Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 02/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • СОКРОВИЩЕ ДУХОВНОЕ

    ПРАВОСЛАВИЕ В СУДЬБАХ ОТЕЧЕСТВА

    СОКРОВИЩЕ ДУХОВНОЕ

    Путь из Москвы в Дивеево

    Очерк девятый.
    Милостивая Иулиания

    Каким бы ни был человек по своему социальному положению, в какое бы время и в каких бы условиях он ни жил – всегда Бог дает ему возможность не только спасти свою душу, но даже достичь высот христианской святости на земле – лишь бы было желание...

    Праведная Иулиания Лазаревская Праведная Иулиания Лазаревская

    Примером жизни, увенчанной святостью, проведенной в миру, среди постоянных житейских попечений, является жизнь праведной Иулиании Лазаревской. Родилась Иулиания в многодетной семье царского ключника Иустина Недюрева, служившего при дворе Иоанна Грозного, и, по слову автора одного из нескольких житий праведной Иуалиании – ее сына Каллистрата, первые годы ее детства прошли в обстановке благочестия и нищелюбия, поскольку именно этим качеством особо отличались ее родители. И именно эта добродетель останется с Иулианией на всю ее жизнь, и через многие годы сама Царица Небесная назовет ее "милостивой Иулианией".
    Мать ее скончалась, когда девочке было только 6 лет, поэтому ее еще 6 лет "во всяком благочестии и чистоте" воспитывала бабушка, жившая в муромских пределах. А после смерти бабушки Иулиания попадает в семью своей тетки Натальи, где, проникнутая духом подлинного боголюбия, встретилась со множеством искушений. Была она во всем послушна, смиренна, особо почитала своих благодетелей – тетку и ее дочерей, постоянно молилась и особенно строго соблюдала пост, за что бывала бранима от тетки и терпела насмешки от своих двоюродных сестер. Изнурение плоти и небрежение о красоте тела в молодые годы представлялось им безумием. Она же выслушивала все это с терпением и, послушная в вопросах житейских, в этом не подчинялась ни тетке, ни сестрам.
    "Была Иулиания с раннего детства кротка и молчалива, незаносчива и негорда, смеха и различных игр сторонилась". И была она искусной мастерицей, труженицей, занималась рукоделием по ночам. И уже с детских лет сердце ее было исполнено милосердия к ближнему – плоды своих трудов употребляла она на пользу малоимущим и нуждающимся и уже в эти молодые годы всех сирот и вдов в селе обшивала и "больных всяким добром снабжала". И, видимо, за смиренный, милостивый до самоотвержения нрав уже в молодые годы Иулиания получает от Господа особый дар – дар страха Божия, который, как известно, есть "корень благих". А за ним последовали и прочие дары: христианской премудрости, различения добра и зла, которыми она обладала, несмотря на то что и в храм ходила нечасто, потому что был он далеко, ни слова Божия не читала, "ни учителя, учащего о спасении, никогда не имела она".

