Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 37/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • ИСТИНА - ОДНА

    РАЗГОВОР С НЕЦЕРКОВНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ

    ИСТИНА – ОДНА

    Несмотря на двухтысячелетнюю историю, христианство в большой части современного мира переживает упадок. Количество “практикующих” христиан, как говорят на Западе, а лучше сказать – тех, кто действительно живет христианской жизнью, сильно уменьшается. И даже те, кто называет себя христианами, очень быстро разделяются между собой. Этот процесс деления христианских конфессий все ускоряется. В наше время их существует множество. Естественно, что человек, который ищет истину, находится сегодня в очень трудных условиях. Ему нужно не только выбрать между христианством и индуизмом, не только нужно понять, что его больше влечет к себе – христианское смирение или какая-нибудь особенная сила, которую обещают йоги, но даже после обретения им христианской веры необходимо разобраться: а куда же идти? Почему к православным, а не к католикам? И чем баптисты хуже православных? Как сделать выбор?

    Истина одна

    Для того чтобы человек мог серьезно выбрать, найти истину, ему нужно обязательно войти в круг основных понятий, необходимых для того, чтобы воспринимать религиозное учение. Есть такие положения, такие точки отсчета, которые называются аксиомами. Первую аксиому можно сформулировать так: истина одна. Не может быть много истин. Если же человек думает, что истины нет, он должен признать, что все – одна ложь, и тогда не о чем разговаривать. Нравственная потребность духовно здорового человека – это искание истины. Когда человека не интересует истина, перестает быть для него обязательной, это признак тяжелого духовного заболевания, это значит, что в душе человека произошла страшная духовная катастрофа.

    Существование духовного мира

    Протоиерей Владимир  Воробьев. Фото 1994 г. Протоиерей Владимир   Воробьев. Фото 1994 г.

    В поиске истины современный человек обязательно встает перед вопросом: существует только лишь материальный мир или еще мир духовный? Когда человек говорит, что “да, конечно, что-то есть, я верю, что есть какие-то нематериальные силы”, это еще совсем не значит, что он логически разобрался, ясно представил себе, что наряду с миром материальным существует мир духовный, с которым нужно обязательно определить свои отношения. Надо понять, как человек должен находиться к духовному миру, какие возможности у него существуют.
    Христианство утверждает, что есть мир телесный и есть мир духовный. Мир духовный может быть не только добрым, но и злым. Человек принадлежит и духовному, и телесному миру, потому что имеет не только тело, но и душу. Если это так, тогда встает вопрос: а как же наш дух соотносится с духовным миром и возможно ли для него преодоление той телесной дебелости, которую все мы хорошо знаем? Возможно ли жить в духовном мире, возможно ли не только искание Бога в смысле мировоззрения, но и общение с Богом?

    Взаимоотношения науки и религии

    Существует довольно распространенная точка зрения: пока наука не докажет, что Бог есть или что Бога нет, нужно довольствоваться полным агностицизмом – не знаю, и все. Однако, несмотря на то, что невозможно отказаться от естественной потребности человека разумно познавать Бога, разумно искать истину, нужно сразу признать, что наука здесь не может быть арбитром. Религия и наука не противоположны друг другу. Наука занимается в основном той реальностью, которая может быть подвергнута эксперименту, то есть принадлежит телесному миру. И хотя эта реальность тоже таинственна, тоже создана Богом и законы ее удивительно глубоки, прекрасны, но тем не менее эта реальность воспринимается нами как сфера нашей земной жизни.
    В центре религиозного мировоззрения стоят другие вопросы. Это вопросы об абсолюте, о мироздании, о Духе и духовном мире, который не подвластен человеческому эксперименту. Туда нельзя войти никакими приборами, нельзя потребовать, чтобы наши эксперименты давали какие-то ответы. Если даже и можно говорить об опыте, то это опыт совсем другой. Существует некий опыт общения с духовным миром, но он от нас полностью не зависит, духовный мир может открыться нам или не открыться. Все, что мы знаем о духовном мире, имеет характер откровения, а наука имеет дело с тем, что хоть в какой-то мере подвластно человеческой воле.
    Поэтому научные методы применимы к выработке мировоззрения в том только смысле, что они обогащают нас знаниями и дают нам методологию мышления. Но наука никогда не может претендовать на выяснение истины о Боге до конца, хотя надо сказать, что основным, может быть, достижением науки XX века является неожиданный, почти религиозный результат. Если наука в XIX веке приводила к атеизму, претендовала на познание религиозной истины и располагала к рационализму, то в XX веке она достигла противоположного итога. Наука теперь утверждает с окончательной силой, что человеческий разум, человеческое знание ограниченны, что человек не может претендовать на абсолютное познание даже этого мира научным методом.
    Современная наука убрала препятствия к вере, возвратила ей прежнее достоинство. Вера не только ничем “не хуже” науки, но она превосходит ее, она необходима человеку.

