Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 22/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Собор собирает город
    СВЯТЫНИ ОТЕЧЕСТВА

    Собор собирает город

    Из истории канского Свято-Троицкого собора

    Арихиепископ Красноярский и Енисейский Антоний в Канске. 2001 г. Фото Николая КокухинаАрихиепископ Красноярский и Енисейский Антоний в Канске. 2001 г. Фото Николая Кокухина

    Официальной датой основания Канского острога считается 18 октября 1636 года. Место для него выбрал красноярский атаман Милослав Кольцов как стратегически важное на восточных рубежах Российского государства. Но создание Канского прихода датируется 1628 годом, когда в августе из острога у Красного Яра на Енисее отправились служилые люди во главе с атаманом Ермаком Остафьевым на берега Кана. Дойдя к глубокой осени до Большого порога, основали зимовье. Зимовье (ныне здесь стоит село Комарово) простояло недолго, спустя восемь лет было выбрано место "в коттовской земле, в Кану пониже Брацкого перевозу". Исследователи, детально изучив старые чертежи и карты, пришли к выводу, что острог "у Брацкого перевозу" располагался на правом берегу Кана. Это в районе сегодняшнего хлопчатобумажного комбината. И только в 1720–1730 годах он, в связи с прокладкой Московско-Сибирского тракта, был перенесен на левый берег, где сегодня находится исторический центр города.
    Свято-Троицкий собор Канска (в первом освящении Спасский) начинался 21 сентября 1797 года. Начался с грамоты архиепископа Тобольского и Сибирского Варлаама 1 (Петрова), причисленного к лику святых, красноярскому протоиерею Алексею Алексееву. В грамоте говорилось о том, что прихожане Канска обратились к нему с желанием построить вместо деревянной Спасской церкви каменную с приделом Покрова Пресвятой Богородицы, для создания которой уже заготовили камень и тес.
    Архиепископ Варлаам благословил протоиерея А.Алексеева курировать, выражаясь современным языком, строительство. Собственноручно протоиерей на обороте грамоты написал, что "в Канском остроге церковь каменная с приделом соборне заложена в 1800 года мая 18 дня".
    Главным вдохновителем и организатором строительства нового храма стал священник первой Спасской церкви Михаил Евтюгин. Каким был этот человек, откуда прибыл в Канск, достоверных сведений нет. Одно можно сказать твердо, что был боголюбив и талантлив, иначе бы при тех мощностях и технических возможностях не смог бы построить собор в такой короткий срок – в четыре года. 28 июля 1804 года отец Михаил уже известил Красноярское Духовное правление, что "церковь в совершенное строением окончание приведена, из коих придел и всеми потребностями, принадлежащими к священнослужению, снабжен и к освящению состоит в готовности".
    Единственной неприятностью было то, что из-за недостатка средств на соборе не возвели колокольню. Средства на нее были выделены правлением только после письма отца Михаила в Духовное правление.

    Из скупых строчек отчетов можно понять, что рядом с отцом Михаилом Евтюгиным был крестьянин Поликарп Бурмакин, "выбранный обществом из лучших людей Канского острога". Непосредственными же строителями стали енисейские мастера – цеховой Алексей Казаретин и мещанин Андрей Малетин. Как и все мастеровые, вероятно, были строители прагматиками, потому и вызвали у отца Михаила возмущение, по поводу чего он писал в Духовное правление: "...а перебрав довольное число денег, в осеннее время 1804 года отлучились в Енисейск и поныне не являются". И просил священник через суд вернуть мастеров на работу. Но в бесполезной переписке прошло благоприятное для стройки лето, хоть и подключалась к розыску пропавших мастеров Тобольская Духовная консистория.
    Документов о строительстве собора, к сожалению, осталось немного, но все имеющиеся бесценны для истории города и собора. Отец Михаил, лучший крестьянин Поликарп Бурмакин и все оставшиеся безымянными в истории наши земляки из XIX века понимали значение нового собора. По храму и город – гласит православная мудрость. Собор был первым каменным зданием Канска, тогда еще острога. Лишь в 1822 году при образовании Енисейской губернии острог получил статус окружного города и имел на эту дату 140 деревянных домов, в коих проживали 1100 жителей. Строго говоря, это было село, в котором население в основном занималось хлебопашеством и немногие торговлей.

