Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 45/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • ГОРЕ ОТВЕРГШИМ ОБЩЕНИЕ С БОГОМ

    РАЗГОВОР С НЕЦЕРКОВНЫМ ЦЕЛОВЕКОМ

    ГОРЕ ОТВЕРГШИМ ОБЩЕНИЕ С БОГОМ

    Фандорин и другие, или Из огня – да в полымя

    Книгами этого писателя сейчас зачитываются россияне от мала до велика. На Московской международной выставке-ярмарке 2001 года они были признаны лучшими в номинации "Бестселлер". А их автор именуется в прессе ни много ни мало как "Главным Беллетристом Земли Русской" (А. Гаврилов. "Смерть Бешеному". АиФ. № 37. С. 7). Критики не скупятся на восторженные отзывы о его книгах. "Такие разные романы, но ото всех вкусно пахнет великой русской литературой, все развиваются динамично, по лучшим западным стандартам, все на одном высшем уровне владения материалом, как историческим, так и литературным"; "интеллигентная публика давно тосковала о чем-нибудь подобном"; "круто сваренный сюжет детектива, милый герой, утешительное время действия, отличная стилизация текста и прекрасное знание реалий"... Вплоть до утверждения, что читатель этих романов будет настолько увлечен ими, что забросит все дела, или совета читать их при свечах...

    Речь идет об известной серии детективов Б.Г. Акунина (Г.Ш. Чхартишвили), главным героем которых является Эраст Петрович Фандорин, бывший чиновник особых поручений при московском генерал-губернаторе.

    Детективы об Эрасте Фандорине действительно выгодно отличаются от других современных книг этого жанра. Ни смакования насилия (хотя убийств по ходу действия совершается немало), ни откровенного разврата (хотя в этом смысле главный положительный герой отнюдь не безупречен). И то, что время действия — "старый добрый" XIX век, дает читателю возможность хоть ненадолго, да отойти от неразрешимых проблем современности. А то и угадать в персонажах с чуть-чуть измененными, но все же очень узнаваемыми фамилиями реально существовавших исторических деятелей того времени. Пожалуй, именно причудливое переплетение реального с вымышленным является одной из сильных сторон романов Б. Акунина.

    Однако не со всем в отзывах критиков об этих книгах можно согласиться безусловно. Но не хочется спорить с ними о степени совершенства, с которым автор владеет историческим материалом. Когда в романе "Коронация" истинной виновницей трагедии на Ходынском поле объявляется преступница по кличке "доктор Линд" – это еще можно отнести на счет авторского вымысла. Не хочется спорить и о "филигранности" языка, которым написаны романы о Фандорине. Ибо иногда в них можно "вещи странные прочесть". Например, в той же "Коронации" дворцовый служитель Фрол "подмигивает морщинистым глазом", а царица "сотворяет знак крестного знамения"... Речь пойдет о том, какими с точки зрения православного христианина показаны персонажи этих книг. И Россия.

    Что касается героев романов об Эрасте Фандорине, то они вроде бы традиционно делятся на отрицательных и положительных. Среди первых – всевозможные предатели, шпионы, провокаторы, убийцы – от революционеров-террористов до банальных душегубов. Среди положительных героев – на первом месте, разумеется, сам Эраст Петрович Фандорин со своим верным слугой-японцем Масой. А также и некоторые другие, от представителей царской фамилии (царь Николай II, великая княжна Ксения) до людей из народа. Таких, как дворцовый служитель Афанасий Зюкин в "Коронации". Или юные искательницы приключений, типа Вари Суворовой ("Турецкий гамбит") или Маши Мироновой (роман "Любовница смерти").

    Памятозлобие, зависть, ненависть и подобные страсти кроются внутри, и рождаются, и произрастают от внутреннего корня самолюбия. Ветви снаружи как ни обрубай, пока корень этот будет сыр и свеж и не будет употреблено средств подсечь внутренние разветвления этого корня, чрез которые проникает зловредная влага и произращает наружные отпрыски, – труд будет напрасен.

