Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 13/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Откуда этот чудный звон...
    ДУШЕПОЛЕЗНОЕ ЧТЕНИЕ

    Откуда этот чудный звон...

    Разные цветы растут на большом поле. Вот ромашки подставляют солнышку свои желтые пряные головки с белоснежными лепестками. Робкая красавица гвоздика розовеет рядом с нарядным, ярко-небесным васильком. Изумрудные травы, золотые и серебряные колоски. Красиво и тихо вокруг. Чуть только ветер зашевелил верхушки деревьев, шелест и шепот волной катятся по полю, и нежно, и призывно звенит колокольчик. Изящный сиреневый и бледно-голубой, неторопливо раскачиваясь, он говорит тем, кто умеет слушать:

    В давнее время в далекой стране
    Жил-был монах православный.
    Он был милосерден и всеми любим –
    Епископ Ноландский Павлин.

    Ревнивый и преданный Божий слуга,
    Службы церковной радетель,
    Средь многих трудов сирот слышал зов,
    Был первый для них благодетель.

    В те дни в храмы Божии христиан
    Сзывали при помощи била.
    Однообразный и скучный был звук,
    На вид грубовато, уныло.

    Вот как-то в погожий весенний денек
    Он в поле цветущее вышел.
    О чудо! Среди молитвенных слов
    Вдруг сладостный звон он услышал.

    А чудный тот звон нарастал, нарастал!
    Здесь славы Господней дыханье
    Почувствовал добрый усердный монах,
    В душе разлилось ликованье.

    Павлин огляделся: ветер бежал,
    Как резвый мальчишка, по полю.
    Из колокольчиков звон извлекал,
    Усиленный Божией волей.

    И понял тогда просвещенный монах,
    Что колокол благовествует.
    И будет отныне он в церкви звучать! –
    И сердце святого ликует.

    Проходят века. Колокола
    Есть в звоннице каждого храма.
    И добрый народ в церковь идет,
    Под благовест колоколов.

    Скрипнула половица, по лестнице старого крыльца вбежал мальчик. Темная кудрявая головка с черными блестящими глазами склонилась над постелью больного дедушки.
    – Дедушка, расскажи мне, как ты был звонарем, – выпалил запыхавшийся мальчик.
    – Ну, слушай, Сашок, – дедушка поднялся на подушках и ласково кивнул любимому внуку.
    Помедлив немного, размыслив над вопросом, он задумался, взглянул на иконы новые, поставленные невесткой в красный угол избы. Зажженная заботливой рукою невестки лампада освещала лики святых.
    – Был тогда я мальчишкой. Как ты, бегал, играл с ребятами, ну работал, конечно, помогал отцу. В воскресенье и праздники в церковь на службу ходил. Как-то по весне, на заутрене пасхальной, подошел ко мне наш звонарь и предложил подняться с ним на колокольню. Я запомнил, как птица взвилась ввысь, чуть не задев меня крыльями, когда я подошел к колоколам. Большой колокол старинного литья – благовест, и меньшие колокола ждали своего часа. Звонарь, сухонький, небольшого роста старик, с минуту помедлил, молясь, и, осенив себя крестным знамением, взялся звонить. Лицо его светилось радостью. Я тоже почувствовал радость. Вдруг звонарь подает мне веревку малого колокола и говорит, как качать. Не верилось, что я участвую в этом мощном слиянии звуков. С тех пор я помогал звонарю. А со временем должен был заменить его. Но тут произошли страшные перемены в нашей жизни. Многие тогда отвернулись от Бога. Церковь закрыли. Кресты и колокола сбросили на землю. Долго гудела потом земля. Священника убили. А меня забрали в Красную Армию. Всякое было в моей жизни. И горе, и радости. Но тот день, когда я впервые звонил в колокол, так и остался самым светлым, самым радостным в моей жизни.
    Старик замер, чувствуя, что малые силы его иссякли.
    – Теперь все меняется. Вот уже три года открыта церковь, и служит в ней батюшка, наш знакомый, и вот уж скоро привезут первый колокол для звонницы, – сказал Саша, укрывая дедушку теплым одеялом.

