобою мы Христа – Жизнь Вечную – познали.

    Святитель Иларион Киевский

    Святой князь Владимир. Икона XX в. Москва
    Святой князь Владимир. Икона XX в. Москва

    О прехвальный и предивный равноапостоле, великий княже Владимире, приими милостивно от нас благодарение сие о всех, яже тобою воздаде Господь нам, отцем и праотцем нашим и всей державе Российстей, начен от дне Крещения даже до сего часа, и моли всеблагаго Бога пробавити милость Свою на ны и на роды родов наших, утвердити ны в правоверии и благочестии, хранити же от всех бед и зол, да сподобимся с тобою, якоже чада со отцем, во веки воспевати Богу: Аллилуия.

    Кондак

    Благо народам, которым Господь посылает мудрых и любящих вождей. Таким благодатным даром Божиим для Древней Руси явился святой князь Владимир, мощной рукою пробудивший свое Отечество от темного языческого сна. И в благодарной памяти народной, в исторических преданиях, даже в былинах и сказках сияет образ князя-просветителя – Красным Солнышком, дорогим каждому русскому сердцу.
    А ведь поначалу казалось, что водворение Владимира на великокняжеском престоле не предвещает Руси ничего доброго. Князь возвращался в отечество из заморских краев во главе отряда хищных варягов как жестокий мститель и захватил Киев через коварство и измену. Русские люди со страхом смотрели на своего нового правителя и на пришедших с ним надменных скандинавов, ожидая, что вот-вот начнутся грабеж и насилие.
    После победоносной войны в Прибалтике князь Владимир решил поблагодарить за эту удачу кровожадного Перуна – принести ему в жертву ребенка. По обычаю бросили жребий, выпавший на юного христианина Иоанна, сына варяжского ратника Феодора. Киевляне-язычники, весьма довольные, что страшный удел на сей раз миновал их семьи и пострадать придется иноземцу, повалили толпой к дому Феодора, чтобы забрать намеченную жертву. Однако здесь идолослужители встретили нежданный отпор. Воин-христианин твердо заявил: Един Бог, сотворивший небо и землю. Не дам сына моего бесам. Ежели идолы ваши действительно боги, пусть сами придут и возьмут его.
    Огромная толпа язычников так и не смогла захватить живыми двух исповедников Христа Спасителя. Феодор доблестно отражал их натиск, пока осаждающие не подрубили сваи его жилища и святые мученики были погребены под развалинами.
    Кровь святых Феодора и Иоанна словно обожгла слепую душу князя Владимира. Князь был потрясен случившимся. Феодор-варяг не случайно остался на Руси и после изгнания его корыстных соплеменников: это был один из лучших княжеских дружинников – благородный, честный и умный. То мужество, с которым святой Феодор в одиночку противостал тысячам разъяренных киевлян, могло быть явлено только при защите правого дела. И князь Владимир глубоко задумался над словами воина-христианина о Едином Боге, сотворившем небо и землю.
    Настало для князя время заглянуть в собственную душу. Да, он был "героем" – героем языческим, чьи подвиги были в убийстве и коварстве, разгуле и блуде. Князь почувствовал, что постылой стала ему слава, что душа его томится по чему-то высокому и чистому. И вокруг себя оглянулся князь Владимир. Да, он служил русскому народу как умел, но человеческая злоба и подлость, разнузданные страсти, смиренные властной рукой князя, были готовы в любой миг вырваться наружу и разрушить державу, потому что это зло таилось в сердцах людей и тому же учили их языческие "боги", нечистые и кровожадные. Великому князю Владимиру припомнилось все, что слышал он в детстве от бабки своей, мудрой и святой княгини Ольги, о совсем ином Божестве – Всеблагом Создателе, Небесном Отце людей. Во Имя Единого Бога доблестно принял смерть и мученик Феодор-варяг. В сердце князя Владимира проснулась надежда на то, что Небесный Отец выведет из мрака и его самого, и его народ. Духовные очи правителя Руси отверзлись к истинному богопознанию.
    Великий князь Владимир не в слабой и безвестной земле владычествовал, но в Русской, о которой знают и слышат во всех четырех концах земли, – говорит святитель Иларион Киевский. Услышав, что властелин Русской державы склоняется к принятию единобожия, в Киев к княжескому двору вскорости же явились проповедники мировых религий.
    Горячая любовь к родной земле уберегла великого князя от роковой ошибки в выборе.

    Великий князь понимал всю важность предстоящего выбора веры и отнесся к нему с особой рассудительностью и осторожностью. В душе уже склоняясь к Православию, князь тем не менее отправил самых разумных людей из своего окружения с посольством по разным странам, чтобы те оценили достоинства различных религий. В странствиях по Европе княжеские послы не увидели ничего привлекательного, зато богослужение в Константинополе привело их в восторг. Вернувшись в Киев, послы говорили: Пришли мы к грекам, и ввели они нас туда, где служат Богу своему: и не знаем на небе или на земле были мы. Нет такого вида и такой красоты на земле. Недоумеваем, как и рассказать о ней, только знаем, что там Бог пребывает с людьми и что служба их лучше, чем во всех странах. Не можем мы забыть этой красоты, и как всякий человек, вкусив сладкого, не принимает горького, так и мы не можем быть при здешнем невежестве. Так Божественная истина Православия влекла к себе славянские сердца Божественной красотой. К восхищенным речам послов княжеские советники, бояре и старцы присовокупили и свое рассуждение: Если бы греческий закон не был лучше всех других, то не приняла бы его бабка твоя, Ольга, мудрейшая из всех людей. Итак, сам великий князь и лучшие люди Руси оказались единодушными в стремлении к православной Христовой вере. Оставался один вопрос: где принимать крещение? В этом бояре всецело положились на своего князя: Где тебе любо.

