Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 36/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

    ПРАВОСЛАВИЕ В СУДЬБАХ ОТЕЧЕСТВА

    ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

    Чем чаще мы говорим или думаем о Троице-Сергиевой Лавре, о ее огромном значении в духовной жизни нашего народа, тем в большей славе и духовном величии встает пред нами образ ее основателя. В образ, в жизнь Преподобного Сергия на протяжении веков всматривались многие поколения русских верующих людей.

    У врат Лавры. Худ. К. Юон У врат Лавры. Худ. К. Юон

    Руководимый Промыслом Божиим, Преподобный Сергий посвятил свою жизнь нравственному воспитанию русского народа. Одним из методов воздействия Преподобного на окружающих людей был личный живой пример его святой жизни. Житие Преподобного, составленное учеником его Епифанием Премудрым, повествует нам о том, с каким искренним смирением, с какой неослабной энергией трудился Преподобный на нужды братии. Уже будучи игуменом, он был для иноков его обители и поваром, и пекарем, и мельником, дровоколом, портным, плотником – одним словом, служил братии, как раб купленный, по выражению Жития. Помимо этого, на нем лежал и более тяжкий, хотя и менее заметный труд по духовному воспитанию иноков.
    С любовью принимал он приходящих в обитель, особенно пристально наблюдал за духовным состоянием новичков, распределял послушания – каждому по силам и склонности. Каждую ночь заботливый игумен ходил мимо келлий, легким стуком в дверь напоминая тем, кто предавался празднословию, об основном иноческом делании – молитве, а наутро осторожными намеками, тихой и кроткой речью, не обличая резко, не делая упреков, вразумлял согрешивших и вызывал у них раскаяние. С терпением и любовью врачевал души Преподобный Сергий, и под его мудрым управлением в обители из пришедших в нее разных по характеру и складу людей складывалось настоящее братство в духе апостольской общины, где у многих верующих были единая душа и единое сердце (Деян. 4, 32). Именно в этом и состояла главная заслуга Преподобного Сергия для русской культуры – в том, что он возродил на Руси дух апостольского христианства, сумел создать и утвердить в своей обители ту евангельскую основу жизни, атмосферу единодушия и единомыслия, которая составила фундамент и главное достояние нашей национальной культуры. Другими словами, можно сказать, что Преподобный "угадал" и развил те принципы, которые изначально присущи культуре как явлению человеческой жизни.
    В самом деле, в наиболее широком смысле культура – это всё, что создано человеческим обществом благодаря деятельности людей, вся совокупность духовных и материальных ценностей, накопленных человечеством за время его исторического существования. И само слово "культура" по-латыни означает "возделывание, обрабатывание". То есть человек как поставленный Богом владыка материального мира, возделывает, преобразует этот мир, и продукт этой деятельности и есть человеческая культура. В этом едином в своей сущности процессе обычно выделяют три составные части:
    1) хозяйственная, или практическая, деятельность, материальная культура – совокупность материальных ценностей, созданных человечеством;
    2) научная, или теоретическая, деятельность – результат осмысления явлений природы, физических законов и выработка соответствующей системы понятий, образующих основу научного знания;
    3) религиозная, литургическая деятельность, или духовная культура, которая служит запросам высшей, духовной природы человека и устанавливает его отношения с Горним миром.

    Фото Евгения Крылова Фото Евгения Крылова

    Эти три направления человеческой культуры соответствуют трехчастному разделению природы человека – дух, душа и тело. И как в человеке до грехопадения эти три части находились в гармоническом единстве при господстве духа, так и в человеческом обществе в идеальном его состоянии должна быть достигнута целостность культуры при господстве в ней духовного начала. При такой гармонии, когда решающую роль в обществе играет литургическая деятельность, остальные составные части культуры, подчиненные ей – материальная и теоретическая, – освящаются, тем самым вся жизнь общества становится своего рода священнодействием. При этом человеческая культура и достигает во всех областях наибольшего расцвета, ибо она тогда соответствует своему назначению – прославлять Творца, и человеческой деятельности в ней максимально содействует благодать Святого Духа. Напротив, при умалении духовного начала развитие науки и создание материальных благ оказывается в конечном счете бесплодным и приводит лишь к застою, а потом и распаду человеческой культуры. Именно к такому выводу приходят сейчас специалисты различных наук, философы, общественные деятели. Для нас же этот вывод очевиден – не только потому, что такова традиция Православия, искони утверждающая примат духовного над материальным, но и потому, что в нашей истории мы видим наглядное подтверждение этому. Мы видим, как Преподобный Сергий – духовный родоначальник Московской Руси – сумел воплотить в своей личности гармонию нравственного идеала христианства, и мы видим, какое сильное влияние оказали его личность и созданная им обитель на формирование русской культуры.

