Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 06/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Три судьбы
    ПУТИ ГОСПОДНИ НЕИСПОВЕДИМЫ

    Три судьбы

    Матушка Серафима – последняя игумения Сурского монастыряМатушка Серафима – последняя игумения Сурского монастыря

    Многим из нас известно утверждение святого апостола Иакова о том, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4, 6). Подтверждение этих слов можно найти и в житиях святых, и в церковной истории, и в архивах монастырей. Удивительные примеры того, как Господь отвергает гордых и возносит смиренных, содержатся в истории Иоанно-Богословского монастыря, который был основан в 1899 г. в пинежском селе Суре его уроженцем – праведным Иоанном Кронштадтским. Людей, о которых мы поведем речь, отделяет от нас больше ста лет. Однако и поныне их судьбы интересны и поучительны для нас. Потому что, по словам известного церковного писателя XIX–XX вв. Е. Поселянина (Погожева), во времена минувшие и во времена нынешние "сила Христова над миром все та же. Тот же бой, та же победа, та же слава и то же блаженство одолевшему все искушения силой Христовой". И духовные проблемы, которые решали люди прошедших столетий, столь же актуальны и злободневны для каждого из нас и сейчас. Ведь в наше время, когда в России прекратились гонения на Православие, в Церковь приходит много новых людей, часто проделавших трудный путь от безверия к вере, но так и не расставшихся до конца с некоторыми из прежних своих взглядов и убеждений. Они думают принести в дар Господу то, чем принято дорожить и гордиться в мире, – свои знания, таланты и способности. Но ведь прежде всего Бог ожидает от нас иного. Глубокой веры, беззаветной преданности Ему. И – смирения.

    ...Итак, во время одного из своих приездов в родное село Суру летом 1899 г. батюшка Иоанн Кронштадтский положил начало созданию в нем женской обители. В том же году в Суру прибыли и первые послушницы будущего монастыря. В их числе была 22-летняя крестьянская девушка из деревни Федоровской Вольского уезда, которую звали Анна Федоровна Станиславская.
    Сведения об ее необычной судьбе для нас сохранили архивные документы. Несмотря на свою молодость, она уже немало повидала, немало и постранствовала по России. В юности Анна совершила паломничество к киевским святыням. В Киеве прожила несколько лет, обучаясь всевозможным женским рукоделиям при Сулимовской рукодельной школе. Часто посещала Анна местные обители. Прежде всего, конечно, знаменитую Киево-Печерскую Лавру. Именно в те годы и появилось у девушки желание стать монахиней. Начало своего послушнического искуса она полагала в Новгородском Леушинском монастыре, который возглавляла тогда мудрая и опытная игумения – мать Таисия (Солопова), и где, по благословению праведного Иоанна, готовились будущие насельницы Сурской общины. С благословения отца Иоанна Анна Станиславская перешла в Сурскую общину и сразу же после основания Сурского монастыря, в числе других тридцати пяти сестер, прибыла в Суру.
    Нелегким было становление Сурской обители. И первым ее насельницам пришлось много и тяжело потрудиться над ее обустройством. По их собственному свидетельству: "Мы пришли на голый песок, где не было никакого строения, каковое и пришлось нам начинать своим трудом, а именно: раскапывать канавы, вырывать пни, и дерн носили в кучи и жгли, чтобы расчистить место под постройку, разрабатывали землю и расчистку под сенокос и огород, носили сырой кирпич..." Когда же в 1900 г. состоялось открытие Сурского монастыря, то Анне Станиславской было назначено послушание келарши. Помимо этого, она как искусная вышивальщица вела уроки рукоделия в монастырской школе для крестьянских девочек.
    Однако несмотря на это, несмотря и на то, что пришла она в монастырь одной из первых, Анна навсегда осталась в нем лишь простой послушницей. Почему? Ответ на это можно найти в ее послужном списке.
    Несмотря на все свои дарования, Анна Станиславская, как видно, не имела важнейших для монахини добродетелей – смирения и послушания. И именно это и свело на нет все ее подвиги и труды в монастыре. Возможно, что, поступая туда, она втайне мечтала о том, как благодаря своим незаурядным способностям займет там подобающее ей высокое положение. А ведь, по утверждению святителя Игнатия (Брянчанинова), "жизнь инока есть не что иное, как деятельное и непрестанное покаяние". Известны также слова, сказанные преподобным Анатолием Оптинским одной послушнице, желавшей знать, как можно ей спастись: "Начни со смирением, делай со смирением, и кончай смирением, и вчинишься со святыми. Этот путь — самый надежный".
    Но Анна Станиславская отвергла этот путь. И это сделало ее жизнь в Сурском монастыре непрестанной цепью падений. Она оказалась в числе сестер, которые с самых первых лет существования Сурского монастыря оказывали неповиновение игумении, отказываясь выполнить то или иное послушание просто-напросто из-за нежелания и лени: "не хочу, не могу". Когда же настоятельница мать Порфирия (Глинко) — вторая из трех сурских игумений, пыталась призвать нерадивых послушниц к подчинению, то они отвечали, что "не признают над собой начальника, кроме отца Иоанна". И раз на вступление в монастырскую общину их благословлял он, то одного его они и станут слушаться. Однако тогда батюшке Иоанну удалось пресечь их своеволие. Именно этими событиями вызвано появление его собственноручных заметок на полях сохранившегося Устава Сурского монастыря о том, что "сестры должны беспрекословно повиноваться игумении", а непокорных следует изгонять из обители. Однако спустя несколько лет, уже по преставлении праведного Иоанна Кронштадтского, в 1907 г. в Сурском монастыре снова появились непослушные послушницы. Среди них — опять-таки Анна Станиславская.

