Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 12/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Возрождение росийского общества
    ПАНОРАМА ПРАВОСЛАВНОЙ ЖИЗНИ

    Возрождение росийского общества

    Доклад председателя Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата архимандрита Иоанна (Экономцева) на Х Рождественских образовательных чтениях

    Десятилетие, по крайней мере для жизни отдельного человека, – срок немалый. Впору было бы подводить определенные итоги, трезво и вдумчиво оценить, что получилось, а что пока не вполне удалось.
    Церковь Божия. Каково ее место в современном мире? Мы к настоящему времени уже привыкли, порою даже не обращаем особого внимания, встречая на улице священнослужителя в облачении, глядя на сияющие золотом купола восстановленных из руин храмов, склоняясь у прилавков, полных православной литературы. Издаются газеты и журналы. Появились и православные детские сады, гимназии, высшие учебные заведения. Стали возможны и милосердие, благотворительная деятельность. Совсем недавно все это было строго-настрого запрещено, о подобном нельзя было и помыслить. У нас на глазах произошло и продолжает происходить настоящее чудо, являющее на себе знамение несомненной помощи Божией.
    Православная вера возрождается на Русской земле. Пусть начетчики от атеизма с подметными цифрами в руках продолжают утверждать, что с Церковью можно не считаться. Мы видим своими глазами то, что происходит вокруг. Все больше становится Божиих храмов, а количество людей в них ничуть не убавляется. И не только в Москве. Значительные сдвиги в сознании людей происходят и во многих других, даже самых отдаленных, регионах России. Свидетельство тому и наши Рождественские чтения, открывающиеся сегодня уже в десятый раз.
    Сила Моя в немощи совершается (2 Кор. 12, 9), говорит Господь. Немало приходит в храм тех, кто искалечен жизнью и не может больше обойтись без помощи Божией. Приходят и лучшие люди России – ученые, писатели, художники, врачи, хозяйственники и предприниматели, государственные мужи. Церковь состоит не только из священнослужителей. Слово Божие открыто всем людям и обращено к ним. Оно обладает действенной силой, пронизывающей все человеческое существо. Хотя людей на протяжении нескольких поколений пытались растить в безбожии, они тянутся к Богу, часто наощупь. Водительствуемая Святым Духом Церковь и ныне имеет дерзновение простирать свое попечение, свои молитвы и заботы, свой благодатный Покров не только над верными чадами, но и над своими заблудшими сыновьями и дочерьми – над всем народом Божиим.

    Не нужно забывать, что русский народ пришел в историческое бытие и ощутил себя народом именно как народ христианский. Он сложился и возрос вместе с верою, и вера с самых первых лет существования стала неотъемлемой частью его жизни. Люди могли порою отходить от веры отцов, но и тогда не в силах были полностью забыть о высоком, неотмирном идеале, который наполняет жизнь, открывает ее смысл, придает ей подлинную полноту, энергию и масштаб.
    Дивная красота Православия пленила не одно только сердце великого князя Владимира, крестившего Русь. Неизгладимою печатью легла она на весь духовный и даже внешний облик народа, придав ему мягкость, душевную чистоту и незамутненность, удивительную теплоту и кротость, незаурядное терпение, трудолюбие и братолюбие. Праведность и святость превыше всего, в них важнейшая цель жизни любого человека, даже если он сам об этом порою и не догадывается. Отступление от живого союза с Церковью всегда было для нашего народа отречением от ниспосланного Богом назначения и призвания и непременно оказывалось на поверку путем к собственному самоуничтожению и смерти.
    Едва ли нынешнее состояние нашего Отечества может быть оценено как более или менее благополучное. Пока еще далеко не время предаваться благодушию. Разве не продолжает пребывать в растерянности и духовной дезориентированности значительная часть людей, окружающих нас. Общественные перемены освободили их от тоталитарного гнета, но не избавили от гнета нищеты, от унижения человеческого достоинства и нравственного беспредела. Слишком много кругом разлада и неустройства, дикости. Порою возникает опасение за саму будущность нашей страны. "В чем дело?" и "Кто виноват?" – стародавние русские вопросы вновь с нами. Виновников отыскать – дело нехитрое. Но только ли в них дело? Злодеев хватало и прежде во все смутные времена, однако не стоит забывать, что они оказываются в силе и чести лишь вследствие духовной смутности и неотчетливости, поселившихся в душах людских.
    Несмотря на переживаемые сегодня огромные трудности, русский народ не утратил ни своего редкого бескорыстия, ни исключительной самоотверженности. И та ностальгия по прошлому, которая присутствует в сознании очень многих людей, в особенности у представителей старшего поколения, вовсе не только тоска по обеспеченному минимуму социальных гарантий в безоблачном тоталитарном прошлом. Это воздыхание по духу социальной справедливости и человеческой солидарности. В основе его не столько социализм по-советски, сколько взыскуемый дух соборности, столь близкий Русской Православной Церкви. Только идеалы Церкви могут заполнить сегодня идеологический вакуум в сознании миллионов людей, взыскующих единой веры и цели.

