Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 15/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • "Сделаемся соучастниками апостолов Христовых"
    УЧИМСЯ ПРАВОСЛАВИЮ

    "Сделаемся соучастниками
    апостолов Христовых"

    Тайная Вечеря и моление о Чаше

    Тайная Вечеря. Икона XV в. БелозерьеТайная Вечеря. Икона XV в. Белозерье

    Сегодня мы вспоминаем Тайную Вечерю Господа и моление о Чаше в Гефсимании.
    Вечеря поистине Тайная, заключающая невместимые для ума человеческого тайны. Жестоко есть слово сие (Ин. 6, 60), – говорили неверующие иудеи, слыша от Христа еще предварительное, окруженное образами Ветхого Завета слово о том, что на деле совершил Христос ныне. Однако еще с дней Ветхого Завета Божественная премудрость, о которой пророчески сказано, что она созда Себе дом, закла своя жертвенная, и раствори в чаше своей вино, и уготова свою трапезу, и рече: Приидите, ядите Мой хлеб и пийте вино, еже растворих вам, тогда же приглашала приникнуть умом к ее высокому проповеданию, уразуметь Ее тайные вещания. А потому не обленимся и мы размыслить о предреченных издревле делах Божией премудрости, в Сионской горнице ныне тайно совершаемых.
    Существо совершившегося там состоит в заключении Нового Завета Божия с людьми, запечатленного вместо письмен Кровию Христовою. Но прежде чем заключить самый Завет, Христос подготовляет к тому учеников Своих умовением им ног. Это не один из случайных уроков Господа, вызванных спором о том, кто должен выполнить условленное обычаем умовение ног – дело служения, казавшееся унизительным (Лк. 22, 24.27). В умовении Господом ног учеников скрыт возвышенный и глубокий смысл, обращающий мысли к самому праотцу Адаму, по путям которого пошло и все происшедшее от него человечество. Омываются ноги учеников для того, чтобы очистить пути жизни, по которым пошел Адам со всем родом своим. Путь же, требующий очищения, есть путь преслушания, движения к запрещенному древу. Бог хотел исправить отступление праотца от путей жизни с самого начала (Быт. 3, 8), напоминая Адаму о путях жизни Божественной. Но праотец не внял, не поспешил возвратиться на эти пути очистительным раскаянием. Что произошло далее, известно: ...всякая плоть извратила путь свой на земле (Быт. 6, 12). И погребено было водами потопа все живущее на земле, кроме праведного Ноя с родом его, предназначенного стать родоначальником нового человечества.
    Чтобы исправить и очистить пути человека, Бог призвал Авраама, дав ему обетование о Христе, Который родится от потомков его и сделается Путем, и Истиною, и Жизнью (Ин. 14, 6) для всего человечества. Но если водимые надеждою на исполнение обетований праотцы Авраам, Исаак, Иаков и иные ходили путями Господними, то весь род их не мог быть послушным Богу ради одних обетований об отдаленном будущем.

