Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 07/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Пути духовного воспитания
    ДУХОВНОЕ ЗДОРОВЬЕ

    Пути духовного воспитания

    Еще одна точка зрения на проблему влияния ТВ

    Отец Геннадий Беловолов среди православных петербуржцев священник известный.
    Почти десять лет назад он первым в Петербурге стал проводить "Православные собрания" – такое название утвердилось за вечерами, которые и сегодня, к сожалению редко, проходят в Мемориальном музее-квартире Достоевского. На встречах демонстрируются документальные фильмы, рассказывающие о православной вере, православных святынях, об обителях – разрозненных и возрождающихся. Периодически проводятся "круглые столы", посвященные путям возрождения православной Руси.
    Затем отец Геннадий стал настоятелем самого дальнего прихода Санкт-Петербургской епархии – церкви Святых Апостолов Петра и Павла в селе Сомино, которое расположилось на границе Ленинградской и Вологодской областей. И потянулись питерцы за 350 километров от берегов Невы: кто на Рождество, кто на Пасху, кто венчаться, кто креститься, кто исповедаться и причаститься именно у отца Геннадия... А недавно батюшка стал настоятелем еще храма Святого Иоанна Богослова в самом Петербурге. Здесь он сразу же открыл воскресную школу для детей и взрослых. Действительно, каждый священник – воспитатель. Для него любой человек – чадо. И свой пастырский долг отец Геннадий выполняет добросовестно, не считаясь со временем.

    Однако и о воспитании собственных деток не забывает. Маленькой Лизоньке три с половиной года, старшему Игнату – десять лет. Помню, в Сомине после вечерней молитвы вышли из храма, и Игнат, ему тогда 5 лет было, предложил: "Давайте обойдем вокруг церкви". Пошли. "Ну, что же вы идете молча – надо же с молитвой!" – совестил ребенок взрослых.
    Сегодня Игнат уже школьник. Причем учится в обычной школе. Отец Геннадий умышленно не направил его в православную школу.
    – Рано или поздно Игнат все равно столкнется с "прелестями" нашей жизни, – поясняет батюшка, – поэтому важно, чтобы он был тверд в вере и в 10 лет. В классе подбор учеников очень разный. К счастью, большинство детей верующие. Но среди одноклассников Игната есть один, который открыто выражает свое неверие. Причем свое презрение к вере он демонстрирует как раз перед сыном. И Игнатию уже приходится либо вести богословские диспуты, на своем, естественно, уровне, либо пропускать все мимо ушей. То есть, сталкиваясь с неверием, он уже способен уберечь свою душу.

    – Отец Геннадий, действительно искушения сегодня встречаются на каждом шагу. Как спасти от них ребенка "в отдельно взятой семье"?

    – Как вы видите, у меня в доме нет телевизора. Отсутствие телевизора – это сегодня одно из первых условий любого педагогического процесса. Сегодня нет ничего более вредного, чем смотреть детям телевизор. Такой вывод я сделал после некоторых наблюдений: чем ребенок больше смотрит телевизор, тем он агрессивнее, взвинченнее, неуравновешеннее. Часто у детей наблюдается бессонница, боязнь чего-то. Телевизор вводит ребенка в виртуальный мир иллюзорных образов. После чего наш настоящий мир становится им неинтересен, бледен, они не замечают красоты окружающего мира. Поэтому юноша или девушка ищут именно выдуманный мир и находят его после телевизора в наркотиках, в наркотических видениях, создавая телевизор внутри души.
    Так что самое сильное педагогическое средство – выключить телевизор. Однако дело в том, что сами родители страдают телеманией. Они готовы запретить ребенку, но сами себе не могут отказать в просмотре телепрограмм. Следовательно, одна из важных форм воспитания ребенка – это самовоспитание взрослых.
    Чем заменить телевизор? К примеру, видеомагнитофоном. Сегодня немало достойных фильмов, в первую очередь документальных, которые благодатно будут воздействовать на вашу душу и душу вашего ребенка. Затем, телевизор очень хорошо заменять общим чтением, обсуждением прочитанного. И главное – посещение храма, молитва, исповедь, Причастие. Я на большие церковные праздники стараюсь брать детей на дальний приход в Сомино. Рождество и Пасха останутся у них в памяти, я думаю, ярчайшими впечатлениями детства – в отличие от нашего поколения, которое узнало эти праздники в зрелом возрасте.

    – Беда еще в том, что дети большую часть времени проводят вне семьи: в школе, во дворе, в подворотне, на лестничной площадке...