    Мы переживаем сегодня далеко не простое время. Не возобновив традиционных начал русской жизни, можно только растратить окончательно и бесповоротно все плоды многовековых трудов предшествующих поколений. Увы, подчас нынешнее Российское государство не обладает ни должным нравственным авторитетом, ни продуманной стратегией выхода из кризиса, ни достаточными ресурсами для решения возникающих проблем. Оно слишком слабо и беспомощно именно в том, в чем не имеет никакого нравственного права быть слабым и беспомощным.
    Бросания из крайности в крайность едва ли могут способствовать подлинному продвижению вперед. После советской экономики, предельно централизованной и идеологизированной, развивается неоглядно рыночная. Но мы остались все в той же парадигме экономизма как самодостаточной ценности. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам, сказал Спаситель на все времена (Мф. 6, 33).
    Сегодня очень важно, просто необходимо, преодолеть материализм как идеологию. Именно Церковь призвана утверждать новые подходы – в духе христианского самоограничения и аскетизма. Идея бесконечно возрастающего прогрессивного господства над природой и неограниченного экономического роста оказалась в наше время несостоятельной.
    Сегодняшнее индустриальное (или "постиндустриальное") общество является обществом риска; этот риск, безусловно, неприемлем, когда поставлено под угрозу спасение бессмертной человеческой души. Научный и технический прогресс (в особенности атомная энергия и генная технология), оторванные от нравственности, грозят роковыми последствиями. Церковь призвана не только предупреждать об этом, но и формировать духовную элиту, которая поможет государству в устранении этого вопиющего несоответствия.
    Понимание конечности природы и мира, ограниченности материальных ресурсов вызывает вполне оправданное разочарование в различных общественно-политических и экономических утопиях. Церковь должна (и только она одна может) возвратить общество в русло духовной реальности, имеющей бесконечную перспективу Царствия Небесного.