    И вот Бог вступает в завет при Синае с народом еврейским. Поскольку в народе этом было много жестокосердия, жестоковыйности и не было способности к сыновнему послушанию, движимому одной любовью к Отцу своему (Втор. 32, 5–6), то заключение завета при Синае было окружено страшным знамением: землетрясением, громом, молнией, трубным звуком, мрачным облаком, бурею. Народ действительно пришел в страх и обещал быть во всем послушным Богу (Исх. 19, 18–20; 20, 7).
    Кровию жертв был запечатлен этот завет: ею окропили и народ, и книгу Завета, и скинию, и все сосуды богослужебные (Исх. 24, 8; Евр. 9, 19–22). Однако кровь животных не могла очистить совесть, не могли и многочисленные омовения тела смыть пятна непослушания с сердца, ходившего путями собственных похотей (Евр. 9, 13–14; 10, 1–4). Закон сам по себе не мог исправить и очистить пути жизни, давал возможность приближаться к Богу путями праведности лишь внешней, сердца же людей, увлекаемые вслед своих похотей, оставались неочищенными, далекими от Бога. Люди, исполняя закон, не взирали на самый "конец" его, для них оставшийся сокровенным (Флп. 10, 4; 2 Кор. 3, 13–16).
    Все, чего не мог исполнить закон, исправил Христос, бывший концом закона. Он, желая ввести людей в Новый Завет с Богом, прежде всего умывает ноги ученикам, чтобы отмыть нечистоту прежних путей жизни, искривленных преслушанием (Ин. 13, 10). Так как главным искушением Адама было гордое помышление: Будете, как боги, то Господь Иисус Христос прежде всего являет образ совершенного смирения. Тот, в руке Которого дыхание всех сущих, приклоняется к ногам Своего создания, чтобы омыть их. Неодержимую держащая и превыспренную на воздухе воду, бездны обуздающая и моря востязующая Божия премудрость воду во умывальницу вливает, ноги же омывает рабов Владыка. Тот, кто не почитал хищением быть равным Богу (Флп. 2, 6), будучи Богом по естеству, принимает образ Раба, служащего тем, кто Ему подвластен. Это ли не омовение вместе с ногами и Самих сердец человеческих, ибо какое сердце не умилится при виде столь смиряющегося Владыки всяческих, не изведет из себя потоков слезных, омывающих нечистоту самого сердца?..
    Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам. Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу (Ин. 13, 14–15), не уклоняться от смирения и любви к ближнему, хотя бы и кажущегося самым унизительным. Кто смирится не перед величайшим лишь Богом, но и перед ближним, кажущимся иногда презренным, ничтожным, тот не сломит ли в себе рог всякой гордости, не отнимет ли через то у себя главное препятствие к хождению путями Божественными? Так исправил Христос умовением ног преслушание Адама, сделавшее все пути жизни его нечистыми.

    Но этого было мало. Это было только начало. Человек как существо падшее может сознавать, как благотворно хождение путями Божественными, и продолжать все-таки ходить путями своими, путями преслушания. Ветхий Завет, показывая человеку пути Божественные, не давал силы идти ими, он только подготавливал к такому хождению в Новом Завете. Что мешало человеку ходить путями Божественными? Себялюбие. Оно делало человека жестокосердным, жестоковыйным, непослушным от чрева матери. Страх наказаний за ослушание, угрозы смертью нарушителям закона могли отчасти удержать от преслушания, но не пресечь его в корне. Себялюбие всегда будет искать способ обойти закон, исполнить его лишь по букве, кажущимся образом, оставив в стороне само существо закона.
    Себялюбие "ветхого человека" препятствовало какому-либо существенному обновлению путей жизни, обновлению самого сердца, источника жизни, откуда все пути жизни исходят. На глазах грозного Владыки – как бы послушание. Вдали от Его взора – хождение путями своего себялюбивого сердца. И хотя от Всеведущего Бога нельзя скрыться, себялюбец в ослеплении заботится о том лишь, чтобы скрыть свои дела от взоров людских, забывая о Всеведущем Боге. Так было с подзаконным Израилем. Он приносил жертвы, а сердце свое себялюбие мешало ему отдать Богу, хотя Бог искал более всего сердца человека, послушания более, чем всесожжений и жертв (Притч. 23, 26; 1 Цар. 15, 22).
    Чтобы исправить это искривление путей жизни, происшедшее от себялюбия, Христос отдает Себя Самого в жертву, вместо крови жертвенных животных проливает Свою Кровь, отсекая в корне в лице Своем себялюбие человечества, с которым Он соединился. Отвергая запрещенную снедь страстей, к которой влечет людей себялюбие, Он отдает в снедь Себя Самого. Желание быть, как боги, толкнувшее к вкушению запрещенной снеди, врачует, давая истинное обожение через восприятие Тела и Крови Его Божественных. Он вводит людей в лице апостолов в Новый Завет с Богом, запечатленный Его Кровию. Что может быть прочнее этого Завета? Ведь запечатление Завета Своею Кровию есть дело совершенной любви, жертвующей собою, и только подобною жертвою может быть подсечено в самом корне себялюбие, разрушающее Завет.
    Одна любовь способна жертвовать собою. Она подлинно крепка, как смерть (Песнь Песней 8, 6), и разорвать ее узы не может никакая сила в мире (Флп. 8, 35–39). Своею Кровию пишет Христос письмена Нового Завета, живые письмена любви, не на скрижалях каменных, а на скрижалях сердца, где самый источник любви и самой жизни, потому и обновление жизни во Христе бывает не мнимое, внешнее, а действительное, существенное (2 Кор. 3, 3; 16–17). Только эти живые письмена любви неизгладимы вовеки, тогда как все прочие письмена со временем стираются, изглаживаются, забываются или же мертвеют. Если под влиянием страха человек способен оказать внешнее послушание на время, то любовь не требует внешних понуждений. Она сама побуждает человека быть верным навеки, и союз одной любви вечен, не разрушим самой смертью. Вот какой Новый Завет заключил с людьми Христос в Своей Крови! Вот скольких великих тайн исполнена была Тайная Вечеря.