    Великий князь спешил поделиться обретенным им сокровищем веры со своим народом, с возлюбленным своим Отечеством. Вместо какой-либо дани или "боевых трофеев" князь Владимир вывез из Корсуни мощи священномученика Климента Римского и ученика его Фивы, святые иконы и богослужебную утварь, а вместе с князем шли в Киев православные священнослужители. Став сыном нетления, сыном Воскресения, правитель Руси возгорелся апостольской ревностью. Он шел просвещать спасительной верой землю Русскую.
    Задача крещения необъятной языческой страны могла показаться непосильной. Еще князь Аскольд пытался проповедовать на Руси христианство – и был предан и убит. Равноапостольной княгине Ольге, мудрой и мужественной, удалось создать в Отечестве лишь немногие островки благодати. Древние русичи отнюдь не отличались послушанием власть имущим. Русская вольница могла заявить всякому боярину или князю: "Ты нам не люб, иди от нас куда хочешь". А великий князь Владимир дерзал уничтожить народные суеверия, заставить Русь переменить весь образ жизни – за такое любой другой правитель тотчас бы поплатился головой. Но этот князь был по-настоящему люб народу русскому; его богатырская удаль, любовь к Отчизне, пламенность и широта его души делали его как бы воплощением народного духа, родным и близким каждому.
    Дело просвещения Руси равноапостольный князь начал решительно – с уничтожения идолов. "Болваны" лжебогов сбрасывали в реку, предварительно избивая, – конечно, не потому, что идолы могли испытать боль, но чтобы показать полное их ничтожество. Некоторые упорные язычники при этом плакали, но большинство народа с увлечением колотили низверженных кумиров: воины – палицами, простолюдины – дрекольем. Многим русичам давно опротивели эти "болваны", лакомые до жертв и человеческой крови. Некий сельчанин, отпихивая ногой от берега истукан Перуна, приговаривал: "Досыта ты, Перунище, ел и пил, теперь поди прочь".
    Подобно тому как преобразился после крещения князь Владимир, переродился и просвещенный святой верой русский народ. Вся жизнь Руси наполнилась красотой, светом, высшим смыслом. Там, где стояли мрачные идолища, воздвиглись величественные храмы. Там, где разносилась грубая брань, зазвучала гармония церковных распевов. Древнерусское зодчество и иконопись поныне восхищают весь мир. Русская речь поднялась до изъяснения чудес и тайн Всевышнего. Православная Русь научилась сочувствовать чужим страданиям, привечать странников и творить щедрую милостыню, много веков эта щедрость и открытость русской души удивляли иноземцев. Благотворное влияние Христова учения Любви пронизало русский семейный быт – не буйство и похоть, а святость семьи как домашней Церкви стала определять отношения благочестивых супругов. Умилительна картина жизни старорусских семей, когда родители и дети, старые и малые, после дневных трудов собирались под домашними божницами, чтобы послушать слово Божие или сказания о житиях святых – еще в прошлом веке это было любимым чтением простого русского народа. Русские люди (все, а не только сельчане) называли себя "христьянами" (христианами) или "крестьянами" (почитателями Креста Господня), и не было в нашем языке упрека горше, чем "креста на тебе нет", слова более уничтожительного, чем "нехристь".

    Некогда Отечество наше именовалось Святой Русью. Конечно, это не значит, что каждый русский человек тех времен был праведен, – нет, в истории нашей много позорных пятен: пагубное неистовство страстей, злую игру властолюбий и честолюбий, жестокость и преступность знало и тогдашнее общество. И все же духовный взор народа был устремлен в Горняя. На Руси чтили не ловких проходимцев и жадных богачей, а смиренных иноков, служителей Божиих, идеалом народа была и оставалась святость. Даже в глубочайшем падении русский человек сознавал мерзость своих грехов (вспомним, как Иоанн Грозный часами рыдал перед иконами). В старину на Руси никогда не водилось того бесстыдства и безнравственности, которыми отличаются западные "прагматики". Способность к искреннему, горячему покаянию перед Господом Милующим не раз помогала России возрождаться буквально из пепла.
    Нашему Отечеству было уготовано немало тягчайших испытаний, внешних и внутренних опасностей, смут и войн. То, что русский народ среди всех бедствий не только сохранил единство, но и обрел величие, можно объяснить только чудом Милости Божией, даруемой православной державе. Один из немногих прозорливцев минувшего века, пытавшийся защитить Отечество от смертоносной чумы безбожия и объявленный потому реакционером, К.П. Победоносцев, говорил: Явилась сила Божия в Церкви Православной, в которую вошел язык наш под водительством святого благоверного Великого князя Владимира. Что бы с нами сталось без этой Церкви, страшно и подумать! Она одна помогла нам остаться русскими людьми. Увы! ныне мы воочию видим, в какое ничтожество и дикость впадает расцерковленный народ, бывший некогда великим и славным.
    Такого изобилия и многообразия демонских соблазнов еще никогда не бывало в России, и никогда еще русский народ не был так близок к гибели. И ныне, как при всех былых бедствиях русской истории, единственной надеждой нашей остается Святое Православие, завещанное нам апостолом нашей Отчизны святым князем Владимиром. Спасти Россию может лишь такое же чудо Господне, которое явлено было в древности на Днепре, при всенародном обращении духовно прозревших язычников к Богу Истинному. Так обратимся же ко крестителю и наставнику Руси, святому равноапостольному князю Владимиру. Быть может, благодатным его предстательством и дарует вновь Всеблагой Господь прозрение падшему народу нашему.

    Владимир, архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский

    TopList