    Высоко-Петровский монастырь Высоко-Петровский монастырь

    Подлинно плодотворна только деятельность людей на прочной духовной основе. Дом, возведенный на песке, не устоит перед ненастьем. Поразительные хозяйственные достижения монастырей Русского Севера, никем не превзойденные и поныне, разве не основаны были на приоритете духовного начала, на молитве, на освящении труда, предпринимаемого во имя Божие? Подлинное выздоровление экономики возможно лишь при обращении людей к духовным основоположениям жизни, которые лежали у истоков нашего народа, нашей культуры и нашей государственности.
    Лев Тихомиров в своей замечательной книге "Личность, общество и Церковь" предостерегает православных христиан против чрезмерного попечения о социальном строе и общественных интересах: "При всей важности и даже высоте своей идея социальная в действительности ниже церковной по своему содержанию и мировому значению. Фактически же социальная идея начинает затушевывать в умах идею церковную, и даже являются тенденции поместить идею религиозную в среду социальную, обществом поглотить Церковь".
    "Это затирание церковной идеи общественной составляет явление крайне вредное и опасное для личности и человечества, – продолжает Лев Тихомиров. – Это обман, стремящийся отвлечь нас от наиболее высокой жизни и погрузить в относительно низкую. Это обман, стремящийся задушить высшую жизнь, подчинив ее низшей, и заглушить в нас, людях, источник нашей истинной силы. Для избежания этой опасности современный человек должен возможно лучше уяснить себе действительное соотношение между Церковью и социальной жизнью и истинное место своей личности в том и другом проявлении общественности".
    В наше время власть перестала быть богоборческой и атеистической, она поворачивается к Церкви и порою прислушивается к ее голосу, хотя и осталась сугубо светской. Думается, что период взаимного отчуждения Церкви, общества и государства завершается. Мы вовсе не призываем к какой-либо реставрации или восстановлению симфонии между Церковью и государством в том ключе, как она понималась в Византии или в дореволюционной России. Церковь отнюдь не должна вновь становиться государственной, отказываться от свободы, обретенной такой дорогой ценой. И государство, где живут люди, принадлежащие к различным духовным традициям, не должно отступать от светского характера своего устроения. Мы не можем согласиться как с полным устранением Церкви из сферы государственной жизни, так и с инерцией государства вмешиваться в дела Церкви. Правильный баланс церковно-государственных отношений должен быть достигнут и соблюден – ведь это безусловный фактор общественной стабильности, этого требует сама культура государственности.

    Государство обязано гарантировать внутренний суверенитет Церкви, Церковь призвана помогать государству в его служении гражданскому обществу, в соблюдении исконных, неотъемлемых и богодарованных прав человека – прав личности. Сегодня со стороны государства было бы непростительной оплошностью не использовать в целях общественного согласия и стабилизации столь влиятельный, зрелый и авторитетный институт, как Церковь, обладающий огромным духовным опытом, представляющий миллионы людей, уверовавших во Христа, осознавших слова Господа: иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11, 30).
    В свою очередь и Церковь не может сторониться ключевых проблем общественной жизни, уходить от трудных вопросов, забывать о том, что именно она должна быть предстательницей за всех униженных и оскорбленных, за всех, кто оказался в беде. В наше нелегкое время Церковь старается всемерно помогать обществу. Она принимает активное участие в общественных и социальных процессах, чтобы смягчить, облагородить и, в известной мере, "одухотворить" их, придать им нравственный вектор. Именно Церковь способна дать сегодня мощный импульс всему обществу в поисках согласия на путях консолидации и обретения своей национальной аутентичности и вселенского назначения.
    Вместе с тем "аскетическое приятие" мира, о котором учил протоиерей Сергий Булгаков, означает сохранение определенной дистанции между Церковью и миром, Церковью и государством, ибо Церковь иноприродна миру, ее цель – преобразить и одухотворить различные элементы государственно-общественной жизни.
    Христианский взгляд на общество основан на новозаветном откровении, свидетельствующем о борьбе греха и добродетели в этом мире и о спасительной миссии Церкви. В основу церковного единения положены не охраняющие личный эгоизм юридические начала, а спасительная любовь Христова, в которой дышат благодать и милосердие. В Своей прощальной беседе Господь говорит ученикам: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы любите друг друга; по тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 34–35). Это принципиально новое для ветхозаветного человечества основание церковного общества являет миру не внешний союз разрозненных личностей, а единение внутреннее, органическое. Сам Спаситель уподобляет церковное единство органическому единению древа и его ветвей (Ин. 15, 1–2). Об этом органическом неделимом единстве Церкви учит и святой апостол Павел, который приводит в Послании к Римлянам сравнение Церкви с древом (Рим. 11, 17–24).