    – Быстро все не переменится. Ну храм восстановят с Божией помощью. Сердца человеческие труднее к Богу привести. А ты, Сашок, ходи почаще в храм. В него и деды, и прадеды наши ходили.
    Голос дедушки совсем ослаб. Саша торопится уходить.
    – Ты поправляйся скорей, деда, – просит Сашок. – Колокол привезут, а звонить никто не умеет. Ты бы нас научил.
    Тепло на душе у старика стало от слов внука. Вспомнился тот дивный утренний час, когда птица взвилась в небо с колокольни храма, и торжественный звон пасхальной заутрени.
    ...Прошло немного времени. Старик, до сей поры прикованный к постели, стал вставать и, хоть и потихоньку, но все же самостоятельно передвигался по дому. Сашок заходил часто. Помогал деду есть и приносил всякие безделицы. То сосульку красивую, то жука проснувшегося, то веточку с набухшими почками. Вечно торопился внук. А как-то сказал, задержавшись:
    – Скоро Пасха. Пора тебе, деда, выходить. К Светлому Воскресению звонить в колокола поучить нас!
    – Экий торопыга, – смеялся дед.
    – А что ты думаешь? Всей церковью о тебе молимся, чтобы быть тебе здоровому. Я рассказал нашему батюшке, отцу Сергию, как ты был звонарем. Он страшно обрадовался. Теперь преемственность у звонарей – большая редкость. Приходится по книгам учиться да по старым записям, а то и ехать далеко. А тут в нашем селе – бывший звонарь!.. Хочет отец Сергий познакомиться с тобой.
    – Пусть придет. А я ему расскажу о старом времени. Я еще помню прежнего священника, отца Николая. Добрый был старик. Как мы плакали, когда расстреляли его! А знаешь, Сашок, пойдем с тобой сегодня на службу в храм!
    – Дедушка, дойдешь ли?
    – Я, внучек, духом окреп, а силы найдутся, да и ты мне поможешь. Пойдем потихоньку, чтобы не опоздать.
    Скрипели радостно ступеньки крыльца. Каждую досточку чувствовали больные ноги старика. Слегка облокотившись на руку мальчика, старик ступил на землю впервые за последние годы. Тяжелая болезнь, сковавшая его, отступала.

    Земля оживала после холодной зимы. Чернела пашня. Нежно-зеленая воздушная дымка окутала лес. Старик поднял голову, остановился. Вместе с внуком перекрестились на новенькие кресты храма. Храм, как встрепенувшаяся белая птица, поднялся. И только разрушенная ограда напоминала о времени запустения.
    Вот идут дедушка с внуком по дороге вдоль поля...
    – Деда, – говорит Сашок, – я на этом поле прошлым летом тихонько в траве лежал как-то. И слышу звон. Сначала подумал: послышалось. Даже "Господи, помилуй" сказал. Все равно слышу: звенит и как будто поет тихонько кто-то. Поет нежно, сердечно о каком-то епископе Павлине. Будто в древности он завел обычай в храмах в колокола звонить. А как закончилась песня, понял я, что это цветок колокольчик звенит, песню спел он. Ты думаешь, это правда?
    – А верно, Сашок, про епископа Павлина нам в школе церковной отец Николай рассказывал. А что колокольчик тебе песню спел, я верю. Если бы тогда ты рассказал, прошлым летом, не поверил бы, а теперь верю. Какие чудеса со мною случились. Лежал я, старый больной человек, тосковал, смерти ждал, думал: никому не нужен, детям своим и то в тягость. О Боге не мыслил, в церковь идти не хотел, да и как пойдешь? А как начал тебе рассказывать про свое недолгое звонарство, что-то случилось во мне. Сначала трудно было. Ночи не спал. Все вспоминал свою жизнь. О многом пожалел, раскаялся, стал Бога просить, чтобы дал искупление моим грехам. А Господь, по молитвам Церкви, дал здоровье моим ногам. Видно, в том искупление мое, чтобы звонарские секреты тебе передать. А после помру спокойно. Слава Богу за все!
    И льется с тех пор над деревней, где Сашок с дедом живут, колокольный звон, нежный, переливчатый, умиротворяющий, а то и властный, призывный: "Проснитесь, души людские, для Бога!"

    А.Г. АЗБАРОВА
    Фото Бориса Чубатюка
    Рисунок Ксении Сафоновой

    TopList