    Преподобный АМВРОСИЙ Оптинский

    Если говорить о злодеях, то личности их обрисованы Б. Акуниным весьма ярко. Только вот эти умные, хитрые, расчетливые, изощренно-жестокие отрицательные герои его книг вполне могут претендовать на читательские симпатии. Ведь ими восхищается даже главный положительный герой и их противник – Фандорин. Например, в романе "Коронация" он так характеризует преступницу по кличке "доктор Линд": "Это настоящий поэт зла, виртуозный инженер коварства и жестокости", который "получает наслаждение от выстраивания головоломных преступных конструкций". А когда мнимый "Линд" наконец-то получает по заслугам, тот же Фандорин говорит о ней, как о "незаурядном стратеге". При этом уже как бы неважным становится то, что на совести этого "стратега" сотни жизней, в том числе детских. А как обаятелен шпион Анвар, по вине которого во время штурма Плевны турецкие артиллеристы в упор расстреливали русских солдат! Или бывший революционер Сергей Благовольский, основатель страшной секты "Любовники смерти", хладнокровно убивающий доверившихся ему людей! Судя по интервью, данному год назад Б. Акуниным (газета "Комсомольская правда" от 6 октября 2000 г., с. 6), в своих книгах "он задумал создать портретную галерею всевозможных злодеев... злодеи разные, не похожие друг на друга, и каждый по-своему интересен". Только общеизвестно, что зло и злодеев можно показать по-разному. Можно показать такими, чтобы они не вызывали ничего, кроме отвращения. А можно приукрасить зло, сделав его "интересным". Так, чтобы отвратительный бес казался этаким романтическим демоном. Но к чему это приведет? Ведь, по утверждению преподобного Серафима Саровского, который видел бесов воочию, они отнюдь не прекрасны, а страшны и гнусны. Зло всегда есть именно отвратительное зло, и ничего более. Если посмотреть на изображение Б. Акуниным злодеев с православной точки зрения (кстати, по его собственному признанию, в основе его псевдонима "Акунин" лежит японское слово, означающее злодея), то вряд ли можно назвать это иначе как воспеванием зла. Только вот зачем оно нужно?

    Но, может быть, в противоположность обаятельным злодеям в романах Б. Акунина есть столь же обаятельные положительные герои? Тот же Фандорин хотя бы.
    Однако чем больше знакомишься с личностью самого Эраста Петровича, тем больше возникает сомнений в том, кем же является он сам – положительным персонажем или все тем же злодеем? Ибо, с нравственной точки зрения, Фандорин отнюдь не безупречен. Взять хотя бы его отношения с многочисленными любовницами, начиная от экзальтированной "нигилистки" Эсфири Литвиновой до великой княжны Ксении. Появление по ходу действия очередной гостьи в доме Эраста Петровича его верный Маса комментирует весьма знаменательно — "ваша новая наложница"... Между прочим, от завидной должности при генерал-губернаторе Фандорин готов отказаться именно из-за "затруднения с подачей московским обывателям примера нравственной жизни" (роман "Статский советник"). Не правда ли, очень "милый герой"...
    Но этого мало. Фандорин не только безнравствен, но и не особенно умен. Он скорее напоминает некоего западного супермена, который непобедим не столько благодаря глубокому уму (так, он разоблачает истинного виновника гибели членов секты "любовников смерти" уже после того, как другой подозреваемый уже погиб, а самоубийства среди сектантов продолжаются), сколько из-за блестящего владения искусством восточной борьбы. Героя, лихо пробивающего одним ударом ноги череп очередному негодяю, вряд ли можно считать "милым". Вероятно, это понимает и сам автор. Поэтому в романе "Коронация", после очередной расправы Фандорина над очередным негодяем, Б. Акунин объясняет, что тот был не убит ударом, а усыплен им часа на четыре... Будем надеяться, что обаяние Э.П. Фандорина от этого только возрастет...