    Спустя сто лет, в 1912 году, енисейский губернатор Бологовский дал уничижительную характеристику собору: "По моему мнению, канский собор не представляет собой ничего замечательного по зодчеству или историческим воспоминаниям, но требует безотлагательного ремонта, ибо иначе как бы не развалился, и тогда его придется строить вновь". Изысканного вкуса губернатор был суров и, наверное, прав, что в зодчестве канского собора особых изысков нет. Собор действительно скромен и проигрывает в сравнении даже с енисейскими и красноярскими, не говоря о храмах Центральной России. Но надо помнить, что строили его на скромные средства жители крестьянского острога. Не могли они заказать дорогого архитектора и дорогих строителей. Собственно, и проекта не было у первых строителей, видимо, пользовались древними методами, очертив в воздухе шестом будущий купол.
    Правда, мнения специалистов более утешительны, они считают, что архитектуре Спасского собора присущи черты енисейской школы барокко XVIII века, дополненные элементами классицизма в процессе перестроек 1840-х и 1910-х годов.
    Но вот в плане историческом губернатор оказался не прав, для Канска собор стал сердцем и всегда собирал вокруг себя город. Открытие золотоносных месторождений в канской и ангарской тайге привлекло сюда предприимчивых людей, появилось значительное число купцов. И многие из них считали долгом пожертвовать на собор. Например, в 1875 году купец Г.П. Гадалов пожертвовал колокол весом 335 пудов.
    Существуют документы, которые доказывают, что его сын И.Г. Гадалов обещал деньги на расширение собора. Выполнение обещания Гадаловых, считают историки, и послужило основным поводом к перестройке 1912–1913 годов.
    В 1891 году, 28–29 июня, во время путешествия из Владивостока в Петербург, Канск посетил Его императорское высочество государь наследник цесаревич Николай Александрович. Старожилы утверждают, что Николай Александрович побывал в Спасском соборе. Государя наследника встречали всем городом, а до храма были разостланы ковровые дорожки.

    Канский Свято-Троицкий соборКанский Свято-Троицкий собор

    В 1910 году со всей остротой встал вопрос о ремонте и расширении Спасского собора. Проект, после неудачных попыток, поручили 20 июня 1912 года гражданскому инженеру, губернскому архитектору В.А. Соколовскому. Ему же было поручено руководить и стройкой.
    Долгие годы историки считали проект В.А. Соколовского утраченным, но совсем недавно, летом 1996 года, чудесным образом он был обретен и сегодня находится в архиве собора. Очевидцы рассказывали, что проект по рукам дошел до Владивостока с Белой гвардией, а затем вернулся в Канск.
    Перестраивался собор на народные деньги. 5000 рублей внесли преемники умершего М.С. Лобанова, 5000 рублей передала вдова М.Г. Гадалова, около 4000 рублей взято из средств собора. Недостающие 6000 рублей до сметной суммы поступили от прихожан.
    Чуть больше года потребовалось городу для перестройки собора. В октябре 1913 года работы были завершены. Это можно расценивать как рекорд, потому что работа была проведена огромная, южный придел фактически был построен заново, и собор обрел наконец внешний облик классического греко-российского храма.
    В книге "Краткое описание приходов Енисейской епархии" говорится о храмах города Канска на период начала века. Кроме Спасского собора была кладбищенская церковь в честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость", построенная в 1894 году на средства купца второй гильдии А.М. Шарапова, и тюремная – во имя Святых апостолов Петра и Павла. Кроме церквей – две часовни, одна в двух верстах от города по Московскому тракту, построенная в 1821 году на средства мещанина Бурмакина (возможно, того самого Поликарпа, сподвижника священника отца Михаила Евтюгина) в честь Святых Константина и Елены; и в восьми верстах от города по дороге в село Бражное построенная доброхотными жертвователями в 1899 году в честь Великомученицы Параскевы. В близком к городу селе Канско-Перевозинском на правом берегу Кана в 1899 году была построена каменная церковь с одним престолом во имя Святой Живоначальной Троицы. В начале 1930-х годов все храмы и часовни, кроме Спасского собора, были закрыты и позже разрушены.
    Спасский собор, как сердце города, закрыть сразу новые власти не решались. И лишь спустя семь лет после массового разрушения храмов было принято решение о его закрытии. В архиве краеведческого музея сохранилось заявление (с пятью неразборчивыми подписями карандашом!), в котором от лица православной общины авторы отказываются от собора, ссылаясь на отсутствие средств на его содержание. Но этого следовало ожидать, потому что за семь лет до этих событий уже были сняты колокола весом почти одиннадцать тонн и сданы в ОКРФО. По свидетельствам очевидцев, колокольный звон слышался на двадцать верст. Для храма был оставлен один двухпудовый колокол. Духовенство собора разделило участь духовного сословия России, частью было выслано, частью расстреляно. Иконы и книги храма сожжены на базарной площади.
    Но и судьбы разорявших православные храмы тоже трагичны.