    Вера – это не просто доверие. Это есть особенный, таинственный способ познания, сверхрациональный тип знания, которое превышает человеческий разум, и в этом нет ничего плохого, это есть естественное свидетельство того, что мы приобщаемся к реальности более высокой, чем наш телесный мир.

    Смысл жизни

    Что же человек познает с помощью веры и что присуще его духовному знанию? Все люди, кроме впадших в самое страшное отчаяние, ощущают, что жизнь имеет смысл. Когда человек перестает это ощущать, он обычно кончает жизнь самоубийством. Даже те, кто говорит, что, по их мнению, жизнь бессмысленна, обычно говорят неправду, потому что если бы она была бессмысленна, то не стоило бы жить. Другое дело, что сформулировать правильно, в чем состоит смысл жизни, могут немногие. Когда люди говорят, что смысл жизни в детях, смысл жизни в построении коммунизма, смысл жизни в науке, – это все, конечно, несправедливо, потому что все это не может осмыслить бытия человеческого рода. Если смысл жизни в том, чтобы воспитывать детей, в чем же смысл их жизни? Такая цепочка от поколения к поколению ничего не объяснит и не оправдает. Тем не менее каждый человек ощущает, что есть смысл жить. И даже те именно люди, которые говорили, что нет Бога, что все материально, – нередко жертвовали своей жизнью за построение светлого будущего всего человечества. Это, конечно, поразительная непоследовательность, потому что если нет духовного мира и жизнь человека конечна и только материальна, то какое может быть светлое будущее? Естественнее тогда быть материалистом, таким, какими являются сегодняшние материалисты на практике – те, кто просто хочет получить побольше удовольствий и достичь наибольшего комфорта в сегодняшней своей жизни. А вот те люди были, конечно, идеалистами, но только их идеализм был очень противоречив. Отрицая по существу смысл жизни, они в то же время для себя его как-то постулировали и ему служили. Любой человек, даже доведенный до отчаяния, тяжелобольной, находящийся уже на смертном одре, понимает цену жизни, даже часто хватается за жизнь. Он чувствует всем своим существом, что жизнь имеет абсолютную ценность, что она не умаляется даже смертью. Это объяснить можно только одним – человек не умом своим, но духом знает, что жизнь вечна. Он знает, что он принадлежит вечности.

    Христианство учит, что земная жизнь – это только подготовка к жизни вечной, что душа человека бессмертна. Вера в бессмертную будущую жизнь – она только одна и может осмыслить жизнь человеческого рода. Только в том случае можно утверждать, что жизнь человеческого рода имеет смысл, если принять, что существует вечная жизнь в духовном мире. Логическая связь веры в смысл жизни и веры в бессмертие неопровержима, хотя люди это часто не осознают.

    Добро и зло

    Духовным знанием является знание и о том, что существует добро и зло. Даже раньше, чем человек начинает осознавать окружающий мир и самого себя, он уже знает о существовании добра и зла. Самый маленький ребенок реагирует на добро и на зло, и требуется очень много усилий для того, чтобы из сердца и сознания человека вытравить ощущение того, что есть добро и зло. Правда, современная жизнь являет пример того, что человек может в конце концов убить в себе различение добра и зла и сделать себя нечувствительным к ним. Но мы таких людей единогласно – и атеисты, и верующие люди, – называем преступниками.

    Когда человек не понимает разницу между добром и злом, делается безразличным к добру – это есть смерть духовная, гибель. Тем не менее материалисты утверждают: мораль относительна, она есть некая производная общественного человеческого сознания, и каждое общество может создавать свою мораль, ту, которая ему наиболее удобна, которая является естественным приспособлением к жизни этого общества. Это в чем-то похоже на правду, но необходимо понять: невозможно говорить об относительном, если нет абсолютного. Если существует абсолютное, тогда только существует и относительное… Кроме того, добро есть понятие абсолютно духовное. Если существует лишь материальный мир, то добру просто неоткуда взяться, оно тогда вовсе не существует как онтологическая категория.

    Духовная свобода

    Человеку присуще ощущение свободы, каждый человек ощущает себя внутренне свободным. Существует, конечно, рабство на земле, и очень многое нас порабощает. Порабощают нас внешние обстоятельства, существуют какие-то узы долга, мы можем родиться в разных условиях, и условия нашего рождения нас как-то связывают. Но каждый человек в глубине души знает: какие бы цепи его ни сковывали, как бы ни было ему трудно не послушаться, он всегда все-таки имеет власть сам решить свою судьбу. Он всегда может принять или отвергнуть то, что ему навязывается. Он всегда может сказать: нет, я не согласен. И в этом смысле глубинная духовная жизнь человека всегда остается свободной.

