Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 01/2002 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • ИСХОД К ПРАВОСЛАВНОМУ ТЕАТРУ

    ДЕТСКИЙ УГОЛОК

    РОЖДЕСТВЕНО: "ДУШИ МОЕЙ КОСНУЛСЯ ЛУЧ СВЕТА"

    Рождественский храм села Рождествено Рождественский храм села Рождествено

    За окном – стылый пейзаж ранней зимы. Пронзительно зеленое небо на западе перечеркнуто алыми закатными полосами. В этот час всегда бывает светло и немного грустно оттого, что близится конец еще одного дня…
    Я трогаю клавишу проигрывателя, из динамика звучит негромкий мужской голос: "Русь называют святой…" И дальше к нему присоединяется еще один, звучит песня – раздумье о сокровенном. Слушаю дальше – и ее темп ускоряется, она становится похожей на вальс, мелодия нарастает, звучит торжественно, ликующе.
    Они записали эту песню вдвоем – иерей Алексий Грачев и архидиакон Роман Тамберг. Неразлучные друзья при жизни, вместе встретившие внезапную, страшную смерть в автокатастрофе, происшедшей три года назад. Их песни звучат по всей России.
    Память об отце Романе хранит Свято – Данилов монастырь, где он немало потрудился, воссоздавая обитель в ее рукотворной красоте. Иерей Алексий, первый после долгого перерыва настоятель храма подмосковного села Рождествено, создал и долгое время возглавлял крупную общину. В нее входили целые семьи. Память о своем пастыре хранят его чада, хранят самые стены храма, о котором пойдет здесь речь. Слова песни "И между небом и землею знак примиренья – белый храм" относятся именно к нему, белоснежному Рождественскому храму, стоящему в отдалении от городского шума и суеты, среди лесов, нив и русских деревень.
    До того как отец Алексий посвятил жизнь служению Богу, в миру, он был врачом редкой специальности – неонатологом. Его пациентами становились новорожденные дети.
    Неудивительно, что, когда он стал священником, к нему шли молодые родители и те, кто собирался стать ими. В притворе храма Рождества Христова всегда было тесно от детских колясок. И Всеблагой Промысел Божий судил этому храму стать настоящим кораблем, вводящим в жизнь десятки будущих чад Церкви.
    В преддверии праздника я беседую с нынешним настоятелем Рождественской церкви протоиереем Стефаном Жилой. Об отце Алексии напоминает резной белокаменный крест, установленный над его могилой. К этому кресту что ни день съезжаются верующие со всех концов Москвы, чтобы поклониться памяти дорогого батюшки.
    Но сегодня просторный, залитый асфальтом двор пуст. В углу его деревянный дом настоятеля (здесь же и воскресная школа), рядом с домом – одинокая сосна. Холодное солнце заливает бесконечные просторы пожухлых полей, золотит макушки хвойного леса.

    Храм стоит на открытом, возвышенном месте. Архитектура его проста: колокольня, трапеза, четверик, апсида. Он белоснежного цвета, изящен и словно протянут к небу на невидимой ладони. Золотые кресты сияют в ледяном воздухе.
    – Отец Алексий называл храм "белым лебедем", –  говорит протоиерей Стефан. Он здесь с января и успел поработать с историческими документами. В составленной настоятелем справке говорится, что церковь, построенная в 1758 году, первоначально была деревянной. Храмоздателем был наместник кремлевского Чудова монастыря архимандрит Иосиф. Каменную же, с колокольней, построили в 1818 году, на средства благотворителя. Деревянную не рушили, она сохранялась долго и была реставрирована. В каменной устроены были три престола: главный – Рождественский, холодный, и два теплых – Пророка Илии и Святителя Алексия, митрополита Московского.
    – В 1903 году здесь была открыта церковноприходская школа, в ней учились почти пятьдесят детей, – продолжает настоятель. – Она существовала на средства епархиального совета и давала неплохое образование. Школу, естественно, закрыли после так называемой Октябрьской революции. А приход продержался до начала 1930-х годов.

    Священник Алексий Грачев в кругу прихожан и ребят из воскресной школы Священник Алексий Грачев в кругу прихожан и ребят из воскресной школы

    – А что было потом?

    – Храм закрыли, все растащили. Использовали его под склад, к счастью, он остался цел. Отец Алексий, Царство ему Небесное, оставил нас три года назад. И за это время до моего прихода здесь уже сменилось два настоятеля. Я же сам пришел сюда из Свято-Пантелеймоновой церкви при больнице МПС. Возвели ее за полгода, освятил сам Святейший Патриарх – и меня затем сразу направили сюда. Здесь не было ни водопровода, ни отопления, стены не расписаны – в общем, долго рассказывать. Нам пришлось провести массу строительных работ. Прежде всего пришлось убрать старый иконостас, который был чрезмерно высок и закрывал образ Спаса Нерукотворного над царскими вратами.
    Наша беседа продолжается в храме, среди строительных лесов. Три придела находятся в разных стадиях готовности – в одном идет роспись, в другом побелены стены, в третьем сохнет цементный слой. Спрашиваю, какова судьба общины отца Алексия.
    – Помню, на поминальном вечере, где собрались духовные чада батюшки, меня поразила атмосфера этого собрания: грустная и вместе с тем просветленная. Собравшиеся делились воспоминаниями, смотрели видеофильм, запечатлевший беседы за чаепитием, работы во дворе храма, ребячью возню – отец Алексий всегда был в центре киноповествования, освещал окружающих своей мудрой, чуть грустной улыбкой. Храм стоял на отшибе от проезжих дорог – и в двадцатиградусные морозы батюшка сам подвозил прихожан на службу. А чего стоят незабываемые эпизоды, как они с отцом Романом складывают песню, подбирая аккомпанемент на гитаре… Они и жили как пели, и сумели научить этому других.
    Чада батюшки сохранили духовную связь между собой. Конечно, он их надзирал и воспитывал, и, оставшись без пастыря, многие стали искать (и нашли) других – жизнь есть жизнь, утраты неизбежны. Но я вспоминаю, как на вечере, посвященном памяти отца Алексия, одна из его прихожанок сказала: "Моей души коснулся луч света". Удастся ли сохранить эти духовные богатства, нетленные и хрупкие одновременно?
    – Здесь совершается Святая Евхаристия, и Великая Жертва Христова помогает возродиться каждому из нас, –  говорит отец настоятель. – У нас открыта при храме воскресная школа. Мы помогаем обездоленным – фонд "Благовест" обеспечивает общину продуктами и одеждой. Посмотрите, мы возвели каменную ограду вокруг территории – а внутри нее два гектара земли! Надо осваивать, строить, места хватит. Нам оказывают поддержку и префектура, и районная управа "Митино". Я считаю, община должна сплачиваться вокруг конкретных дел. Все, что люди услышали в храме, прочитали из духовных книг, пережили, перечувствовали – все должно быть воплощено в деяниях добрых и полезных. Тогда и не угаснет тот луч света, который был зажжен здесь. Верю, он разгорится еще ярче.

    Марина ВАСИЛЬЕВА

    TopList