    Но если любимому легко и сладостно принимать дар любви, то как тяжело бывает иногда самому любящему. Легко внешней силой сокрушить камень, а сокрушить любовью окамененное сердце человеческое несравненно труднее. Для этого сокрушения требуются постоянно от любви глубочайшие внутренние страдания и преестественная молитва. Любовь должна страдать потому, что сам себялюбец не хочет страдать ради слияния своего сердца и отсечения от него пагубного себялюбия. Молитва преестественная нужна потому, что себялюбцу, желающему освободиться от себялюбия, нужно победить себя, стать как бы выше своего существа. Все это и видим мы в Господе, до конца возлюбившем Своих сущих в мире (Ин. 13, 1).

    После Тайной Вечери душа Его скорбит смертельно (Мф. 26, 38). Молится Он до кровавого пота. Это величайшее преестественное напряжение духа, движимого любовию к человечеству непослушному, ожесточенному сердцем. Лишь скорбями и молитвами любящего сокрушится окаменевшее сердце. Не Бог неумолим, а неумолим человек непослушный, не идущий ни на какие призывы любви Божественной. Не Бог жесток, как бы не слышащий даже молений Сына Своего о чаше, но по причине крайнего жестокосердия и жестоковыйности человека не может Сына Человеческого миновать чаша страданий внешних. И вот, когда открылась для Христа, во время Гефсиманского моления, невозможность привести людей в послушание Богу одними внутренними страданиями и молитвами любви, эта любовь побуждает решиться Его добровольно и на страдания внешние: Вот, иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже... Жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовил Мне (Евр. 10, 5–7; Пс. 39, 7–9).
    Приникнем в тайны Божественной любви, открываемые Христом на этой Вечери, запечатлим в умах и сердцах своих слова и дела Христовы, от которых веет дыханием неизреченной любви. Не уйдем от трапезы Христовой голодными, насытимся дарами Его любви. Понесем заветы Его из храма в жизнь, сделаемся соучастниками апостолов Христовых, а не падшего предателя Иуды. И Христос исполнит нас, хранящих заветы Его, веселием Своим еще в дни жизни земной, введет в тем большую радость Свою в жизни вечной.

    1930 г.
    Священномученик архиепископ ФАДДЕЙ (Успенский)

    Спонсор публикации статьи: интернет проект «Кавказ Гостеприимный». Посетив сайт проекта по адресу http://interkavkaz.info, Вы найдете большое количество статей и публикаций, которые расскажут про отели, места отдыха, достопримечательности, памятники архитектуры, долины, водопады и горы Кавказа, и другие материалы, которые помогут составить свой туристический маршрут по этому живописному краю. Отдых в Кавказе, будь то активные туры или посещение санатория, поможет укрепить здоровье и подарит приятные воспоминании на долгие годы.

    TopList