    Усердная к приобретению добродетелей, далекая от пагубной любви к миру – Иулиания с юных лет мечтала о монашестве, но этой мечте не суждено было исполниться. В 16 лет ее выдали замуж за добродетельного и богатого человека по имени Георгий. И поселилась она вместе с мужем в селе Лазаревском, в трех верстах от Мурома, в доме его родителей, которым она всегда оказывала смиренное послушание и почтение – "так что все дивились ей". И видя ее добрый нрав и особую рассудительность, свекор и свекровь поручили ей управлять всем хозяйством дома. Ни сына, ни своих дочерей, живших вместе с ними, – а совсем юную невестку поставили они начальницей и распорядительницей в доме. Всех удивляла ее разумность, потому что на всякий вопрос давала она ответ "благочинный и смышленый".
    Бог гордым противиться, а смиренным дает благодать. "Тако страх Господень есть начало премудрости: ибо очищает душу от скверны греховной и уготовляет место духовной мудрости. Как бо начало телесного здравия есть, когда тело очищается от вредных соков: тако начало здравия душевного есть, когда душа страхом Божиим свобождается от злых похотей и налогов, которые ее, как вредные соки, в немощь и бессилие приводят" (Святитель Тихон Задонский. Об истинном христианстве).
    Несмотря на замужество, несмотря на многочисленные домашние заботы, Иулиания не оставляет своего строго аскетического образа жизни. Каждое утро и вечер вместе с мужем они совершают большое молитвенное правило с земными поклонами – по 100 и более. Не оставляет она и дел милосердия – по ночам занимается рукоделием, а на вырученные деньги от продажи своих изделий помогает неимущим, жертвует на святые храмы. "О вдовах и сиротах, как истинная мать, пеклась, своими руками их омывая, и кормя, и напояя".
    Днем же для нее начиналась обычная жизнь, переполненная заботами по ведению большого хозяйства, и была она хозяйкой и барыней смиренной, что являлось величайшей редкостью. Потому что не превозносилась перед слугами, никого неполным именем не называла и никогда не требовала от них лакейского услужения – никогда "не требовала себе даже воды для омовения рук подавать, ни сапоги снимать, но все делала только сама". A когда приходилось принимать от них особые знаки почитания и служения, например когда собирались в доме гости, – то после их ухода плакала покаянно: "Кто я такая, что мне служат люди, создание Божие?" Так считала она себя ниже всех. Проста формула, прост путь, по которому идут к подлинному смирению, "без которого истиное богоугождение невозможно" (Святитель Иоанн Златоуст), – считать себя хуже всех, грешнее всех (Преподобный авва Дорофей); то, что представляется современному миру полным безумием, – было правилом для нее, правилом для каждого Божия угодника.

    Храм Святителя Николая на Набережной, где покоятся мощи праведной Иулиании Лазаревской Храм Святителя Николая на Набережной, где покоятся мощи праведной Иулиании Лазаревской

    Шли годы, у Георгия и Иулиании рождались дети (всего их было 13), забот прибавлялось. Но праведная Иулиания не замыкалась в своих семейных заботах, не оставляла своих подвигов милосердия. "Кто только своих детей любит – любит только свою плоть" (Святитель Тихон Задонский). И во всех своих трудах и заботах возлагала она все свое упование на помощь Божию, на молитвенное заступление Царицы Небесной и святителя Николая.
    Враг рода человеческого не терпел такой жизни праведницы и воздвигал на нее неоднократно открытую брань – бесы являлись ей, пытаясь отвратить ее от выбранного пути, запугать. Но каждый раз получала она помощь свыше, и именно святитель Николай, увидеть которого наяву дважды было дано этой подвижнице, заступался за нее и защищал от бесов, укреплял в подвиге. "Дочь моя, мужайся, и крепись, и не бойся запрета бесовского..." – с такими словами обратился он к ней после одного страшного искушения, которое пришлось ей пережить.
    Когда началась в округе эпидемия заразной смертельной болезни пострела (по-видимому, так называли тогда сибирскую язву или чуму) – начался страшный мор и многие люди в то время запирались в домах, не пуская к себе зараженных, и боялись прикоснуться даже к их одеждам. Тогда милостивая Иулиания втайне от свекра и свекрови многих больных лечила, обмывала в бане своим руками; скончавшихся же и обмывала, и в погребальные одежды одевала, и заказывала сама их поминовение в церкви. Так до полного самоотвержения, до положения души за други своя простиралась ее любовь к ближнему. И ближним был для нее всякий бедствующий.
    Диавол нередко разжигал вражду среди ее слуг и детей – она же мудро примиряла враждующих, а провинившихся наказывала со смирением и кротостью. В одном из таких конфликтов слуга убил одного из ее сыновей – старшего, несколько позже на службе был убит и другой ее сын. Горько было ее материнскому сердцу переносить эти скорби, однако более скорбела она об их участи в вечности, нежели об их кончине, "и почтила их пением, и молитвою, и милостынею". После смерти сыновей стала она просить мужа отпустить ее в монастырь. Он же не позволил, приведя ей одно древнее благочестивое высказывание: "Не спасут нас ризы черные, если живем не по-монашески, и не погубят ризы белые, если творим Богу угодное. Если кто уходит в монастырь, не желая заботиться о детях, – не любви Божией ищет, а покоя", и другие подобные этому. Она согласилась, сказав: "Да будет воля Господня!" Но после этого стали они жить, как брат с сестрой, – Иулиания же усугубила свои подвиги: по средам и понедельникам вкушала пищу один раз в день, по пятницам же вовсе отказывалась от еды; спала на поленах, повернутых вверх острыми краями, большую часть ночи проводила в молитве, часто посещала храмовые богослужения и, как обычно, творила дела милосердия, о слугах же заботилась, как родная мать: "заботливо кормила, и одевала, и дело каждому по силе его определяла".
    Так прожила она еще 10 лет до смерти своего супруга Георгия. Когда скончался ее супруг, так утешала она своих детей: "Не скорбите, чада мои! Смерть отца вашего – назидание нам; видя ее и постоянно ожидая для себя кончины, будьте добродетельны, больше всего любите друг друга и творите милостыню". И может быть, неспроста были сказаны эти ее слова, потому что супруг ее водворился по смерти в небесных обителях – он местночтимый святой Владимирской земли.

