Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 40/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Почему мы боимся смерти

    СЛОВО ПАСТЫРЯ

    Почему мы боимся смерти

    Невеселый предмет избираю я для нынешнего радостного дня: я хочу побеседовать с вами о смерти.

    И чаще бы нам надобно беседовать о ней, слушатели благочестивые. Ведь думай не думай, а от смерти не убежишь; так уж лучше думать. Чем чаще будем думать о смерти, тем меньше будем ее бояться. Мы оттого именно слишком боимся смерти, что редко о ней думаем или думаем не так, как должно.

    Дивеевская обитель. У Бога все живы. Фото Валентины Моревой Дивеевская обитель. У Бога все живы. Фото Валентины Моревой

    И подлинно, что страшного в смерти, если посмотреть на нее с лучшей точки зрения – так, как должно смотреть? Скажи, отчего ты так боишься смерти? Оттого, скажешь, что мне хочется пожить, мне жизнь еще не наскучила. Так, желать жить очень нам естественно: животные бессловесные – и те не любят умирать. Но рассуди, разве смерть отнимет у тебя жизнь? Ведь ты и по смерти будешь жить. Ибо что такое значит умереть? Умереть – то же, что перейти из старого, худого дома в новый, хороший: смерть есть переборка с одного места на другое. Что же в ней страшного?

    Ты скажешь: мне хочется пожить на земле, здесь мои родные, здесь мои друзья, здесь мои удовольствия, здесь все мое, что я так люблю. Как же мне не бояться смерти, которая все это от меня отнимет? Но рассуди, все ли отнимет у тебя смерть? Родные твои и по смерти будут с тобой, друзья – тоже. Да, кого мы теперь любим искренно, с кем нам теперь жить приятно, с теми и по смерти мы не разлучимся: смерть еще теснее соединяет людей, взаимной любовью между собой соединенных. Не скорби же, сердобольная мать, при разлуке с детьми, они и там будут с тобой. Не сокрушайся, любящая жена, о своем супруге, ты и там будешь неразлучна с ним. Не печальтесь и вы, нежные друзья, вы и там будете друзьями. Да, всякий из нас при смерти может и должен говорить всякому: до свидания! Что же касается мирских удовольствий, которые смерть у нас отнимает, то они не стоят того, чтобы говорить о них; по смерти будут свои удовольствия – такие, каких только душа желать может. После сего что же бояться смерти?

    Ты скажешь: я боюсь потому, что я грешник, а грешникам по смерти худо – там ожидают их мучения. Вот эта причина твоей боязни основательна, грешникам по смерти, точно, худо. Ах, и в самом деле, слушатели, как мы явимся на тот свет с нашими грехами? Грехи и здесь иногда нас мучат, тревожат, беспокоят, а там и вовсе не дадут нам покоя. Теперь мы еще не видим их вполне, а там они представятся во всей своей гнусности. Теперь мы многих своих грехов и не знаем и не сознаем, а там все узнаем, все они придут на память, и ни от одного из них не откажемся. Так, грешнику при воспоминании о смерти, точно, есть чего бояться. Но и тут рассуди: смерти ли ты должен бояться? Ведь не смерти, а грехов; омывай их слезами покаяния, заглаждай добрыми делами, а смерти не бойся. Грешить бойся, а умирать нечего бояться.

    Но ты скажешь: что же мне делать? Я грешить не боюсь, искреннего покаяния не приношу, дел добрых не делаю. Как же я могу не бояться смерти? О, если ты таков, то я даже советую тебе бояться смерти; если ты точно грешить не боишься, покаяния не приносишь, добрых дел не делаешь, то трепещи; люта смерть таких грешников. Аминь.

    Протоиерей Родион ПУТЯТИН
    В день Успения Пресвятой Богородицы

    О соединении с ближними в загробной жизни

    И вы же печаль имате убо ныне: паки же узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас.
    (Ин. 16, 22)

    Дивеевская обитель. У Бога все живы. Фото Валентины Моревой Дивеевская обитель. У Бога все живы. Фото Валентины Моревой

    Когда мы разлучаемся с близкими нашему сердцу, то нам отраднее, решительнее бывает, если мы знаем, если уверены, что мы скоро или рано ли, поздно ли опять увидимся, опять будем вместе с ними. Надежда несомненного свидания облегчает тягость тяжкой и долгой разлуки.

    Можем ли мы утешаться подобной надеждой при прощании с умершими нашими? Можем ли надеяться, что когда-нибудь увидимся по смерти со всеми нашими родными и близкими нашему сердцу?

    Бог этого не открыл нам, в Священном Писании нигде не говорится, что увидимся. Но Бог, может быть, потому не открыл этого, что и без Его особенного Откровения мы сами это можем знать, сами можем догадываться, что увидимся. Бог открывает только то, что мы сами собою, без Его Откровения, узнать не можем.