    Церковь не только хранит для всех времен непреложную истину Откровения Божия. Она стоит у основания нашей отечественной культуры и государственности. Все высшие достижения русской культуры нерасторжимо связаны с Православием. И сегодня только Церковь может дать "второе дыхание" великой русской культуре, только она может дать подлинную духовную опору процессу общероссийского культурного возрождения.
    Надо сказать, что православная вера органически связана с культурой, для ее полноценного развития чрезвычайно важно существование в культурной среде. Великая сокровищница многовековой православной традиции может быть в полной мере усвоена лишь при условии развития высокой культуры. Необходима достаточная глубина, связующая людей между собой, высота отношения к Богу, ширина восприятия мира. Современная массовая культура дать этого не способна.
    От идеологизации сознания, проводившейся на протяжении целого ряда поколений, к сожалению, не так просто избавиться и освободиться. Идеология страшна тем, что приучает к упрощенным черно-белым схемам, огрубляет восприятие и опустошает душу. Она не приемлет подлинной культуры, никогда не укладывающейся до конца в ее прокрустово ложе. Она чужда и православной традиции, укорененной в писаниях святых отцов. Именно на идеологической основе произрастают сегодня у нас многообразные секты, калечащие человеческие души и уводящие их от Бога.
    И так называемый фундаментализм и бескрайний либерализм – порождения того же идеологизма, отвлеченности и невосприятия подлинной жизни во всем ее многоцветии и глубине. Оба эти стремления имеют свой смысл, но должны быть духовно очищены и преображены. Подлинное стремление к свободе возможно лишь при осознании, что настоящая свобода человека достижима только в Боге и не имеет ничего общего со вседозволенностью, с распущенностью, с цинизмом и безнравственностью. И вот здесь я должен отметить особый уникальный характер наших Рождественских чтений. С их трибуны шла речь о многом – о трудном и наболевшем. Не было у нас тем запретных. И тем не менее всегда чувствовалось в наших обсуждениях, что доминирует конструктивное созидательное начало, что можно, оказывается, не поступившись своими убеждениями, выслушать совсем другую точку зрения. Наша Церковь и наше общество в целом совсем не так незрелы, как это порою стараются представить.

    Церковь не может и не должна связывать себя с какой-либо одной политической идеологией или партией. Только бескорыстно-духовное отношение в Церкви, только согласие на жертвы и на отказ от привилегий могут вести к религиозному возрождению. Теперь не время для саддукеев и фарисеев. Теперь наступило время подлинного осуществления евангельской истины.
    Процесс созревания идет. Воистину под благодатным Покровом участники Рождественских чтений вот уже десятый год ставят и решают многие узловые проблемы взаимоотношений Церкви с современным обществом и государством, обсуждают вопросы о взаимовлиянии Церкви и культуры. Диалог, который ведет Церковь с государством и обществом, благотворно влияет на все социальные структуры. Но не нужно забывать, что это воздействие происходит постепенно, часто не имеет зримых плодов, оно требует от нас не только настойчивости и умения, но и терпения, и смиренномудрия. Мы все соборно ищем пути нравственного и духовного возрождения России. И приходим к пониманию того, как трудно то, что требуется сегодня от нас, – дружно и солидарно, не ропща друг на друга, с чувством братской поддержки и взаимовыручки работать на общее благо для Церкви и Отечества. Трудно, но, несомненно, благодатно. Диалог между Церковью и обществом по нравственным вопросам не только назрел, он уже идет несколько лет – в частности, на этом высоком форуме.
    Сотрудничество отдельных министерств и ведомств Российской Федерации с Русской Православной Церковью осуществляется на основе ряда подписанных ими соглашений, в том числе региональных – между администрацией той или иной области и отдельно взятой епархией. Такое сотрудничество во многих случаях развивается достаточно успешно.
    Нравственность, образование и культура – вот основные сферы влияния Церкви в обществе, на чем справедливо настаивает сама Церковь и с чем не может не согласиться общество, достигшее достаточной глубины просвещения. Церковь призывает, и давно уже настало время объявить пропаганду растления государственным преступлением. Пришла пора добиться запрета на тиражирование печатных изданий и на трансляцию по теле- и радиоканалам передач, искажающих религиозные традиции и каноны, оскорбляющих убеждения верующих. Вседозволенность не утверждает принцип свободы совести, а попирает его. Добиться этого можно только совместными усилиями Церкви и государства. При общем осознании нравственной ответственности за будущее.
    Кроме нравственного утешения и поддержки Церковь служит обществу еще и тем, что предлагает хранимую в ее духовной сокровищнице бесценную святыню. Верность этой святыне определяет жизнеспособность общества, предохраняет его от деградации и упадка, от разложения и гибели. Мировая история в целом, история России в частности подтверждают эту простую и мудрую истину.