    "Вглядываясь в русскую историю, – пишет отец Павел Флоренский, – в самую ткань русской культуры, мы не найдем ни одной нити, которая не приводила бы к этому первоузлу, к этим ангелу земли Русской: нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература, русская школа, русская наука – все эти нити русской культуры сходятся к Преподобному". И дело тут не в количественных характеристиках – не в числе учеников Радонежского игумена, основавших новые обители на Руси, не в размерах благотворительности, которой всегда отличалась Троицкая обитель, не в материальном достатке, установившемся здесь по неложному обещанию Небесной Заступницы, не в красоте зданий и не в прочности монастырских стен. Дело совсем в другом. Преподобный Сергий явился воспитателем и великим собирателем народного духа. Время, в которое он жил, явилось переломной эпохой в жизни русского народа. Татарское нашествие середины XIII века принесло с собой не только бедствия внешние, не только разорение городов и сел, безвременную гибель и массовое рабство мирных жителей. Русские люди потеряли нравственную опору в жизни. Они с надеждой осматривались вокруг в ожидании освобождения, но освобождение не приходило. Многочисленные русские князья пресмыкались перед татарами и воевали друг с другом, продолжая прежнюю политику междоусобных распрей, приведшую Русское государство к порабощению монголами. Золотая Орда, литовские князья, немцы и шведы делили между собой русские земли. Непрекращающаяся вражда и распри, постоянные набеги завоевателей, усилившееся невежество – все это грозило не только русской культуре, но и самому существованию русского народа как нации. И вот в этой обстановке исторического тупика луч надежды воссиял из скромной и неприметной Троицкой обители "на Маковце". Именно здесь русские люди увидели новую жизнь, – жизнь, чуждую раздоров и ненависти, которыми переполнена была многострадальная Русская земля, жизнь, где господствовали любовь и сострадание, которых так не хватало тогда русскому обществу. "Тихость, кротость слова, молчание, смирение, безгневие, простота без пестроты, любовь равная ко всем человекам" – эти качества Преподобного Сергия в течение всего его 50-летнего иноческого подвига незаметно распространились по Руси, духовно врачуя, укрепляя и утешая русских людей. И народ воспрянул духом, в нем стала пробуждаться вера в свои нравственные силы, и открылась перспектива национального возрождения. "В лице Преподобного Сергия, – говорит отец Павел Флоренский, – русский народ сознал себя, свое культурно-историческое место, свою культурную задачу и тогда только, сознав себя, получил право на самостоятельность". Примечательно наставление, данное Преподобным великому князю Димитрию Донскому перед Куликовской битвой: "Если враги хотят от нас чести и славы – дадим им; если хотят злата и сребра, дадим и это; но за имя Христово, за веру православную, нам подобает душу свою положить и кровь свою пролить" (Преподобный Никон. С. 149), то есть охранение, защита и утверждение православной веры, по мысли Преподобного, должны стать основой русской государственности, фундаментом народной жизни. Победа в Куликовской битве подтвердила жизнеспособность этого принципа, это была именно победа правой веры, победа нравственной силы над грубой физической силой. И в дальнейшей истории нашей страны именно силой веры русские люди прогоняли полки чужих (Евр. 11, 34), этой силой строились города, заселялись непроходимые леса и пустыни, вера вдохновляла зодчих и иконописцев, благодаря вере распространялось просвещение. В этом многовековом процессе становления и развития русской культуры обитель Преподобного Сергия – эта сокровищница нашей веры, сердце русского Православия – имеет особое, только ей свойственное значение. Она – как бы краткий конспект бытия нашей Родины, художественный портрет России, место, где наше Отечество ощущается как целое. Все основные направления русской культуры берут свое начало отсюда, как от истока. Русская иконопись нить своего предания ведет от иконописной школы Лавры. Русская архитектура на протяжении всей нашей истории лучшими своими достижениями обязательно присутствует в Лавре, так что можно утверждать, что обитель Преподобного Сергия – подлинный исторический музей русской архитектуры. Русская книга, русская литература и вообще все русское просвещение основное свое питание получали всегда от просветительной деятельности Лавры. Так было и при самом Преподобном, основателе обители, от эпохи которого сохранилось драгоценное собрание рукописей, так было и в новейшее время, на рубеже XIX–XX веков, когда Лавра стала одним из крупнейших издательских центров. Не случайно именно здесь, в Лавре, нашла себе приют Московская Духовная Академия – духовное порождение обители, ведущее свое начало от просветительского и ученого кружка Максима Грека. Не случайно именно благодаря Лавре возникли крупнейшие современные центры декоративно-прикладного искусства, такие как Абрамцевское художественное училище и Всесоюзный институт игрушки в Сергиевом Посаде. Их деятельность, можно сказать, освящена самим Преподобным Сергием, который своими руками делал игрушки для детей, приходивших в его обитель.