    В самом деле, если мы бессмертны, то после смерти будем жить, а если будем жить, то будем жить с кем-нибудь; а если будем жить с кем-нибудь, то с кем же? Ужели с чужими и чуждыми для нас? Ужели с дальними и неизвестными нам? Этого быть не может, это ни для чего не нужно.

    Да, если мы, как существа бессмертные, по смерти будем жить, то всего естественнее будем жить вместе со своими, с родными, близкими нам по душе, по мыслям, по чувствам. А ты ведь, слушатель, веруешь, что по смерти будем жить? Не сомневайся же верить и тому, что увидишься там с твоими родными и со всеми близкими тебе.

    Слово Божие ничему так нас не учит, как взаимной любви, и любви самой тесной, искренней, сердечной, можно сказать, вечной любви учит нас. Оно непрестанно говорит нам: друг друга любите, друг для друга живите, друг другу помогайте, друг друга утешайте, друг для друга будьте всем. Ужели же, научая нас здесь любить друг друга, Бог будет по смерти отлучать нас от этой любви? Ужели же, соединяя нас здесь узами родства, сближая нас мыслями и желаниями, Бог будет по смерти разлучать, отделять друг от друга, разрывать всякие узы? Да это неестественно, это несвойственно нашему Богу, Который есть любы беспредельная.

    Кого мы здесь на земле любим, с кем мы здесь делим радости, с теми и там будем радоваться. Родные тогда еще роднее будут нам, близкие сердцем будут еще ближе, любовь наша взаимная будет еще крепче. А зная эту истину, с каким усердием, с какой готовностью мы должны поминать наших умерших! Мы по смерти увидимся с ними, нас они встретят там, и потому с какой благодарностью напомнят нам о наших молитвах, которые мы за них воссылаем, о наших пожертвованиях, которые мы для них делаем, о наших милостынях, которые мы ради них подаем, о наших слезах, которые мы о их спасении проливаем!

    Да, слушатель-христианин, если ты поминаешь умерших, то они не только воспользуются твоим поминовением, но в свое время лично возблагодарят тебя и вечно будут благодарны за твое временное здесь поминовение, потому что (кто знает?), может быть, твое временное поминовение избавит их от вечных мучений.

    Итак, будем утешаться при воспоминании об умерших наших, что опять увидимся с ними со всеми, увидимся по смерти и возрадуемся и вместе с ними неразлучно радоваться там будем. Аминь.

    Протоиерей Родион ПУТЯТИН
    Поучение при погребении

    "Чтобы они там молились за нас..."

    Когда Божия Матерь открыла Своим родственникам и знакомым, что Она скоро умрет, и когда те стали плакать, то Она в утешение им сказала: не плакать, а радоваться вы должны, когда Я умру, ибо по смерти Я ближе буду к Престолу Божию и, беседуя лицом к лицу с Богом, Сыном Моим, удобнее умолю Его о вас и скорее милости испрошу у Него вам.

    Слушатели-христиане! Можем ли и мы, когда будем умирать, тем же утешать родственников и знакомых наших, чем утешала Матерь Божия? Может ли перед смертью всякий из нас говорить: не плачьте, не скорбите, когда умру я, вам и без меня будет хорошо; я там буду молиться за вас, там удобнее мне будет молиться за вас.

    Можем так говорить, так утешать. Если мы здесь, среди суеты мирской, среди хлопот домашних, молимся с усердием от чистого сердца о наших родных и знакомых, то отчего же по смерти не можем делать того же? Тогда нам еще удобнее будет молиться, тогда нас ничто не будет отвлекать от молитвы. Да, если мы теперь желаем от всего сердца добра нашим родным и знакомым, так что готовы и по смерти желать им и молиться о них, то ничего не воспрепятствует нам тогда молиться. Сердечные желания со смертью не прекращаются, а остаются с нами.

    Только разве тот по смерти не в состоянии будет молиться о родных и знакомых, кто здесь о них не молится. К чему здесь человек не приобретает навыка, того и там по смерти делать не может.

    Итак, слушатели, при воспоминаниях о наших умерших родных и знакомых не будем забывать того, что они там молятся за нас. Только будем напоминать им о том, чтобы они там молились за нас, то есть будем сами здесь о них молиться. Если мы забудем их в своих молитвах здесь, то и они могут забыть молиться за нас там.

    Царица Небесная, Матерь Божия! Умирая, Ты обещалась помолиться не только о родных и знакомых Твоих, но и о всем мире, о всех людях. Ты и молишься о нас. Твоими молитвами мы живем и спасаемся.

    Не переставай же молиться о нас, не переставай изливать милости Божии на нас. Мы только тем и утешаемся в жизни, что Ты о нас молишься. Аминь.