    На родине праведного Иоанна Кронштадтского в селе Сура. 2000 г. Фото Евгения Крылова На родине праведного Иоанна Кронштадтского в селе Сура. 2000 г. Фото Евгения Крылова

    Удивительно, что непокорные послушницы не нашли себе лучших друзей, чем... нескольких политических ссыльных, живших в ту пору в Суре. Под их влиянием обыкновенное своеволие стало приобретать романтический характер "борьбы за лучшую долю, за благо и счастье народа". Изображая из себя "борцов за лучшую долю", некоторые послушницы даже принялись петь в монастыре революционные песни. Благодаря стараниям игумении Порфирии ссыльных перевели из Суры в другое место. Вслед за тем Сурский монастырь покинули несколько послушниц, которые, как видно, были там случайными лицами.
    Но проблемы, созданные в монастыре несколькими своевольными сестрами, на этом не кончились. И в 1912 г. между сурскими сестрами опять появились "недовольные уставами и порядками монастырскими". На этот раз ими руководила Анна Станиславская. Тогда, по указу Архангельской духовной консистории от 5 декабря 1912 г., шестеро послушниц были временно переведены в другие монастыри (Холмогорский, Ущельский). А Анна как зачинщица изгнана из обители. Вот к каким горестным последствиям привели ее гордость и своеволие! Впрочем, она получила разрешение вернуться в монастырь после того, как принесла покаяние в своем проступке.
    Правда, вряд ли раскаяние Анны было искренним. Потому что сразу после революции 1917 г. она поспешила покинуть Сурский монастырь, где так и не сбылись ее честолюбивые мечты.
    Рассказ о ней нельзя не закончить без скорби о том, что два десятилетия, проведенные ею в Сурском монастыре, оказались бесплодными для ее души. Ибо, по словам преподобного Анатолия Оптинского, "Бог дает дарования не трудам, а смирению". Этого смирения она не захотела стяжать, не потрудилась выработать его в себе. И в этом – вина Анны Станиславской. В этом – и ее духовная трагедия.
    Совершенно иной была судьба другой послушницы Сурского монастыря — Павлы Постниковой. Эта тринадцатилетняя девочка, незаконнорожденная дочь пинежской крестьянки, возможно, сирота, неизлечимо больная туберкулезом, поступила в обитель в 1902 г. Она не имела ни капиталов, ни выдающихся дарований – ничего из того, чем привыкли гордиться мирские люди. Но у нее было великое духовное богатство – вера и смирение. А еще желание посвятить Богу хоть последние месяцы своей, уже угасающей, жизни. И эта ее мечта сбылась. В Сурской обители послушница Павла Постникова прожила два года, выполняя посильные послушания. 5 августа 1904 г. она умерла. Тихой и незаметной была кончина этой маленькой пинежанки, одной из многих русских детей, в сердцах которых, по выражению Е. Поселянина, "обитал Бог". Ее дар — сердце сокрушенное и смиренное – Господь не отверг.
    ...Мы знаем немало примеров того, как по воле Божией люди, стремившиеся к славе, получали вместо нее позор. А смиренные – прославлялись. Именно так произошло с еще одной послушницей Сурской обители – Анастасией Ефимовой.

