Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 32/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • О ВОССТАНОВЛЕНИИ ПРЕПОДАВАНИЯ СЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ШКОЛЕ

    В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО...

    О ВОССТАНОВЛЕНИИ ПРЕПОДАВАНИЯ СЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ШКОЛЕ

    Обращение ко всем преподавателям

    Рукопись. Последняя четверть XVII в.

    Рукопись. Последняя четверть XVII в.

    Опыт, культура и история различных народов подтверждает единственно верный путь процветания народа – путь осмысления и сохранения животворящих истоков родного языка, национального характера, народного просвещения и государственности.
    Издревле на Руси народ называли языком. У летописца Нестора (XI в.) нет слов: народ, племя, а только – язык. Народ и язык – понятия нераздельно слитые, неразделимые, как тело и душа. Язык – среда обитания народа, воздух, которым мы дышим. В процессе освоения родного языка ребенок усваивает жизненный опыт народа, "языковую картину" мира. И чем длительнее языковая традиция, чем богаче и возвышеннее словарный запас, тем богаче национальное самосознание. Едва просветившись Светом Христовым, Русь сразу дала миру ярких мыслителей-богословов и церковных писателей.
    Героем русского народа был не удачливый кладоискатель, а Илья Муромец да Микула Селянинович; любимыми книгами – Жития святых и Псалтирь. Русский человек восхищался и восхищается святой простотой преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского. У нас сложился особый идеал русской святости. По мнению И.А. Ильина, суть русского характера – "молитва, юмор и терпение. Все вместе они сообщали ему ту особую выносливость, ту способность приспосабливаться, не уступая, гнуться без слома, блюсти верность себе и Богу... среди врагов и в порабощении сохранять легкость в умирании, накапливать ту силу в веках из поколения в поколение, которая спасла его в дальнейшем". Благодаря свойствам русского характера три мировых поработителя – татаро-монголы, армии Наполеона и Гитлера – откатились от России.
    Все удивительные черты русского характера, культуры и идеологии питались от одного источника – слова славянского. Реформа 1918 года исключила славянский язык из школьной программы обязательного обучения, прекратились его академические исследования. Для светской жизни были перекрыты истоки, питающие русский язык, ведь более половины всех элементов нашего литературного языка восходят к языку славянскому. Теряя смысл славянской основы (а без изучения славянского языка это неизбежно), люди перестают понимать духовную суть слов, их смысл, слова становятся пустыми знаками. Изгнанием славянского языка нарушилось стилевое триединство (высокий – церковно-славянский; средний – классическая литература; обиходный – разговорный язык).

    О книгах, по которым обучать в школах

    Но притом прилежно читать славенские книги церковного круга и их держаться как великого сокровища, из которого знатную часть великолепия, красоты и изобилия великороссийский язык заимствует.

    М.В. ЛОМОНОСОВ

    Утрата высокого стиля привела к тому, что права литературного гражданства стали приобретать жаргон и площадная брань. Стала снижаться духовность речи, появилось множество слов-заменителей, слов-пустоцветов, произошло упрощение до однообразия, опошление и вульгаризация речи, а следовательно – мышления и поведения людей.
    Понимая взаимосвязь языка, духовных традиций и жизнеспособности народа, все люди мира свято чтут и изучают основы духовной письменности и культуры своего народа. Обязательным учебным предметом в школах мусульманских стран является арабский язык, в еврейских – иврит, в школах Западной Европы – латынь.
    Мудрость жизни заложена в самой азбуке славянской. Каждая буква русской азбуки – просто бессмысленный звук, а буква азбуки славянской – слово, выводящее на дорогу жизни. А, Б, В – Аз, Буки, Веди – Я Букву Ведаю; Г, Д, Е, Ж – Глагол Добро Есть Жизнь – говори добро; добро сделал – ведет к жизни, сделал зло – дорога к смерти... Р, С, Т – Рцы Слово Твердо – говори слово твердо, не лукаво, не двойственно, нельзя торговать словом. Даже при изучении азбуки славянской мысль не останавливается на земном, идет дальше, не удовлетворяется земными целями.
    Русский язык постоянно подпитывался живительным словом из чистейшего источника – славянского языка. Ряду слов, связанных с обыденным, бытовым, четко противопоставлен другой ряд слов, относящихся к чему-то возвышенному: верю – верую, лампа – лампада, девушка – дева, лоб – чело, палец – перст, город – град... И нельзя их разорвать, нельзя ограничить свою жизнь одним рядом. Перевод со славянского языка не нужен и невозможен: воззреть очами – посмотреть глазами; се Жених грядет в полунощи – вот Жених идет в полночь; восстань пророк, и виждь и внемли – вставай пророк, смотри и слушай. Это единый язык в двух своих стилях – высоком и обыденном. Небесное и земное строго разделяются в русском сознании, чутко различающем добро и зло. На Западе в слове на первое место выделяется рациональное начало (понятие), а русский человек ищет в слове образ и символ.
    Исследования результатов преподавания славянского языка поразительны: занятия с детьми дошкольного возраста, отстающими в развитии, приводят к тому, что дети быстро овладевают навыками правильной речи и в дальнейшем опережают в развитии детей своего возраста. С.А. Рачинский, знаменитый педагог, профессор Московского государственного университета, заметил, что при изучении церковно-славянского языка снимаются заикание и нервно-психологические стрессы. Помимо этого, при раннем обучении славянскому языку у детей формируется глубокое, духовно ориентированное мышление, стремящееся к целостности и непротиворечивости получаемых знаний, активному поиску истины; происходит усвоение мотивов достойного, честного, духовно красивого поведения.
    В настоящее время разработаны, апробированы и готовы к печати программы, методики и пособия для обучения славянскому языку детей от дошкольного до студенческого возраста. В этих разработках использовано все лучшее из педагогической практики преподавания славянского языка в России, они проиллюстрированы лучшими духовными стихами и изречениями святоотеческой мудрости. Школа как культурно-исторический феномен и зародилась именно с целью преподавания языка. Велика роль учителя, способного одухотворить, оживить написанное и передать это сокровище детям. Не будет соответствующей школы – не будет активных носителей литературного языка, язык станет мертвым, исчезнет с лица земли и народ.
    Обращаемся к вам с просьбой выразить свое отношение к введению преподавания славянского языка в православных и государственных школах, сообщить о фактах, подтверждающих благотворное влияние славянского языка на учащихся. Просим вас дать сведения о наличии собственных методик, программ, учебников преподавания славянского языка. При желании вы можете прислать заявку для участия в работе Общества ревнителей славянского языка.