    В Канске долгое время из уст в уста рассказывали историю о том, как во время сбрасывания колоколов здоровенный детина-кузнец, насмехаясь над храмом, с удалью поднялся на колокольню. Собравшийся народ Божий, упав на землю, молил Господа о помиловании за грех – разрушение храма. Колокола со стоном падали на землю. Когда все были сброшены, кузнец-богоборец потерял дар речи, онемел.
    Тяжелейшее время выбора и раскола пережило русское общество в те годы. Были и такие, кто отрекся от веры и самовольно лишил себя сана священника. Удивительное дело, имена погибших за веру сегодня известны не все, а имена отступников сохранились в истории. Впрочем, это объяснимо: в тюрьмы забирали тайно, по ночам, а отречение проходило на площадях при стечении множества народа. Был отступник и в канском Спасском соборе – Н.М. Мешалкин. Правда, спастись окончательно ему не удалось, в 1938 году он уже работал учителем, но был взят под стражу и 10 лет провел в лагерях. Вернулся надорванным физически и морально и вскоре скончался.
    Доподлинно известно, что до закрытия собора здесь с начала 1930-х годов располагалась обновленческая кафедра во главе с лжеепископом Николаем. После закрытия в соборе располагались аэроклуб, дом пионеров, некоторое время содержались лошади. В эти же годы собор был обезображен, разрушена верхняя (воздушная) часть – колокольня и купола, осквернен соборный погост. Несколько мягче обошлись с землей собора, которой по документам числилось 2 десятины: на ней заложили парк.
    В годы Великой Отечественной войны отношение к Православной Церкви у власти несколько изменились, народное горе заставило правительство часть священников возвратить из действующей армии и тюрем, были открыты многие храмы. Благословение на возобновление приходской жизни собора было получено от правящего архиерея, подвижника благочестия митрополита Новосибирского Варфоломея (Городцова).
    Спасский собор открыли в 1946 году, и первое богослужение состоялось в день Святой Пасхи. Службу вел митрофорный протоиерей Черниговской епархии отец Иоанн Богдановский, передвигаясь на костылях из-за тяжелой болезни ног.
    Измученный войной народ хлынул в собор, черпая здесь духовные силы. Но в 1959 году началась подготовка к повторному закрытию. Горисполком принял решение о перенесении храма в другое помещение. Руководила горисполкомом в то время А.И. Гусева, а прикрытием решения были традиционные "многочисленные просьбы трудящихся и общественности".

    Владыка Антоний в часовне Апостола Андрея Первозванного. Канск. 2001. Фото Николая КокухинаВладыка Антоний в часовне Апостола Андрея Первозванного. Канск. 2001. Фото Николая Кокухина

    Верующие в те годы обращались с письмом к Н.С. Хрущеву, которое начиналось словами: "Если ты хочешь увидеть у себя 9 января, ты увидишь его в Канске". Н.С. Хрущев дал указание Красноярскому крайисполкому не трогать храм. Но канские власти выждали время и нашли мотивировку – "реконструкция города", которая давала право на закрытие.
    В архиве собора есть строки из писем настоятеля собора того периода отца Игоря Сойко, отсидевшего в сталинских лагерях десять лет (выписку сделал Б.Глотов, с припиской "для истории"): "Принял я приход 1.Х1.1959 г. Ходили слухи, что якобы власти ходатайствуют о закрытии храма... Крайисполком ответил, что никто не намеревается закрывать наш храм... А тем временем акция по закрытию... продолжалась. Канским воинствующим безбожникам не терпелось. А единственным поводом беспрепятственного закрытия храма была "реконструкция города". Таким образом на планировке подводили метро под храм – и храм сносили. Самый верный и испытанный метод. Горисполком г. Канска сослался на реконструкцию города и потребовал закрытия храма... Было составлено прошение на имя патриарха Алексия I. Но мы знаем, что большинство этих прошений в руки патриарха не попадали. Я полетел в Москву... Результат такой – храм нужно переносить или в другое помещение, или в новопостроенный. Они решили предоставить нам в мелькомбинате закрытую, развалившуюся школу... Мы остановились на постройке молитвенного дома... искали места".
    Решением № 556 от 27 октября 1964 года собор передан на баланс драмтеатра. В этот же год власти сделали все возможное, чтобы стереть память у людей о соборе: с восточной стороны начато строительство пристройки, была снесена ограда храма, окончательно разорен погост. По окончании строительства территория вокруг собора была отсыпана на высоту более полуметра, что впоследствии привело к нарушению гидроизоляции фундамента и создало предпосылки разрушения.
    Театр располагался в соборе недолго – и театральной труппе, и зрителям было здесь неудобно. Рассказывают, как однажды во время спектакля обвалился свод стены с наспех, небрежно выложенными на него изразцами, закрывавшими соборную роспись. Господь помиловал лицедеев, сохранив им жизнь, давая время на покаяние. Кроме того, ночные сторожа отказывались дежурить: по ночам из южного придела доносился тихий женский плач, перемежавшийся вздохами. Верующие утверждали – то плакала Богородица.