    Она, как и Анна Станиславская, была родом из крестьянской семьи и одной из первых вступила в Сурскую общину. Правда, в отличие от Анны до этого опыта жизни в монастыре она не имела. Ко времени приезда в Суру ей было 30 лет. В монастыре Анастасия Ефимова проходила различные послушания. Но никто никогда не слышал от нее отказов или отговорок. Все, что ни поручалось ей, она выполняла беспрекословно и тщательно. В монастыре сформировался характер послушницы Анастасии, отличительной чертой которого было стремление к совершенствованию. Конечно, прежде всего – к совершенствованию духовному. Этапы ее внутреннего роста нам неизвестны. Но подтверждением того, что он был значительным, может служить назначение послушницы Анастасии на ответственную должность заведующей подворьем Сурского монастыря в Архангельске. Послушание это она несла почти два десятилетия.
    В годы послушнического искуса с Анастасией произошел удивительный случай. Было это в середине июня 1903 г., во время одного из посещений праведным Иоанном Кронштадтским Архангельской земли. Тогда послушница Анастасия тяжело заболела. Никакими медицинскими средствами того времени помочь ей не удавалось. "Измученная, бессильная, с ввалившимися, потухшими глазами и желтым, как воск, лицом", послушница была настолько близка к смерти, что на смену ей для управления подворьем уже приехала из Суры другая сестра. Однако после того, как отец Иоанн исповедал и причастил угасавшую Анастасию, болезнь отступила и она стала поправляться. Знаменательно, что как только она немного окрепла, то поспешила в Свято-Троицкий собор (в то время здание Сурского подворья было еще деревянным и не имело собственного храма), чтобы возблагодарить Бога за свое исцеление, совершившееся по молитвам праведного Иоанна. Память об этом чудесном событии послушница Анастасия сохранила навсегда.
    15 марта 1908 г. в Сурском монастыре игумен Артемиево-Веркольского монастыря Иоанникий постриг послушницу Анастасию в мантию. Монашеское имя, данное ей, было Серафима. Оно как нельзя лучше соответствовало ее внутреннему устроению. Ведь имя это означает "пламенная". А матушка Серафима как раз и была "огневой монахиней" (по выражению святителя Феофана Затворника).
    Поступая в Сурский монастырь, Анастасия Ефимова не желала получить в нем ни высокого положения, ни славы. Эту смиренную послушницу возвысил и прославил Сам Господь. 24 июня 1917 г. в храме Сурского подворья епископ Архангельский и Холмогорский Нафанаил возвел монахиню Серафиму в сан игумении Сурского монастыря. Она стала его третьей и последней игуменией. Однако, став настоятельницей монастыря, матушка Серафима нисколько не возгордилась. Она восприняла свое новое назначение как очередное послушание, оставшись такой же простой и смиренной, как была прежде.

    Игумения Серафима разделила с Сурским монастырем все беды его послереволюционного существования. До того самого дня, 8 декабря 1920 г., когда на заседании Сурского волостного съезда Советов было принято решение о закрытии Сурской обители. Сведениями о дальнейшей судьбе игумении Серафимы мы не располагаем. Была ли она арестована и сослана сразу после закрытия монастыря? Или вместе с некоторыми другими монахинями и послушницами, что остались жить в Суре, приняла мученическую кончину в начале 1940-х гг.? По рассказам местных жителей, в 1941 г. почти все сурские монахини были арестованы и исчезли неведомо куда. Об их судьбе пинежские старожилы повествуют по-разному. Кто говорит, что монахини были посажены на баржу и утоплены в Белом море, по пути в Соловецкий концлагерь. Кто – что их утопили в проруби где-то по дороге на Карпогоры. Эти воспоминания очевидцев об их гибели приводит в своей книге "Сурские бывальщины" собравшая их Л. Егорова. Но есть и другие свидетели и свидетельства. Так, по рассказам жительницы пинежского села Усть-Почи М.Ф. Буториной, арестованных сурских монахинь, человек по восемь, несколько раз гнали этапом через их село. Стало быть, Карпогоры были уже далеко позади... На привал монахинь помещали в крестьянские дома. Разумеется, под охраной. Именно тогда и видела их М.Ф. Буторина, которой в ту пору было лет восемь. По ее словам, некоторые жители Почи пытались снабдить еле передвигавшихся старушек-монахинь хлебом. Однако охранники избивали тех, кто пытался это сделать. Каждый этап вели на заведомую смерть. Где-то за Почей, в лесах, сурских монахинь расстреливали...
    Была ли среди них матушка Серафима – об этом сейчас уже некому рассказать. До нас дошла только ее фотография. С нее глядит на нас женщина средних лет с крестьянским типом лица, с затаенной печалью во взгляде умных глаз. Простой и мудрой навсегда осталась в памяти северян последняя сурская игумения Серафима. Такой запомним ее и мы.
    ...Автор одного старинного романа, подводя итог жизненного пути своего героя, завершает повествование о нем такими словами : "...и в славном имени его для нас – урок и назидательный рассказ". Возможно, что и наш рассказ о судьбах трех послушниц Сурского монастыря поможет кому-то из людей, приходящих сейчас к православной вере, определиться с тем, что должен воспитать в себе человек, "приступающий работать Богу". Особенно если он собирается избрать монашеский путь.

    © Монахиня ЕВФИМИЯ (Пащенко), Архангельск

    TopList