    После преставления супруга праведная Иулиания еще больше усилила свои подвиги и больше всего "милость безмерную творила", так что у самой иногда не оставалось и одной монеты и не на что было купить зимнюю одежду. Все же средства рассчитывала с запасом на год – на себя, детей и слуг, все же остальное – раздавала бедным. Зимой же ходила в летней одежде, а под пятки в сапогах подкладывала скорлупу от орехов – томила тело.
    Как-то зимой во время особо сильных морозов она оставалась дома и не ходила по причине холодов в храм. Священник их приходской церкви, зайдя в храм, услыхал тогда голос от иконы Пресвятой Богородицы: "Иди и скажи милостивой Иулиании, почему она в церковь не ходит на молитву? И домовная ее молитва приятна Богу, но все же не так, как церковная. Вы же почитайте ее, потому что ей уже шестьдесят лет и Дух Святый почиет на ней".
    В эти годы еще более усиливает она и молитвенные подвиги, творя непрестанно Иисусову молитву, даже тогда, когда ела и пила. Живший вместе с нею ее сын Каллистрат писал, что ему приходилось видеть, как молитва ее не прекращалась даже во сне. Несмотря на ее сон, можно было видеть, как пальцы продолжали перебирать четки. (На одной из древних икон праведная Иулиания так и изображена – с четками в руках.)
    Во время страшного голода в правление Бориса Годунова она, несмотря на собственное обнищание, не падала духом и продолжала благотворить и подавать нищим хлеб, а всем своим слугам предложила идти на свободу (по причине скудости питания) или оставаться у нее. И тогда многие из них остались с ней и предпочли питаться хлебом из лебеды и коры, потому что была она им как родная мать. Хлеб же этот, который они пекли, по ее молитвам делался необыкновенно вкусен и питателен и его раздавали нищим, которые так же как и ее соседи брали его с удовольствием и не знали ни о его происхождении, ни о причине его прекрасных свойств, считая, что их кормят настоящим хлебом.