    Фото Евгения Крылова Фото Евгения Крылова

    Итак, в Троице-Сергиевой Лавре, как в фокусе, собраны лучшие достижения русской культуры, и сама эта культура в своей первооснове, в свой близости к духовным источникам, ее породившим, наверно, лучше всего может изучаться именно здесь – "у Сергия на Маковце". Не случайно поэтому описанию и исследованию художественных ценностей Лавры посвящена обширная литература – около 80 наименований, согласно альбому "Троице-Сергиева Лавра" издания 1985 года, и поток этой литературы постоянно растет. Однако мы не имеем возможности подробно анализировать все те стороны русской культуры, которые так или иначе связаны с обителью Живоначальной Троицы. Поэтому ограничимся немногим – зато, на наш взгляд, самым существенным.
    Прежде всего, именно в Лавре отчетливо понимается та особенность русской культуры, которую лучше всего назвать церковностью или литургичностью. Русская культура немыслима вне церковной жизни, ее невозможно понять и представить в отрыве от Священного Предания Православной Церкви, в отрыве от неповторимых по своей красоте и глубине веками сложившихся форм православного богослужения. Более того, именно от Православия, как от источника живой воды, русская культура получает творческий импульс для своего развития, именно связью с Православием объясняется богатейшее содержание, разнообразие форм и возвышенный характер достижений нашей культуры. Почему так? Потому что только Православию дано видение особой, мистической красоты духовного мира – красоты в собственном смысле этого слова, красоты как отражения бесконечных совершенств Творца в тварном мире, как явления славы Божией, наполняющей Вселенную. И эта красота абсолютной гармонии проявляется в области нравственной – в духовном облике святых, она созерцается в природе, но особое ее присутствие – в православном богослужении, где она осознается и воспринимается как ни с чем не сравнимая "сладость церковная".