    На деле Эраст Фандорин мало чем отличается от тех злодеев, с которыми он борется. Разве что он в меньшей степени злодей, чем они. Но меняется ли от этого что-нибудь? И, восхищаясь именно Фандориным, а не убийцами – Благовольским или "Линдом", – читатель незаметно для себя попадает из огня да в полымя. Ведь зло, независимо от степени тяжести, всегда является не добром, а именно злом. И опасно увлечься злом, приняв его за добро.
    Однако и это еще полбеды. Беда в другом. Безнравственный человек, способный с одного удара умертвить своего противника без всяких угрызений совести, оказывается, является... православным. Об этом читатель может узнать из характеристики Фандорина, которая дается ему в романе "Коронация".

    На "православии" Фандорина следует остановиться особо. Согласитесь, весьма странно смотрится "православный" человек, с хрустом ломающий шейные позвонки врагам. Мне возразят: но ведь это же преступники. И, как говорится, "на войне как на войне". Что же, пускай это даже и так. Но какой православный станет "прояснять голову посредством медитации", как это делает Фандорин (роман "Статский советник")? Или, по некоей восточной методике, следя за домом, где скрывается злодей, "сливаться с домом в одно целое, дав ему проникнуть в себя, и слышать его дыхание". После этого может ли вообще идти речь о том, что Эраст Петрович Фандорин – православный христианин?

    Дальше—больше. Оказывается, что необыкновенная сила Фандорина связана с неким "учением о духовном могуществе", которому он следует (роман "Статский советник"). Но в Православии, как известно, такого учения не существует. И когда последователь такого учения объявляется "православным", зачем нужна такая подмена?
    На протяжении романов об Эрасте Фандорине без особого труда можно выяснить истинное вероисповедание их героя. Фандорин не ходит в церковь. Избегнув нападения террористов (в романе "Статский советник"), в благодарность Богу за свое спасение он "свечку в церкви ставить не стал, потому что суеверие". Зато, оказавшись в опасности, "православный" Фандорин молится... "будде Амида". В жизни он также руководствуется отнюдь не евангельским учением, а изречениями восточных мудрецов. Мало того, он еще и проповедует другим принципы веры, которой держится сам. В романе "Любовница смерти" именно Фандорин знакомит юную Машу Миронову с восточным учением о переселении душ, предупреждая, что жизненные "промахи крайне опасны", потому что из-за них можно в следующей жизни стать животным или камнем. При этом добавляя, что по лицу человека можно предугадать, кем он будет в следующем своем воплощении... После этого непонятно, зачем автору понадобилось объявлять Фандорина именно православным? Может быть, для того, чтобы попытаться убедить своих читателей в том, что Православие и молитвенное обращение к "будде" – совместимы? Однако зачем? Ибо на этот счет можно вспомнить слова апостола Павла: какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? Или какое соучастие верного с неверным (2 Кор. 6, 14–15)?
    Закономерно возникает вопрос: ведает ли автор, что творит? Полагаю, что да. Потому что антиправославные мотивы в его книгах об Эрасте Фандорине, по мере появления все новых романов, нарастают. В романе "Коронация" ими объясняется негативное отношение автора к царю Николаю II и России в целом (о чем пойдет речь ниже). А в следующем романе – "Любовница смерти" – открыто проповедуются "нью-эйджерские" воззрения. Чего стоят, например, упоминания о том, что "проклятость" или "святость" некоторых мест объясняются "мощным выбросом позитивной или негативной энергии, который не проходит бесследно". Кстати, это утверждает тот же якобы православный Фандорин... Или разглагольствования журналиста Лавра Жемайло о том, что проблемы больших городов вызваны тем, что они строятся на месте бывших кладбищ. Стало быть, причины всех бед опять-таки кроются в "негативной энергии". В довершение же этого – размышления героини, Маши Мироновой, о "мечтательном и прекраснодушном Пьеро, которого жестокие Арлекины приколотили гвоздями к доскам девятнадцать столетий назад". Это единственное упоминание о Христе в романах Б. Акунина. Но какое! До такого кощунства не додумывались даже самые ярые из "воинствующих атеистов..." И кто знает, уж не проглядывает ли здесь цель, ради которой написаны и пишутся детективы о Фандорине, – очернить Православие, христианство, заменив его чем-то откровенно "нью-эйджерским", оккультным, сатанинским?