    Божественная литургия в канском Свято-Троицком соборе. Фото Валентины МоревойБожественная литургия в канском Свято-Троицком соборе. Фото Валентины Моревой

    Такие энергичные усилия власти предприняли для того, чтобы православная община в городе прекратила свою молитву, но просчитались, не учли трехсотлетней истории православных на этой земле и характера настоятеля отца Игоря. Как в 1804 году отец Михаил Евтюгин построил Спасский собор, так в 1964-м отец Игорь Сойко построил новый храм у Канско-Перевозинского кладбища за 100 дней. Из письма отца Игоря: "Работали круглосуточно... Власти были уверены, что мы не сможем построить, так как у нас денег нет. Они добивались, чтобы готовые отчеты закрывать с нулевым остатком. Все излишки перечисляли в Фонд мира. Но мы 30 000 перечислили в епархию (Новосибирскую) с тем договором, что все деньги нам вернут, если начнется строительство храма. (Далее отец Игорь описывает мытарства по возврату денег, которые удалось вернуть. – Авт.) Бригада строителей строила храм, мы же, "добровольцы", строили (перечень подсобных помещений. – Авт.). "Добровольцев", если я попрошу, бывало до 100 человек. Зинаида Васильевана Боева работала ежедневно все 100 дней стройки. Были сотни эпизодов, сопутствующих стройке и переносу храма. Многие священники из других епархий приезжали посмотреть на "десятое чудо света". В стране в год по полторы тысячи храмов закрывали – в Канске строили!!!
    Целая эпопея с устройством куполочка. Власти не могли мне простить этой "пощечины". Потребовали моего перевода".
    Судьба отца Игоря оказалась драматичной, потом в письмах прихожанам Канска он описал свои мытарства по епархиям и закрывавшимся храмам. Но за все благодарит Бога. И Господь дает ему силы. Ныне отец Игорь еще служит в храме города Жуково Калужской области.
    Вместо молитвенного дома в Кан-Перевозе, невдалеке от разрушенной в 1930 году Троицкой церкви, поднялся Спасский храм с куполочком. Молитва в городе не прервалась и в дни строительства.
    Двадцать восемь лет собор использовался не по назначению. После драмтеатра в собор перевели краеведческий музей. И хоть здание собора имело статус памятника архитектуры краевого значения, должного ухода за ним не было, к 1990 году стало очевидно, что требуется укрепление фундамента, частичная замена кирпичной кладки, полная замена кровли и полов. Таких средств город выделить не мог. Время от времени в газетах после 1985 года, когда подоспело время гласности, появлялись публикации о бедственном состоянии здания собора. Но захваченные лихорадкой перемен, местные власти на собор не обращали внимания. Город бился в истериках митингов и забастовок.