    Еще одна особенность Православия, существенная для понимания русской культуры как культуры церковной по преимуществу. Протоиерей Сергий Булгаков назвал эту особенность "религиозный реализм". Суть его в том, что все церковные чинопоследования и обряды – не просто воспоминания событий Священной истории, не одни только бессодержательные символы, напротив – благодать Святого Духа, Божественная энергия, пронизывающая их, связуя эти символы с высшей, надмирной реальностью, оживляет священные воспоминания. Вот почему участие в жизни Церкви – это всегда мистическое общение со Христом, с ангелами, со святыми, это приобщение к тому опыту свидетельства, который имели апостолы – самовидцы и слуги Слова (Лк. 1, 2). Отсюда и достижения культуры имеют смысл и значение в той мере, в какой они способствуют этому проникновению в Горний мир, в какой они приобщают человека к духовному опыту Церкви. Если не иметь в виду этого обстоятельства, если к художественным ценностям русской культуры подходить с мерками секулярного, чисто светского сознания, то анализ этих ценностей будет всегда страдать неполнотой, поверхностностью, как бы ни были обширны познания и высока квалификация исследователя. Более того, люди с особо тонким, "художественным" восприятием окружающего мира даже считают, что, скажем, православную икону не имеет смысла созерцать вне храма; и даже в самом храме, но при отсутствии богослужения, впечатление от этой иконы будет не таким глубоким и не таким верным, как во время церковной службы, когда зрительное восприятие образа дополняется пением и чтением, запахом ладана, видом горящих свечей и лампад, действиями священнослужителей. В связи с этим понятна особая, можно сказать, исключительная роль Троице-Сергиевой Лавры как сокровищницы русской культуры. Она – не просто архитектурный ансамбль произведений зодчества, но именно Дом Живоначальной Троицы, обитель, в которой обитают живые люди – иноки. Иконы в ее храмах – не музейные экспонаты, запрятанные под стекло и снабженные этикетками, но это неотъемлемая часть "храмового действия", по выражению священника П. Флоренского, то есть они участвуют в богослужении, в той жизни Церкви, которая постоянно пребывает в монастырской ограде. Можно сказать, что в Лавре мы наблюдаем русскую культуру во всей ее целостности. Именно здесь осуществляется тот самый синтез всех направлений человеческой культуры – теории, практики и священнодействия – при господстве последнего, поскольку весь ритм и строй жизни обители определяется богослужебным циклом.
    Значение обители Преподобного Сергия для русской культуры велико и еще в одном отношении. Всякая культура предполагает наличие идеала, основного принципа, который она призвана воплотить в жизни. Культура, как уже было сказано, – это возделывание, обрабатывание, это преобразование жизни. Но во имя чего преобразовывать? К чему стремиться? Ради чего трудиться? Культура обязана дать ответ на эти вопросы. Заслуга Преподобного Сергия в том, что именно он указал русской культуре, в чем должен быть ее идеал. Та высокая реальность, которая одушевляла его самого в его подвигах – Живоначальная Троица, – становится ведущим принципом всего культурно-исторического строительства русского народа. В нем, в этом идеале, сосредоточивается все, что близко и дорого сердцу русского человека, – стремление к единству в любви и взаимопониманию в противовес раздорам и вражде мира дольнего, эталон нравственного совершенства – святости, чистоты и простоты, искание неземной, высшей мудрости, посылаемой в благодатном приобщении к несозданному Троическому свету. Сам Преподобный Сергий осуществил этот идеал в своей жизни: по свидетельству списателей его жития, душа его стала нерукотворной обителью Живоначальной Троицы, распространяя по всей Руси тепло благодатного утешения, мира и святости.

    1989 г.
    Архиепископ Гомельский и Жлобинский Аристарх

    Коротко об авторе

    Иерей Леонид Сафронов родился в пос. Рудничный Кировской области в 1955 году. После службы в армии около десяти лет жил в Норильске.
    В 1989 году на Всесоюзном совещании молодых писателей его принимают в Союз писателей, притом не по публикациям, как того требовали условия членства, а по рукописи.
    В этом же году он возвращается на родину, в Кировскую область. Он лауреат премий журналов "Наш современник" и "Москва".
    С 1992 по 1997 год в связи с воцерковлением творчества переживал духовный кризис: душа обновлялась – ничего не писалось.
    В 1993 году принимает сан диакона, на следующий год рукоположен во священника. Служит на родине, в пос. Рудничный.

    Снег

    На траву, и на тропу,
    И на листьев кучи
    Ангел белую крупу
    Сыплет из-за тучи.

    Веет розовым крылом,
    Сыплет как попало...
    Даже в старый бурелом
    Та крупа попала.

    От нее река и луг
    Сразу стали краше...
    А под вечер все вокруг
    Вымазались в каше.

    Мы из дома в лес пойдем
    И прихватим ложку,
    Проведем из леса в дом
    Манную дорожку.

    Пусть зимой ушастый зверь
    Задней лапой ловкой
    Постучится в нашу дверь –
    Угостим морковкой.

    Станет жизнь его теплей
    От морковки нашей...
    Снег лежит среди полей
    Белой манной кашей.

    Лист

    Вот-вот в перелеске пустом
    Природа по-бабьему ахнет,
    И в сумерках первым листом
    Протяжно и нежно запахнет.

    И будет он клеек, как мед,
    Хранимый столетней колодой,
    И все от природы возьмет,
    Чтоб сделаться той же природой.

    Окрепнет и станет шуметь,
    Что сам он с большими усами...
    И вот пожелтеет, как медь,
    Чтоб гордо кружить над лесами.

    Но тяга земная уймет
    Порханье по чащам еловым,
    И белый, как липовый мед,
    Он станет, как деготь, лиловым.

    Лишь в рощах останется свист,
    Да горестный вид обнаженья...
    Вся жизнь – как оторванный лист
    В часы золотые круженья.

    Священник Леонид САФРОНОВ, пос. Рудничный Кировской обл.

    TopList