    Когда же приблизилось время ее кончины, она, приобщившись Святых Христовых Таин, призвала своих детей и слуг, поучала их добродетелям любви, и молитвы, и милостыни и сказала: "Хотела я очень принять ангельский образ иноческий, но не сподобилась из-за грехов моих и нищеты, потому что недостойна была – грешница и убогая. Но Бог так повелел – и слава праведному суду Его". "И велела приготовить кадило и фимиам положить. И поцеловала всех бывших там, и всем мир и прощение дала, и легла, и перекрестилась трижды, обвив четки вокруг руки своей, и последнее слово сказала: "Слава Богу! В руки Твои, Господи, предаю дух мой! Аминь!" И предала душу свою в руки Божии... И все видели около головы ее круг золотой, какой на иконах вокруг голов святых пишется. И, омыв, положили ее в клети, и в ту ночь видели люди там свет и свечу горящую, и благоухание чудное доносилось из клети той..."
    Через 11 лет после ее кончины и погребения на кладбище около церкви в с. Лазаревском скончался ее сын Георгий. Решили похоронить его рядом с матерью. Тогда и был обнаружен ее гроб, а в нем – ее мощи, оказавшиеся нетленными. Гроб же был полон мира. "И было миро то днем по виду, как квас свекольный, ночью же сгущалось, как масло багряновидное". В ночь же после обретения ее мощей "многие слышали звон в той церкви. И думали, что это пожар, но, прибежав, не увидели ничего, только благоухание исходило". От мира же и от особой "пыли" (или "песка"), которая стала появляться около гроба ее, стали проистекать многочисленные исцеления больных. Вот лишь некоторые из записанных:
    "И пришел из града Мурома человек по имени Иеремей Червев с женою. И привел с собою двоих детей: сына Андрея и дочь девицу. Оба больны были: из рук и ног кровь текла – из голеней и локтей. И пели молебен, и панихиду служили, и от гроба святой песком отерлись – и в тот же час облегчилась болезнь их... И спали весь день и еще ночь, проснувшись же, стали руками своим креститься, а прежде не могли руку и к устам поднести, больше двух лет. Язвы же их исчезли в одну неделю..."
    "В деревне Коледино человек именем Климент заболел, была у него на ноге язва, называемая пострел (моровая язва), от которой многие умирали. Было в то время сильное поветрие на скот, и был тот недуг смертельным. Он отчаялся выздороветь, но услышал о чудесах святой Улиании и повелел вести себя ко гробу ее. И, отслужив молебен, отерся песком – и вскоре здравие получил и очистился от язвы".
    "Града Мурома, посадского человека Матфея Черкасова раба именем Мария была слепа. И привел ее к раке святой Улиании, совершив молебен и панихиду. И она тотчас исцеление получила, и пошла в дом свой, радуясь о себе, и по пути стала ягоды и грибы собирать – будто и не болела никогда".
    В настоящее время мощи святой праведной Иулиании почивают открыто. Рака с ее мощами находится в Муроме, в церкви Святителя Николая ("Никола Набережный"), неподалеку от Свято-Троицкого монастыря. Дочь же ее – преподобная Феодосия, подвизавшаяся в одном из Муромских монастырей, – местночтимая святая Владимирской епархии. О жизни же этой подвижницы сведения до нас не дошли. Знаем мы, однако, что все трое: праведные супруги Георгий и Иулиания и их дочь, преподобная Феодосия, изображались раньше вместе на святых иконах.

    Очерк десятый.
    В Дивееве

    Переправившись через понтонную переправу на другой берег Оки, отправляемся в сторону Навашино и далее через г. Ардатов в Дивеево.
    Это удивительное место и восстановленный уже в значительной степени монастырь, где теперь лежат мощи преподобного Серафима Саровского, конечно, требуют особого, большого рассказа, чтобы понять, что это за место и каким дивом было Дивеево в прошлом и какое это диво теперь...
    Хорошо известно, что этот городок стал местом расположения известнейшего в России женского монастыря, основанного по благословению преподобного Серафима Саровского, ставшего плодом его молитв, его трудов. Был этот монастырь большим и благоустроенным, на его территории находилась знаменитая Канавка, вырытая по тому пути, котором прошла Сама Царица Небеснная. С приходом большевиков монастырь был разорен; сестры разогнаны и отправлены в лагеря и тюрьмы (известно, что те, которым дали по "десятке", были утоплены во время войны). И лишь немногие вернулись потом в Дивеево – одной из них была схимонахиня Маргарита, вернувшаяся после своего срока, и поселившаяся в маленькой избушке в самом Дивееве, и принимавшая в годы гонений на свой страх и риск тайных дивеевских паломников. В ее доме хранились святыни – некоторые вещи, принадлежавшие преподобному Серафиму, доставшиеся ей после разгрома монастыря.
    Канавка была засыпана и частично застроена. Но верующий люд, приезжавший в этот город, несмотря на преследования, помнил и посещал место ее былого нахождения. Помнили об особой благодати Канавки Пресвятой Богородицы... Когда-то, в дореволюционное время, как свидетельствует "Дивеевская летопись" священномученика Серафима (Чичагова), приезжавшие паломники срывали травинки, росшие на Канавке, и от них происходили исцеления больных, а сестры монастыря вели записи об этих исцелениях. За советские годы на месте Канавки выросли большие деревья, и приезжающие тайные почитатели Дивеевской святыни срезали с них кусочки коры с верою в ее благодатную целительную силу, подаваемую Господом, и получали благодать исцелений. Вот один такой случай.

