Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 30/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • "ЦЕРКОВЬ И АРМИЮ ОБЪЕДИНЯЕТ ЖЕРТВЕННОЕ СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ"

    ПРАВОСЛАВНОЕ ВОИНСТВО

    "ЦЕРКОВЬ И АРМИЮ ОБЪЕДИНЯЕТ
    ЖЕРТВЕННОЕ СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ"

    За штурвалом самолета – иерей Константин Татаринцев За штурвалом самолета – иерей Константин Татаринцев

    На вопросы корреспондента отвечает помощник председателя Отдела Московского Патриархата по связям с Вооруженными Силами и правоохранительными органами иерей Константин Татаринцев.

    Наша встреча состоялась в храме Спаса Преображения в Тушино, клириком которого является отец Константин.
    На видном месте здесь установлена икона мученика Феодора Стратилата, в память ушедшего из жизни прежнего настоятеля протоиерея Феодора Соколова. Много сил отдал отец Феодор восстановлению святыни, любимой множеством верующих москвичей. Под сенью Спасо-Преображенского храма было положено начало православному просвещению Российской Армии. Верным помощником отца Феодора в его делах и заботах был молодой священник Константин. Ныне он продолжает ревностно трудиться на этой нелегкой стезе.

    – Ваше Преподобие! Расскажите, как вы пришли на свое нынешнее поприще. Слышала, что вам приходилось служить в рядах Вооруженных Сил?

    – Мой жизненный путь – самый обыкновенный. Я родился в Москве, учился в средней школе, окончил ее с отличием. Затем поступил в Московский энергетический институт.
    Когда был призван в Армию, я уже был специалистом в области точных наук. Отслужил два года. Мне предлагали остаться. Обещали звание полковника, была открыта дорога в Академию Генерального штаба. Я бы мог стать научным работником в сфере систем управления.

    –  Но все же не стали. Почему?

    – Очевидно, по воле Божией, которая была явлена мне через духовного старца. К тому времени я был крещен (это таинство я воспринял уже взрослым), и у меня возникло чувство, что моя судьба должна измениться. Мой духовный наставник, отец Иоанн (Крестьянкин), при очередной встрече с ним благословил трудиться на ниве Господней.
    Я стал алтарничать в храме Тихвинской иконы Божией Матери на Алексеевской, служил в Николо-Перервинском монастыре.
    Моим наставником в служении был отец Владимир Чувикин. А с отцом Феодором мы рядом жили. Вместе ходили в Спасо-Преображенский храм. В 1991 году, как вы знаете, он был уже открыт. Пришел сюда – через полгода рукоположили в сан диакона, еще через полгода – в священника. И вот служу.

    – Но вы столько времени трудились в сфере точных наук, и это не могло не повлиять на ваше мировоззрение. Как вам удается сочетать то, что можно измерить числом и мерою, и то, что никаким расчетам неподвластно? Ведь вера в Бога превыше всяких доказательств...

    – Тема "Наука и вера" мне сугубо близка. Противоречия между ними нет, они сестры. Ведь познание закономерностей, действующих во вселенной, неизбежно наводит на мысль о Творце. Лейбниц, Декарт, Ньютон, Линней и наши соотечественники, например Пирогов, были верующими христианами. Ближе к нашему времени могу назвать, например, И.И. Сикорского, теоретика летного дела и самолетостроения. Так что мнение, что вера в Бога – это удел невежд, является глубоко ошибочным.
    Есть и еще одна причина, по которой истинный ученый, состоявшийся в науке, духом близок к Богу. Это – богатство внутреннего мира. Как сказал философ Эммануил Кант: "Две вещи приводят меня в изумление – звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас".

    – Так что ваш приход в Церковь не был, по существу, для вас неожиданностью. А как вы попали в Отдел "Церковь и Армия"?