    В декабре 1990 года Канск впервые посетил архиепископ (тогда еще епископ) Красноярский и Енисейский Антоний. Владыка знал о состоянии собора, в первую очередь посетил его и благословил настоятеля Спасской церкви отца Геннадия Лазана ходатайствовать о возвращении собора Русской Православной Церкви. В тот же день владыка Антоний дал большую пресс-конференцию, в ходе которой обозначил позицию Красноярско-Енисейской епархии и свою собственную по восстановлению православных храмов. Тогда было самое начало – в епархии действовало восемь храмов и предстояла огромная работа. Но убежденность владыки, его вера уже тогда заставили многих прогнать сомнения.
    В течение 1991 года велась настойчивая работа по возвращению храма. В архиве собора большая папка документов с надписью "Возвращение собора". Новейшая история запечатлена в подробностях. Надо отдать должное представителям первой волны демократов в Канске – они способствовали передаче собора. Однако при этом не позаботились о том, чтобы в удобное и приличное здание перевести краеведческий музей. Маленький коллектив музея не согласился на вариант, когда все фонды разбрасывали по неприспособленным помещениям в разных концах города, и в знак протеста не отдали ключей от собора. Замок пришлось сбивать в присутствии властей, что вызвало нездоровый резонанс в городе. Только через десять лет здание под музей было отремонтировано (бывший кинотеатр "Кайтым" в центре города напротив собора).
    В феврале 1992 года решением главы администрации города собор был возвращен верующим. Целый месяц священнослужители и прихожане готовили храм к первому после такого длительного перерыва богослужению. Был установлен остов нового иконостаса, заменена полностью штукатурка в алтаре и части придела, установлен на мраморном основании престол, из Спасского храма перевезены несколько икон, а часть была написана вновь местным живописцем. Город с удивлением и некоторой робостью глядел на то, как работали в соборе, с каким вдохновением и радостью. Православная община показала буквально образцы бескорыстного труда. Очень символично, что первая служба прошла в праздник Торжества Православия. На открытие прибыл владыка Антоний. Состоялось "наречение" собора в честь Святой Живоначальной Троицы.
    Всенощное бдение прошло с высоким духовным подъемом. Владыка высоко оценил труды прихожан. А люди не скрывали слез радости. В воскресенье преосвященнейший совершил литургию, в храме были некоторые работники аппарата администрации во главе с В.Р. Петриным. В проповеди владыка Антоний призвал прихожан хранить Православие и дорожить им, поскольку это единственная сила, объединяющая народ. "Никакие новые вероучения, – говорил Владыка, – не являются по сути своей новыми. Они уже осуждены святыми Вселенскими Соборами, на которых выработаны догматы, призванные оградить Церковь Христову от ересей, лжеучений и расколов". Владыка говорил и о трудностях, которые пережила Русская Православная Церковь в советский период своего бытия: "Ничто не сломило ее. Двери храмов и в самые суровые годы гонений оставались открытыми для всех. Святые таинства не прекращались, служения спасению людей продолжаются. Церковь наша – святая, она – страдалица, она – мученица, она – Невеста Христова, которой восхищается весь зарубежный мир".

    После богослужения владыка обратился со словами приветствия к главе администрации В.Р. Петрину, отметив, что время, в которое он принял на себя тяжелый крест главы города, чрезвычайно трудное, и пожелал помощи Божией в его служении городу и людям.
    Говорил ответное слово и глава города и пообещал оказывать помощь в восстановлении собора, внес из зарплаты 1000 рублей и призвал к пожертвованиям всех присутствующих.
    Большого потока пожертвований это не вызвало, и в последующие пять лет, вплоть до 1997 года, собор оставался наедине со своими проблемами. Лишь в 1997 году настоятелем собора отцом Геннадием и председателем Попечительского совета собора Л.Е. Петуховым было принято решение о строительстве колокольни, освящение закладки которой состоялось 11 сентября. Однако начавшееся строительство вскоре остановилось на три года. Новейшая история тоже полна драматизма, и люди не всегда верны слову, данному даже при иконах. Впрочем, не нам судить их, Господь воздаст каждому.
    Четыре года назад, в августе 1998 года, благочинным церквей Канского округа и настоятелем Свято-Троицкого собора был назначен иерей Вячеслав Бачин. В нелегкий период пришлось начинать служение в Канске отцу Вячеславу. Но с первых дней служения он сумел сплотить прихожан, наладил связи с общественностью города и района, стал собирать и изучать историю собора и церквей Канского округа. И хотя к тому времени сменившиеся власти в городе уже мало поддерживали собор, настоятель смог начать реконструкцию храма. Помнится зима 1998 года, когда собор отапливался "буржуйками", потому что прежняя теплотрасса за 35 лет эксплуатации в грунтовых водах города просто сгнила. В течение зимы была смонтирована автономная система теплообеспечения.
    Однако всему свое время. 2000 год – особенный в истории Свято-Троицкого собора. В марте состоялись выборы градоначальника города, на которых горожане в большинстве отдали свои голоса за С.Н. Гурова, человека, уважительно относящегося к Церкви. Он крещеный, был у Гроба Господня.
    Очень символично, что в должность глава города вступил 7 апреля, в праздник Благовещения. Настоятель собора отец Вячеслав на торжественном вечере зачитал поздравление и благословление на труды молодому градоначальнику архиепископа Красноярского и Енисейского Антония.