    Псаломщик Н. из Никольского храма в одном глухом селе (Алькеевский район, Татарстан) весной 1994 года сильно страдал зубными болями. Приступ зубной боли случился как-то раз в субботу сразу после воскресного всенощного бдения. Болели корни, и сильно, так что ни сесть, ни встать, ни лечь... При такой боли бессонная ночь обеспечена, а анальгетиков в глуши не купишь... А если так, то воскресная литургия под угрозой. Прибегнув с молитвой к помощи Божией, прося об исцелении только для того, чтобы иметь возможность провести службу как подобает, Н. приложил маленький кусочек коры к больному зубу и лег на бок – через несколько минут боль исчезла, и он смог выспаться. Замечательно то, что весной 1994 года у H. четыре раза возникали такие приступы боли, и всякий раз, приложив к больному зубу кусочек коры с дерева, растущего на святой Канавке, он получал исцеление.
    Проходят годы, меняются власти, а Дивеево остается Дивеевом. Вот еще один рассказ нашей современницы – известной киноактрисы Ирины Печерниковой, хорошо знакомой многим из нас по кинофильму "Доживем до понедельника" (видеозапись ее рассказа была сделана в 1996 году):
    "Это было около трех лет назад. Я сама решилась поехать в Дивеевский монастырь. И только что был праздник преподобного Серафима Саровского, а для меня это очень много значит... Вообще, после той поездки в Дивеевский монастырь у меня многое изменилось. И вообще, поездка очень странная была: я ехала в монастырь, в пять часов утра приехала в Арзамас, потом на автобусе до Дивеева, а там никакого монастыря нет – стоят два пустых холодных собора, один из них ремонтируется, в лесах. Только рабочие, нет ни монахинь, никого вообще там нет. Дождь, холод, а в Москве жарко. Я приехала совершенно неготовая к холоду: в общем, к четырем часам я была насквозь мокрая, холодная, с температурой, наверное, под сорок, потому что даже негде было согреться – люди в дома не пускали. Собралась вернуться домой последним автобусом, и вдруг уже по дороге на автобусную станцию подошел такой странный человек. Говорит: "Здравствуйте". Я говорю: "Здравствуйте". "А вы на источнике были?" Я говорю: "Нет, я уже не могу". – "Нет, нет, это рядом". Пришли на источник. "А вы разувайтесь, все равно мокрая. Встаньте в воду". Я встала, ноги согрелись. А он говорит: "У нас служба только по субботам и воскресеньям, а сегодня в пятницу будет" – и повел меня в храм. Служба была прекрасная; температура куда-то исчезла. Я не могу сказать, что я очень верующий человек, потому что я очень мало знаю о Православии, я несведущая в вере, но... вот такая какая-то вера, ну это больше на детскую похоже... но она есть..."
    К этому хочется еще добавить то, что, по словам ныне покойной матушки Маргариты, за все советское время ни о каких исцелениях, которые происходили бы при Дивеевских источниках, слышно не было, было известно лишь об исцелениях на дальних, Саровских, источниках.
    И надо сказать, что история, рассказанная Ириной Печерниковой, история о явном, поразительном проявлении Божественной благодати, действующей на человека, далеко не единственная в своем роде среди тех рассказов, которые можно слышать от паломников, посещающих Дивеево. Дивеевское диво...
    И эта, и многие другие подобные истории вселяют в сердце надежду, что будет еще Россия богатеть святостью – святыми людьми, святынями и святыми местами...

    © Николай КОЛЧУРИНСКИЙ

    TopList