    – Очень просто. Когда я стал помощником отца Феодора в храме – это распространилось и на другие сферы деятельности. Батюшка был одним из первых армейских духовников. В 1990 году в Ватикане состоялся Первый съезд армейских капелланов. Поскольку в нашей стране в то время настала "перестройка" и Церковь получила свободу, работа в Вооруженных Силах смогла стать одним из наших официальных направлений. Раньше она окормляла в частном порядке, когда отдельные генералы и адмиралы приходили в храм. Теперь же наше взаимодействие было закреплено на государственном уровне.
    Сначала был создан сектор соответствующего профиля при Отделе внешних церковных сношений, и я вошел в него. А так как статус работы все возвышался, решено было создать Синодальный отдел во главе с архиереем. Им стал епископ Красногорский Савва, а мне назначили быть его заместителем по вопросам образования и просвещения. Отдел взаимодействует с Министерством обороны, МЧС, МИД, ФАПСИ. Главное направление нашей работы – возвратить нашему воинству духовные традиции Русской Армии.

    – Ваша просветительская деятельность ограничивается только рамками Отдела?

    – Нет, я еще и преподаю в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте с 1992 года. В 1995 году здесь был создан Центр подготовки военнослужащих. Я преподаю катехизис, догматику, гомилетику. Мы готовим военных катехизаторов – людей, которым предстоит проповедовать слово Божие в условиях ратной службы.

    – С какими проблемами вам приходится сталкиваться?

    – Я бы сказал, что в Армии нет внутренних проблем. Ведь человек, идущий защищать Родину, совершает жертвенное служение. В этом Армия и Церковь близки между собой. Проблема у нас другая - моральное отчуждение Армии от общества, создаваемое с первых лет перестройки. Ее цинично унижали, целенаправленно разрушали, подрывали ее силы, лишали необходимого обеспечения. Я убежден, что ни одна армия мира не выдержала бы такого натиска, какой наша терпит сейчас. Жертвенное воинское служение сведено на уровень какого-то постыдного занятия. А ведь солдаты и матросы учатся не только водить корабли, поднимать в воздух самолеты, вести по земле танки и бронетранспортеры. Они учатся отдавать свою жизнь за Родину, защищать своих близких, предков, нашу славную историю.
    Образно говоря, эта пружина не заржавела в их душах, она исправна и работает. Казалось бы, что удерживает наших офицеров в нетопленых казармах, когда месяцами не платят жалованья и нечем кормить детей? Они вполне могли бы уйти. Но они остаются.
    А сколько раз нашу армию подставляли? Заставляли выполнять такие функции, которые ей несвойственны?

    – В 1993 году?

    – Да. И первая чеченская кампания непонятно какими механизмами двигалась. Нас тогда втянули в войну, чуждую нашим интересам.

    – Но потом все изменилось.

    – Да, я заметил это. Если в первой кампании наши воины чувствовали себя проклятыми и забытыми – то теперь, после Дагестана, в ходе второй кампании они рвались в бой. Они стремились найти ратное разрешение своих наболевших проблем.

    – И какова в нынешних условиях должна быть роль Церкви?

    – Я считаю, Церковь должна быть тактичной. Она отделена от государства, и священник не может подменять командира. Не все правильно понимают ее истинное место в Армии. Поэтому, чтобы избежать разочарований, следует тщательно готовить священников. Надо, чтобы все осознали, что у Церкви служение особое. Она учит жертвенности, послушанию, чувству долга, какое бы время на дворе ни было.

    – А чем конкретно занимаетесь вы?

    – Под моей ответственностью – храм во имя Архангела Михаила в Академии Генерального штаба, храм в Управлении внутренних дел, строящийся храм в общевойсковой академии. Я и мои собратья-священнослужители совершаем таинства, стараемся, чтобы созданный приход зажил полнокровной жизнью. Приходится также бывать в частях. Собираем материальную помощь для пограничников, служащих на дальних заставах. Они живут в чрезвычайно тяжелых условиях, наша поддержка значит для них очень много. И в заключение нашей беседы я хотел бы, дорогие братья и сестры, призвать вас к молитвенной поддержке тех, кто с оружием в руках охраняет ваш мир и покой. Помните, не забывайте их!

    Беседовала Марина ВАСИЛЬЕВА

    TopList