    – Это главная проблема. У педагога, воспитателя есть мощный конкурент, который может быть назван атмосферой века, духом времени. И этот соперник имеет массу технических средств. Можно учить "разумному, доброму, вечному", но все это останется пустым звуком, если "конкурирующая фирма" более доступно объяснит свои ценности.
    Как преодолеть такое сопротивление? Церковь – это образ мысли, определенная система ценностей, система поведения. Сложность в том, как ввести человека в церковный мир. Если это удается, то все соблазны очень легко преодолеваются. Сама Церковь становится воспитателем, а священник – лишь смотрителем данного процесса.

    – Отец Геннадий, преподавание в школе Закона Божия поможет скорее ввести ребенка в Церковь?

    – Дело в том, что наши школы в основном формируются по территориальному, то есть случайному, признаку. Я имею в виду опыт выступления в таких школах и должен сказать, что эффект духовного воспитания здесь практически нулевой. Раньше это еще воспринималось как экзотика: батюшка в школе, поэтому слушали. А сейчас и эти времена прошли. Разовый приход батюшки в школу сегодня ничего не дает. Я пришел к выводу, что с детьми надо общаться на своей, церковной территории. Например, когда ко мне впервые в Сомино приехали два отряда разведчиков – имени Михаила Дроздовского и имени генерала Ермилова, я лишний раз убедился, сколь много в человеке доброго или желания добра. И как немного нужно, чтобы это доброе разбудить. На приходе дети оказались полностью оторванными от конкурирующей фирмы – от телевизора, рок-концертов, определенной уличной среды. Они, можно сказать, были поставлены перед храмом на чистую землю под чистым небом. Конечно, дети везде дети. Было и баловство, и игры, но было и служение идее. Они с готовностью исполняли послушание. Они исполняли те дела, которые дома их безуспешно заставляли делать. Здесь для них был почетен любой труд: уборка храма, вырубка ненужной зелени, сбор мусора и так далее. Они это делали вдохновенно, красиво. Для меня первое было открытие, что детям прежде всего нужно предложить большую идею. Здесь, на приходе, она была. Чтобы они ни делали, они понимали, что служат Богу... Теперь ребята каждые каникулы, четыре раза в год, с радостью едут в Сомино, несмотря на большое расстояние и трудности дороги.
    И в Петербурге, когда меня просят выступить перед учащимися, я не иду в школу, а предлагаю провести урок в храме, чтобы вырвать детей из шума, суеты школы, куда они зачастую идут через силу, где их заставляют учить нелюбимые предметы. В храме школьники увидят совсем другую землю. Такая форма духовного воспитания мне кажется более эффективной. Более эффективны поэтому воскресные школы при храмах, поскольку подростки попадают действительно в иной мир. Мне думается, в нынешней ситуации один или два урока в неделю Закона Божьего, даже проведенных священником, вряд ли смогут пересилить то, что ученик в течение нескольких часов вечером наблюдает по телевизору. Совсем иное дело – урок в храме, воскресная школа или специальная православная школа, где все уроки заключают в себе элемент Закона Божия.
    Вообще, я должен сказать, любое воспитание – ребенка ли, ближнего ли своего, самовоспитание ли – невозможно без знания аскетики. Без аскетики невозможна педагогика. Ведь воспитание – это умаление своих страстей. Светская педагогика ничего подобного не учитывает, поэтому иногда напоминает гримера в театре: она прикрывает страсти, как актер закрывает гримом лицо. Нам кажется, человек воспитан, но в критической ситуации он будет гораздо ниже заявленного уровня. А православная педагогика обращает человека на борьбу со страстями. Всякое другое воспитание бесперспективно. Помните, в Советском Союзе воспитывали советского человека, сейчас воспитывают "демократического". Но в итоге – что получилось? Из советского вышел лентяй, из демократического – бандит. Искомый результат не получился. Единственная, кому удается, хотя бы в некоторой степени, совместить свой идеал с реальностью, – это Церковь. Церковь декларирует смирение, простоту, кротость – таковых людей мы можем видеть в Церкви. Церковь, обладая многовековым опытом, не только декларирует, но и достигает своих идеалов. Это сложный процесс, но выполнимый. Когда наша светская педагогика обратится к опыту Церкви? – вот в чем вопрос.

    Михаил ЕРШОВ, Санкт-Петербург
    Фото Евгения Крылова и Людмилы Ивановой

    TopList