    У храмовой иконы. Канский Свято-Троицкий собор. Фото Валентины МоревойУ храмовой иконы. Канский Свято-Троицкий собор. Фото Валентины Моревой

    Новый градоначальник с командой управленцев с первых дней внимательно взглянули и на проблемы Свято-Троицкого собора. Настоятель и градоначальник обратились к губернатору Красноярского края А.И. Лебедю с просьбой возглавить попечительский совет Канского собора, одного из старейших и самых пострадавших в крае. Губернатор с христианским смирением принял это предложение. С помощью губернатора и градоначальника в апреле продолжились внутренняя реконструкция собора и строительство колокольни. Внутри собора были вскрыты полы и из-под них убран строительный мусор постройки 1964 года, начата выкладка полов мраморными плитами. Прибывшие специалисты начали сооружение иконостаса в северном приделе.
    15 июня 2000 года войдет в новейшую историю города знаменательной датой. В этот день впервые за последние семьдесят лет над городом зазвонили колокола. Событие это готовилось тихо, как и все в Православии. Одновременно со строительством колокольни начали собирать колокола. Шесть больших пожертвовал собору Л.Е. Петухов, по его заказу их отлили в Воронеже. Самый крупный, италийского литья, пожертвовал градоначальник С.Н. Гуров. Остальные собирали по всей стране. Колоколами, как в трудные годы хлебом, с Канском поделилась вся Россия.
    В полдень после молебна состоялось поднятие колоколов. Снимки и видеопленка сохранили для истории этот момент.
    А в 14 часов зазвучал первый благовест. Люди, пешие и в автомобилях, останавливались от неожиданности и поднимали глаза к колокольне. И хотя нынешний вес поднятых колоколов чуть более тонны, голос собора слышен теперь на весь город. Трудно сказать, о чем думали горожане, слушая благовест. Но хочется верить, что, пройдя через такие испытания, наш народ уже не позволит рушить свои святыни. Сегодня в Отечестве начинает формироваться понимание, что без возрождения Православия невозможно возрождение страны. И в Канске с восстановлением собора связывают перемены на лучшее.
    В достаточно короткий срок был снят полуметровый слой грунта, освобожден фундамент собора, убраны высокие и затемняющие собор старые тополя. В ходе этой работы с восточной стороны храма было обретено несколько надгробных плит с соборного погоста и основание иордана. Надпись на одной из плит сохранена полностью:"Под сим камнем погребено тело протоиерея Михаила Григорьева Коновалова. Служил при Канском соборе 38 лет, священнослужение его было 45 лет. Скончался 13 декабря 1898 г. от роду 70 лет. Мир праху твоему".
    Так реконструкция помогает не только восстановить исторический облик собора, но и собирает историю. И горожане вновь начинают чувствовать себя православными. При соборе работает воскресная школа, издается газета "Троицкий листок", священнослужители стараются успеть везде, куда их приглашают: в учебные учреждения и на предприятия, в Дома культуры и воинские подразделения, исправительные учреждения и больницы, где люди нуждаются в слове Божием. Торжеству Православия в Канске способствует постоянное внимание к собору архиепископа Красноярского и Енисейского Антония. Владыка не раз побывал на канской земле, совершал богослужения, читал проповеди, встречался с общественностью и журналистами, благословил открытие кадетского корпуса, преподнес в дар собору величайшую святыню – ковчежец с частицей святых мощей архиепископа Луки, исповедника Красноярского.

    Http://aleshin.chat.ru

    Публикация статьи произведена при поддержке юридической компании «Право и Суд», оказывающей среди прочих так же и услуги по возврату долгов. Специалисты компании сопровождают дела по взысканию долгов на всех стадиях. На претенциозной стадии собирается максимум информации о доходах и имуществе должника, далее отправляется ему предложение о добровольном погашении задолженности, потом – иск в суд о взыскании долгов, помощь в работе судебному приставу. Тщательно продуманный и отлаженный алгоритм позволяет снизить издержки взыскателя и увеличить эффективность возврата долга.

    TopList