    Что же такое свобода? Существует философское определение свободы: свобода есть осознанная необходимость. Но такое определение с религиозным мировоззрением совершенно несовместимо. Если это необходимость, пусть и осознанная, то свободы нет. Свобода – это свобода. Свобода есть как раз отсутствие необходимости. Ничто не может сознательного человека окончательно связать, никакая необходимость не может над ним полностью властвовать. Это свобода – богоподобная черта человека, в земном тварном мире она присуща только человеку, эта свобода – божественна и таинственна и, конечно, до конца неосознаваема, неопределима. Представление о свободе связано с другим очень важным утверждением.

    В этом мире все взаимосвязано, и каждое явление или действие имеет свою причину. Наше мышление на последней глубине неспособно отвергнуть принцип причинности. Все познается только в причинной связи. Хаос, где нет всеобщего абсолютного закона причинности, просто немыслим. Обычно говорят, что все в мире выстраивается в причинные ряды. А пересечение причинных рядов – это есть случайность. На самом деле, конечно, никакой случайности тоже быть не может, потому что пересечение причинных рядов тоже должно иметь свою причину. В материалистическом представлении о мире абсолютно все должно иметь какую-то первую причину в бесконечном прошлом, потому что причинные ряды бесконечны и прерываться не могут. Такой взгляд очень быстро приводит к абсурду, потому что если встать на точку зрения материалиста и не отвергнуть закон причинности, получается, что каждая мысль, каждое движение руки – все имеет свою причину. Причем причину не какую-то непосредственную (например, человек поднял руку, потому что ему нужно поправить волосы), а уходящую в бесконечность. Значит, где-то в бесконечном прошлом определено буквально все – движение каждой элементарной частицы, каждой молекулы.

    Если так, то ни о какой свободе просто речи быть не может. Все запрограммировано, свобода является просто иллюзией. Представить себе такую картину никто не может, это абсурд. Если бы было так, тогда действительно ни о добре, ни о зле, ни о смысле жизни, ни о свободе – ни о чем говорить нельзя. Все превращается в бессмыслицу. Современная наука утверждает, что в микромире нет закона причинности, но это означает лишь то, что научными методами его невозможно там проследить.

    Вера в Бога легко выходит из этого противоречия. Она говорит, что Бог есть Творец и духовному миру присущ дар творчества. Поэтому существует причинность материальная и более высокая причинность – духовная, творческая причинность. То есть всегда в этом мире что-то творится, и человек тоже является творцом, творцом совершенно свободным. Творчество духовно, свободно. Связь учения о свободе с учением о Боге логически совершенно неоспорима. Только тогда, когда принимается религиозное мировоззрение, когда признается учение о свободе, о творчестве, о творческом богоподобии человека, основные представления о человеческой жизни перестают противоречить друг другу, и духовное знание, глубинное ощущение главных устоев жизни человека не будет противоречить его разуму.

    Что такое религиозная жизнь

    Религия – это есть жизнь с Богом. Существует религиозное мировоззрение, и большинство людей, которые признают себя верующими, этим довольствуются, но жизни с Богом они не ищут. Таких людей нельзя назвать вполне религиозными людьми, потому что религия – это не просто утверждение, что есть Бог. Но перейти от признания того, что есть Бог, к жизни с Богом трудно. Тут начинаются новые проблемы. Например, церковный плюрализм, множество разных религиозных учений, по видимости друг с другом не только не согласных, но и враждующих.

    Церковь и святость. Все знают, что Церковь называет себя святой, а в то же время, очевидно, в земной церковной жизни эту святость найти не всегда легко. Часто не видно святости в священнослужителях, в жизни христиан, даже тех, которые говорят, что для них Евангелие и жизнь с Богом – это самое главное. Является ли это просто ошибкой, обманом или недоразумением? Или, может быть, идеалы христианства в действительности недостижимы, не могут быть воплощены в этой жизни? Это многих смущает, и часто люди говорят: я принимаю Евангелие, христианское учение, но в церковь никогда не пойду: эти священники, свечи, поклоны, деньги – это все мне кажется несовместимым с евангельским учением. Как это согласить? Святость, конечно, есть, без святости Церкви быть не может. Но Церковь, святая по своей сути, в этой земной жизни находится в состоянии борьбы за святость. Она обращена к этому греховному миру, она не от мира сего, но в мире сем. Ее задачей является открыть свои двери и принять грешных людей для того, чтобы в другие двери они могли выйти преображенными, святыми. Но гарантии нет, что это получится в отношении любого конкретного человека, если он не решится на подвиг духовной жизни ради Царствия Небесного. Если же двери храма открыты для всех, то грешников там встретить будет гораздо легче, чем праведников.