    Протоиерей Родион ПУТЯТИН
    В день Успения Пресвятой Богородицы

     

    Братское послание Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и Священного Синода Русской Православной Церкви членам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей

    Всечестные архипастыри и пастыри – участники Собора, благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа (Еф. 1, 2)!

    В преддверии Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей Священный Синод, епископат, клир и вся полнота Русской Православной Церкви с особым усердием возносят молитвы ко Господу и Спасителю нашему об упразднении горестного разделения чад Матери-Церкви, в рассеянии сущих, со своими единоверными братьями в России.

    Минул трагический двадцатый век, в котором Россию и ее Святую Церковь постигла година тяжких искушений. Великим грехом богоотступничества соблазнилось народное сердце. В духовном помрачении разрушались храмы, осквернялись святыни, грубо попиралась Богом дарованная человеку свобода, хитон церковный раздирали враги внутренние и внешние. Русская Церковь взошла на свою Голгофу, и исполнилось евангельское пророчество Спасителя, когда в богоборческом соблазне предал брат брата на смерть, и отец – сына, и восстали дети на родителей, и умертвили их (Мф. 10, 21). Однако верен Бог в Своих обетованиях, и, восходя на крест, православная Россия верила в свое воскресение. Ведь, по слову апостола, ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 38–39). Кровью сотен тысяч мучеников и исповедников был омыт лик земли Русской, и наша страна выстрадала свое исцеление от тяжкой болезни. Святыми молитвами новоявленных угодников Божиих пало наконец иго воинствующего безбожия.

    Сегодня, вступив в новое тысячелетие, мы можем с радостью свидетельствовать, что врата адовы (Мф. 16, 18) не одолели Церковь в России.

    Дорогие братья во Христе, события, происшедшие за последние годы в жизни нашей Святой Церкви, в жизни российского общества и государства, ясно указывают, что ныне упразднились все те исторические причины, которыми было обусловлено наше с вами разделение. Церковь в Отечестве свободно совершает ныне свое спасительное служение. Несмотря на страшные годы гонений, она соблюла в неповрежденности Слово Христово и вновь обрела возможность полным голосом проповедовать истину Святого Православия. Прошедший в августе прошлого года Юбилейный Архиерейский Собор стал еще одним ярким проявлением церковного возрождения. Принятые на нем Основы социальной концепции Русской Православной Церкви внесли необходимую ясность во взаимные отношения Церкви и государства. Исполнилось в условиях свободы давнее желание нашей Церкви и всего многострадального православного народа: свершилось прославление в лике святых великого сонма Новомучеников и Исповедников Российских, и в том числе Царственных Страстотерпцев. Божиим благословением чин канонизации с участием представителей всех Поместных Православных Церквей в возрожденном Храме Христа Спасителя стал поистине всеправославным торжеством.

    Однако лишь тогда станет полной наша радость, когда получит исцеление рана пагубного раскола в теле Церкви Русской. Печалью исполнены наши сердца оттого, что мы с вами, братия, православно исповедуя единую веру, не можем причаститься от единой Чаши и продолжаем находиться в плену исторически изжитого разделения. Многие чуткие души, особенно из числа русских людей, живущих за рубежами Отечества, тяготятся таким положением, стремясь найти пути к его преодолению. И в недрах самой Зарубежной Церкви все усиливается стремление к упразднению разделяющего средостения. Радость многим членам Церкви в России доставило решение прошлогоднего Архиерейского Собора Русской Зарубежной Церкви о создании Комиссии по вопросам единства Русской Церкви. Мы подтверждаем нашу готовность создать подобную же комиссию со своей стороны, дабы в братском диалоге разрешить те недоумения, которые все еще стоят на пути единства.

    Святые Новомученики претерпели неисчислимые страдания за Церковь Русскую, желая видеть ее единой и свободной. В новом тысячелетии, начало которого ознаменовано тревожными событиями, на нас с вами возложена Господом ответственность за будущее Русской Церкви. Братия, пришло время оставить все споры о правде человеческой, которая должна уступить место правде Божией. Принеся взаимное покаяние, мы призваны пойти навстречу друг другу и преодолеть застарелые подозрения и вражды. Пора нам всем понять, что наше разделение свидетельствует ныне лишь о косности и греховности человеческой. Последуем же завету святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, который восемьдесят лет назад писал в одном из своих посланий: "Именно в единении, согласном действовании и братской любви – сила". Прислушаемся и к наставлению святителя Григория Богослова: "Уступим в иной малости, чтобы получить взамен важнейшее, то есть единомыслие". И да укрепят нас в нашем сближении слова Первосвященнической молитвы Господа и Спасителя нашего: Как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня (Ин. 17, 21).

    Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ,
    члены Священного Синода

     

    TopList