    Несомненно, на протяжении истекшего века мир разительно переменился. Он уже не всегда понимает нашу речь, подчас вкладывает в нее иной, не присущий ей самой смысл, не всегда адекватно воспринимает традиционный образный строй. Книги и пособия, написанные в позапрошлом веке, направлены были совсем другим людям, жившим в мире, во многих отношениях не похожем на наш. Современному человеку часто нужно нечто иное. Люди сейчас задают себе иные вопросы, и мы должны быть готовы на них ответить.
    К сожалению, выработка языка и формы современных учебных пособий – дело совсем не простое. В некоторых из появившихся недавно книг речь идет о православной культуре, но культурный уровень их оставляет желать лучшего, с одной стороны, а с другой – не чувствуется ни любви, ни благоговения. Мы – наследники великой духовной и культурной традиции. А то, что предлагается – не лучше, а то и хуже западных поделок. К созданию таких пособий должны быть обращены лучшие силы, а за них часто берутся случайные, едва воцерковленные люди.
    Современный мир требует от нас внимания и к тому, что появляется ныне. Далеко не полностью использованы нами возможности, предоставляемые современной компьютерной техникой. Они могут приблизить людям сокровищницу православной веры, помочь им ближе познакомиться с Церковью и ее тысячелетним наследием. Вместе с тем в сети интернет нельзя не узнать нового вавилонского смешения, попытки устроить вавилонскую башню, на этот раз информационную. "Нет ничего нового под солнцем", – говорил ветхозаветный пророк. Надо бы нам подумать о незамутненном информационном пространстве Церкви.
    Безусловно, с преступником надлежит говорить на языке, ему понятном, но это не означает, что нужно переходить на уголовный жаргон. Это относится и к современному миру. Церковь должна сохранить свой язык, каждое слово которого живет мыслями, слезами и молитвами людей, прибегавших к нему на протяжении веков. Это великое сокровище и мы должны бережно хранить и с любовью относиться к нему. Молитва – вовсе не явление культуры. Поэтому и жизнь преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского, творения преподобного Андрея Рублева и Феофана Грека принадлежат не только культуре. Это свидетельство о спасении людей. Культура может видеть в них образцы, недостижимые для себя.
    Последнее десятилетие ушедшего века стало периодом, когда за короткий период времени Русская Церковь вновь смогла засвидетельствовать миру о ценностях, непреходящих вовеки. Русская Православная Церковь жива, и врата ада не одолели ее. Она вовсе не этнокультурный заповедник, посещаемый людьми преклонного возраста, но живой, постоянно обновляющийся организм, просвещаемый Духом Божиим.
    Под благодатным покровом Церкви возможно чудо – подлинное превращение индустриального и "постиндустриального" общества в общество по-настоящему нравственное и культурное, в котором во главу угла будут поставлены высшие религиозные и духовные ценности. В таком случае гражданское общество сможет вновь открыть в своих институтах подлинно нравственное измерение – духовное, а вовсе не идеологическое.
    В этом, на наш взгляд, может заключаться смысл искомой сегодня в России общенациональной идеи. Такая идея должна быть глубоко нравственной. Это идея общества и культуры под благодатным Покровом Церкви.

    Фото Евгения Крылова

    TopList