Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 26/2001 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • ВО СЛАВУ ПРЕПОДОБНОГО

    ПУТИ ГОСПОДНИ НЕСПОВЕДИМЫ

    ВО СЛАВУ ПРЕПОДОБНОГО

    Чудотворная икона Преподобного Сергия в селе Трубино Чудотворная икона Преподобного Сергия в селе Трубино

    Вхожу в храм, который нынче радует глаз и снаружи и изнутри, сразу же ощущаю, как здесь светло, тепло и уютно. Видимо, недаром, когда начались здесь вновь богослужения, как рассказывал позднее батюшка, старушки, отстоявшие службу, потом еще долго сидели на скамеечках. "А чего же вы домой не идете?" – "Такая здесь благодать, мы не хотим уходить"...
    Не так уж и давно Владимир Александров был просто прихожанином храма Рождества Пресвятой Богородицы в Анискино, окормлялся у отца Сергия Казакова и не помышлял о священстве. Отец Сергий заметил его и благословил помогать в алтаре. А через какое-то время сказал:

    – Ты должен стать священником.

    – Я совершенно не достоин, – стал отказываться Владимир, – это не мое...

    – Я дам тебе адресок, поезжай в монастырь к старцу, он тебе скажет то же самое.

    Приехал Владимир по благословению к старцу, постучал в дверь келейки и слышит:

    – Владимир, заходи.

    Изумился – старец никогда его не знал и не видел. Собираясь к старцу, заготовил двенадцать вопросов.

    – Сейчас я буду на твои двенадцать вопросов отвечать по порядку, – произнес старец, вопросов не видя, чем привел Владимира в еще большее изумление.

    А заканчивая беседу, сказал:

    – Тебя уже благословили рукополагаться в священники. Но тебе нужно, чтобы в третий раз сказали. Через неделю ты поедешь в Иерусалим, и тебе это скажут в третий раз, вот тогда ты поймешь, что тебе надо стать священником.

    – Батюшка, но я не собираюсь в Иерусалим!

    Но через неделю он действительно поехал в Иерусалим. Отклоняясь от стандартного маршрута, паломники попали в русский Горненский женский монастырь под Иерусалимом. Там присутствовала на службе пожилая старица. Вдруг к Владимиру, только к нему из группы в семь человек, неожиданно подошла монахиня и сказала:

    – Возьмите благословение у матушки.

    Удивленный Владимир подошел к схимонахине и услышал:

    – Иди и спасай свою душу и души других.

     Храм Преподобного Сергия Радонежского в селе Трубино Храм Преподобного Сергия Радонежского в селе Трубино

    Разве можно было после этого противиться Божией воле? В праздник Всех святых, в Горе Афонской просиявших, Владимир Александров был рукоположен в священники, и в этот же праздник, 25 июня, на Святой Горе Афон справлял годовщину своего рукоположения.
    Он оказался вторым после многолетнего перерыва священником, ставшим настоятелем храма Преподобного Сергия Радонежского в подмосковном селе Трубино близ Фряново.

    – Потихонечку развивается жизнь храма, – говорил мне отец Владимир, – но хотелось бы, чтобы все происходило быстрей и эффективней, потому что времени у всех мало. Хотелось бы, чтобы увеличилась активность прихожан и спонсоров, как мы говорим по-современному, а по-нашему – благодетелей. Тех копеечек, что приносят мне бабули, маловато, чтобы что-то строить. Не буду грешить, люди появляются и помогают, слава Богу. Посылает мне Господь таких людей. Но быстрей все надо делать, а то того и гляди начнется другая жизнь, по предсказаниям наших старцев. Опять гонения, закрытие храмов...

    – Но разве канонизация новомучеников, в том числе и Царской Семьи, как плод покаяния не дает вам веру в будущее?

    – Конечно! Мы будем молиться новомученикам, которых только что канонизировали, они очень близко предстоят к Богу, и молитвы к ним очень действенны. Хочется, чтобы они были нашими покровителями. Это нам, священникам, очень помогает в работе с душами человеческими. Но Господь требует от нас всеобщего покаяния, а его нет. Есть только первые шаги, а для нашего спасения надо, чтобы намного быстрее шло движение к всеобщему покаянию. А пока такового нет...
    Тут наша беседа обрывается, потому что привезли усопшего и батюшке необходимо совершить отпевание. А сразу же после отпевания приезжает группа паломников из Анискино, которые совершают поездку по храмам Щелковского благочиния Фряновского направления. И вот отец Владимир начинает экскурсию по своему храму и первым делом обращает внимание слушателей на необыкновенную икону. Она устроена таким образом, что если посмотреть на нее с одной стороны, увидишь изображение Бога Отца, с другой – Господа Иисуса Христа, а посередине – Духа Святого в виде голубя.