    Бросается в глаза и весьма карикатурное изображение России конца XIX – начала XX века в романах Б. Акунина. Сам Фандорин о своей Родине отзывается так: "...вечная беда России. Все в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и герои" (роман "Статский советник"). В таком случае, пусть читатель поразмыслит хорошенько, кем же является сам-то Эраст Петрович и чему он служит... В более раннем романе Б. Акунина – "Турецкий гамбит" – тот же Фандорин призывает россиян "отучиться от свинства и заслужить право носить звание гражданина". И если после этого хулитель России объявляется ни много ни мало "Главным Беллетристом Земли Русской", то, выражаясь словами персонажа известного фильма, "за державу обидно..." Судя по всему, столь нелестные отзывы в адрес России связаны опять-таки с тем, что в изображаемое автором время она была православной страной. Иначе не объяснить, почему на страницах романа "Коронация" столь карикатурно показан последний русский царь-мученик Николай II. Он выглядит этаким малодушным растяпой, нуждающимся в постоянной опеке слуг и родственников. Даже сойти с лестницы он не может без того, чтобы не оступиться на ней. И лишь благодаря находчивому слуге в день смерти Александра III на мундире его наследника, цесаревича Николая, вовремя появляется траурный бант... Упоминается о том, что, будучи наследником престола, будущий царь-мученик внушал своему отцу опасения "своей чрезмерной набожностью и некоторой неотесанностью", которые якобы несколько поуменьшились благодаря некоей специально подосланной к нему красавице... В изображении автора даже среди своих придворных глубоко и искренне верующий император смотрится этакой нелепой "белой вороной". Чем же так не по нраву оказался для Б. Акунина царь-страстотерпец? Да опять-таки не чем иным, как своей глубокой религиозностью. Ибо среди его недостатков на первом месте стоит то, что он был именно царем православным...
    Напрашивается очень интересное сравнение двух положительных героев романов Б. Акунина – Фандорина и Николая II. Авторское предпочтение отдается не безукоризненному с православной точки зрения царю-мученику, а безнравственному оккультисту Фандорину. Над тем, к какому нравственному идеалу зовет Б. Акунин своих читателей, стоит задуматься всерьез. Особенно если учесть упоминание об "эрастоманах" в рекламе книг Б. Акунина. Стало быть, уже есть люди, которые "строят жизнь" с Эраста Фандорина, считая его образцом для подражания. Вот уж подлинно – "из огня да в полымя"! Но это еще полбеды по сравнению с тем, какие религиозные убеждения проповедуются в романах об Эрасте Фандорине. А каковы они – мы рассказали выше.
    В житии преподобного Паисия Великого (память 19 июня по ст. ст.) рассказывается о том, как ученик однажды шел по дороге с человеком, хулившим Христа. И в конце концов сболтнул в ответ на его нечестивые речи: "может быть, это и правда". Когда же он вернулся к старцу, тот долго не узнавал его. А потом сказал ему: "Ты изменился". К таким последствиям привело даже неявное отречение от Христа. Что же ожидает нас, если за "круто сваренным сюжетом" детективов об Эрасте Фандорине мы не замечаем того, как нам исподволь навязывают антихристианские взгляды? И что самое горестное, как мы так же исподволь принимаем их. Тем самым – предавая Христа. А что для православных христиан может быть страшнее этого? Ибо, по словам святителя Игнатия (Брянчанинова), "горе не вступившим в общение с Богом! Большее горе вступившим в это общение и отвергшим его!".

    Монахиня ЕВФИМИЯ (Пащенко), Архангельск

    TopList