    Отношения с Богом есть отношения любви. В Библии есть слова, сказанные пророком от лица Божия: Сыне, дай мне сердце твое. Богу нужно только сердце человека, то есть его любовь. Любовь евангельская есть подвиг самоотвержения, любовь имеет крестную природу. Без такой любви, без подвига не может быть настоящей христианской жизни.

    Протоиерей Владимир Воробьев, ректор ПСТБИ

     

    Свидетельство современника

    Когда протекли три года по принятии Ареопагитом (святым Дионисием Ареопагитом, современником земной жизни Богоматери, знаменитым и ученым афинянином) веры в Искупителя, он посетил Богоматерь, имевшую по вознесении Господа постоянное жительство в Иерусалиме, в доме евангелиста Иоанна.

    Богоматерь и Иоанн Богослов. 1371 г. София, Национальная художественная галерея Богоматерь и Иоанн Богослов. 1371 г. София, Национальная художественная галерея

    Следующее выписываем из послания святого Дионисия к апостолу Павлу: "Невероятным, казалось мне, – исповедую пред Богом, – о превосходный вождь и начальник наш, чтобы кроме Самого высшего Бога был кто-либо преисполнен Божественной силы и дивной благодати; никто из человеков не может постигнуть то, что видел и уразумел я при посредстве не только душевных очей, но и телесных. Я видел очами моими богообразную и паче всех небесных духов святейшую Матерь Христа Иисуса, Господа нашего, Которую даровали мне видеть благодать Божия, снисходительность верховного Апостола (Иоанна) и неисповедимая благость и милосердие самой милостивой Девы. Паки и паки исповедую пред всемогуществом Божиим, пред благодатью Спасителя и пред славною честию Девы, Матери Его, что когда я был введен пред лице богообразной, пресвятейшей Девы Иоанном, главою Евангелистов и Пророков, который, жительствуя во плоти, сияет как солнце на небеси, то облистало меня столь великое и безмерное Божественное сияние, не только извне, но еще более просветившее внутри, и исполнился я такого предивного и разнообразного благоухания, что ни немощное мое тело, ни дух не возмогли понести таковых и толиких знамений и начатков вечного блаженства и славы: изнемогло сердце мое, изнемог дух мой во мне от Ее Божественной славы и благодати. Свидетельствую Богом, имевшим жительство в честнейшей утробе Девы, что если б я не содержал в памяти и в новопросвещенном уме твое Божественное учение и заповедания, то я признал бы Деву Богом и почтил бы Ее поклонением, подобающим единому истинному Богу: потому что ум не может представить себе большей чести и славы для человека, прославленного Богом, как то блаженство, которое я, недостойный, удостоился вкусить, соделавшись тогда вполне блаженным и благополучным. Благодарю превысшего и преблагого Бога моего, божественную Деву, преизящнейшего апостола Иоанна, также и тебя, верховного и торжествующего начальника Церкви, милостиво явившего мне такое благодеяние".

    Благодатные дары Святого Духа, которыми обиловали апостолы, преизобильно и более их имела Богоматерь. Она имела и дар пророчества, и дар прозорливости, и дар чудотворений, и другие бесчисленные дары, известные Подателю даров и приявшей дары. Прикосновение к Ней исцеляло неисцелимые недуги. Девственное, освященное Богом тело Ее соделалось вместилищем и источником чудес. Как икона апостола Петра, изображавшаяся на земле тенью его, чудодействовала, так иконы Божией Матери чудодействуют по всей земле, проповедуют, свидетельствуют, запечатлевают знамениями истину учения Христова. Живописцами чудотворных икон апостола были лучи солнца: живописцами чудотворных икон Божией Матери были разумные лучи Солнца правды, Бога и Сына Приснодевы, – Его Апостолы и Его святые угодники.

    Богоматерь в третий день по блаженном успении Своем воскресла и ныне жительствует на небесах душой и телом. Она не только жительствует на небесах: Она царствует на небесах. Она, как Матерь Царя Небесного, объявлена Царицей небесной, Царицей и святых ангелов и святых человеков. Ей даны особенная власть и особенное дерзновение ходатайствовать пред Богом о человечестве. Святая Церковь, обращаясь с прошениями ко всем величайшим угодникам Божиим, ко всем ангелам и архангелам, говорит им: молите Бога о нас; к одной Богоматери она употребляет слова: спаси нас.

    Святитель ИГНАТИЙ (Брянчанинов)

    TopList