    С надеждой и уверенностью в вашей искренней заинтересованности и помощи.

    Адрес: Россия, 103051, Москва, ул. Петровка, 28/2, Высоко-Петровский монастырь, Сектор учебной и научно-методической работы Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата.

    Литургический язык

    Язык человеческий предназначается для выражения реальностей различных планов: есть житейский план – естественных потребностей; есть близкий к нему и все же отличимый – примитивных душевных чувств и страстей; есть язык политической демагогии; есть научный, философский, язык поэзии; наконец, наивысший из всех – язык Божественного Откровения, молитвы, богословия и других отношений между Богом и людьми – литургический.
    Каждому языку поставляется задача: ввести слушателя или читателя в ту область, к которой данный язык принадлежит. Учитывая "условно-рефлективную" энергию слов, мы должны особенно большое внимание отдать литургическому языку, призванному порождать в умах и сердцах молящихся ощущение иного мира, высшего. Это достигается наличием имен и понятий, принадлежащих исключительно божественному плану, а также употреблением небольшого количества специфических форм выражения.
    Славяне промыслительно одарены благословенным языком, служившим веками для богослужения, Священного Писания и молитвы, и никогда не низшим житейским нуждам, ни даже церковной литературе. Мы категорически убеждены в необходимости употребления сего языка в богослужениях; нет вовсе нужды заменить его языком повседневности, что неизбежно снизит духовный уровень и тем причинит неисчислимый ущерб. Неуместны доводы якобы непонятности для многих современных людей старого церковного языка, людей поголовно грамотных и даже образованных. Для таковых овладеть совсем небольшим количеством неупотребительных в обыденной жизни слов – дело нескольких часов. Все без исключения затрачивают огромные усилия для усвоения сложных терминологий различных областей научного или технического знания; политических, юридических и социальных наук; языка философского или поэтического, и подобное. Почему бы понуждать Церковь к утере языка, необходимого для выражения свойственных высших форм богословия или духовных опытов?
    Все, кто искренне желает приобщиться к вековой культуре Духа, легко найдут возможность освоиться бесценным сокровищем священного славянского языка, который изумительно соответствует великим таинствам богослужения. Немногие особенности сего языка облегчают труд временно отрешиться от страстных бдений: всякое ныне житейское отложим попечение.
    Если бы мы при совершении литургии употребляли язык нашей повседневности, то он порождал бы в душах и умах присутствующих реакции низшего плана – нашего физического существования. Человеческое слово есть образ Предвечного Слова Отца: Словом Господним сотворены небеса... Он сказал, и соделалось! Он повелел, и явилось (Пс. 32, 6, 9). И наше слово обладает творческой силою. Слово Бога нашего пребывает вечно (Ис. 40, 8); и наше слово достигает вечности, если сказано в путях воли Его. Чрез призывание имен Божиих совершаются таинства Церкви, включая преложение хлеба и вина в Тело и Кровь Господа.
    Слова литургии и вообще молитв не суть только человеческие, но и данные Свыше. Церковный язык относится к сфере Божественного бытия; он должен выражать Откровение Духа и им порождаемые умные видения. Чрез слышание слова Божия (Рим. 10, 17) вдохновляется человек на веру, победившую мир (1 Ин. 5, 4; ср.: 1 Фес. 2, 13).

    Архимандрит СОФРОНИЙ (Сахаров; †1993)
    ("Богослужебный язык Русской Церкви", Сретенский монастырь, 1999)

    TopList