    – Нам эту икону принесла одна из прихожанок, – рассказывает батюшка, – когда я обратился к прихожанам, говоря: что же вы одни молитесь перед вашими замечательными иконами? Другое дело, когда весь приход будет молиться, и в том числе за вас. Потому что, если кто в храм пожертвование приносит, все имена записываются в книгу, и я во время проскомидии вынимаю частички за всех благодетелей. Принесите иконы, и я буду частички за вас вынимать, и Господь будет смывать Своей Кровью ваши грехи. И потихонечку иконочки в храм начали приносить, и вот принесли этот чудесный образ.
    Потом у отца Владимира в руках появляется альбом с фотографиями, в котором – печальные виды поруганного, разоренного Сергиевского храма, от которых щемит сердце.

    – Когда два с половиной года назад я приехал сюда по указанию владыки, то застал картины страшные. На изуродованной главке храма – шпиль без креста, и ворона на нем сидит... Ну теперь у нас, с Божией помощью, есть и главка позолоченная, и крест, и сделано это было в нынешнем году...

    В 1846 году в этих местах свирепствовала холера, и в скорби люди обратились к Богу. По их просьбе монахи из Троице-Сергиевой Лавры взяли икону преподобного Сергия, понесли ее крестным ходом по Ярославской дороге, должны были обойти по кругу и вернуться опять в Лавру. И по мере того как продвигались православные с молитвами и молебнами Преподобному Сергию, понемногу отходила болезнь. Один, второй выздоравливал... И вот в один прекрасный день пришли сюда, в Трубино. Пропели молебен, заночевали. А утром встали – все здоровы! Всей деревней проснулись здоровыми и поклонились Преподобному Сергию. Впоследствии два брата Бочаровых, Иоанн и Георгий, вымолили у монахов икону, с которой шел крестный ход. На месте, где произошло чудо, поставили часовню.

    – Вот перед вами эта икона Преподобного, ей сто пятьдесят лет, – отец Владимир указывает на большую, очень хорошо сохранившуюся икону Преподобного Сергия Радонежского и продолжает:

    – Не было здесь ничего, и вдруг появилась часовня, люди начали приходить сюда, молиться. Приход начал возрастать. В 1851 году было дано разрешение на пристройку приделов. И вот теперь здесь у нас придел Николая Чудотворца, а этот – Георгия Победоносца, двух замечательных святых. При часовне была колокольня деревянная, а когда пристроили два придела, колокольню подняли каменную.
    Теперь о братьях Бочаровых, благоустроителях храма. Георгий Бочаров был похоронен в этом храме, сохранилась его гробница. Он не только давал деньги, но сам, засучив рукава, строил эту церковь – он был хороший каменщик. А Иоанн был, скорее, организатором, выделял огромные деньги на украшение церкви. Заслужил от Московской епархии Анну третьей степени за храмостроительство. Смотрите, какие суммы давал, еще по тем временам – 16 тысяч серебром, 32 тысячи серебром... Естественно, братьев и их родственников по-прежнему поминают в нашем храме. Поминают и всех, кто служил здесь... В сорок первом арестовали последнего перед закрытием священника этого храма, Владимира Успенского. Вскоре отпустили за недоказанностью, но он заболел, видимо, нервный срыв был у него, и в сорок втором году умер. А я в сорок втором – рождаюсь. Он – Владимир – последний священник Сергиевской церкви, а я, тоже Владимир, возрождаю церковь после перерыва. Как будто я от него эстафету принял...

    Помню, как впервые пришел сюда познакомиться со своим храмом. Никакого света, темно, вместо окон щиты... Ведь здесь сначала хранили фотодокументы, потом помещение стало ветшать, начала протекать крыша. Стали завозить сюда фураж. Тюки, сено, солома... Пришел, заглянул в это сырое помещение – темнота. Открываю покосившиеся металлические двери, обитые войлоком, скрипящие и шатающиеся, захожу: "Есть кто живой?" Голос: "Да, вот я живой". Человек в валенках, в полушубке, шапка меховая на нем.

    – Ты кто? – спрашиваю.

    – Да я здесь по хозяйству, и сторож.

    – А я вот священником сюда назначен.

    – Простите, что не могу вам сейчас показать "благолепие" этого храма, потому что пять минут назад свет отключили.

    В это время за мной проем закрывается, появляется чья-то фигура и спрашивает так же, как и я:

    – Есть ли кто живой?

    – Мы. Я вот настоятель этого храма. А что такое?

    – Да я уже три месяца езжу мимо храма этого, а мне бабуля завещала именно сюда, когда церковь откроется, отдать иконочку Божией Матери.

    В трубинском храме Преподобного Сергия Радонежского В трубинском храме Преподобного Сергия Радонежского

    И этот человек приносит мне замечательно сохранившуюся икону. Первое мое появление в храме, и меня Пресвятая Богородица благословляет Своей иконой Казанской! Представляете себе мое состояние? При первом взгляде на храм у меня появилось что-то вроде уныния – как же я смогу его поднять? И вдруг... И настроение сразу поднялось. Эти чудеса, от которых укрепляется наша вера, помогают нам видеть помощь Божию и силу Его. И ваше путешествие – тоже промыслительно к спасению души. Наверняка во всех наших храмах вы увидите много удивительного.

    – Мы будем за вас молиться! – раздается голос из группы паломниц.

    – Конечно. Как же нам, священникам, без ваших молитв, мы тогда вообще ни на что не будем годны...

    А потом отец Владимир знакомит всех со святынями Сергиевского храма. Прежде всего это кусочек покровца с главы Преподобного Сергия, который отец Владимир получил в Троице-Сергиевой Лавре. Очень дорога ему эта святыня. А потом священник из Дивеева подарил кусочек покрова с главы преподобного Серафима Саровского. Из Петербурга привезли частицу рукавицы святого праведного Иоанна Кронштадтского. Из Зосимовой пустыни, куда отец Владимир иногда ездит служить, храм получил частицу мощей преподобного Зосимы Владимирского, у раки которого совершается много исцелений. Вот сокровища храмового мощевика, который представляет собой резной деревянный ларец: мощи святого XIV века Феодора Калики, из Киева, святые камушки с Горы Афон, кусочек Мамврийского дуба, под которым встретил праведный Авраам Святую Троицу. Вот камень из чудотворного источника святого Афанасия Афонского, масличная ветвь из Гефсиманского сада, свеча, зажженная от Пасхального благодатного огня на Гробе Господнем, лента, освященная на поясе Божией Матери в Ватопедском монастыре на Афоне. Вот фреска из храма Гроба Господня. Один из наших земляков побывал там на Пасху, и в момент схождения благодатного огня ему под ноги упал кусочек фрески. Он понял, что это Божий подарок, и отдал этот кусочек в Сергиевский храм. Крест из веточек деревьев Гефсиманского сада, ветка иссопа из Иерусалима, камень из пещеры пророка Илии... немного землицы со Святой Земли. Необыкновенный камень с горы Синай – от горящей Неопалимой купины осталась тень на всех камнях на Синае. Как такой камень ни рассекай, увидишь контур веточки Неопалимой купины.
    Все с благоговением прикладываются к святыням. Экскурсия по храму Преподобного Сергия в Трубино закончена, батюшка провожает своих гостей до дверей. И уже недалеко от выхода невольно притягивает взгляд икона, которую можно назвать страшной... Икона привезена из Иерусалима. Называется "Грех аборта". Потрясающе скорбный лик плачущего Господа Иисуса, держащего в руке абортированного младенца... Под иконой молитва, которую надо читать всем, кто как-то причастен к ужасному греху убийства нерожденных младенцев. Лишь ради того, чтобы взглянуть на эту потрясающую икону, призываю приехать вас, люди добрые, в Трубино...
    А тех, кто повинен в этом ли, в другом ли грехе, Преподобный Сергий с образа зовет прибегнуть к нему в покаянной молитве о ходатайстве перед Господом. Та самая чудотворная икона, которую сто пятьдесят лет назад несли крестным ходом из Лавры, с которой и началась история храма... Удивительна судьба этой иконы!
    В 1943 году церковь закрыли, стали выносить серебро, образа. Большую икону Преподобного местный учитель забрал к себе домой, положил на кровать для жесткости – у него была очень мягкая перина – и через три месяца... сошел с ума. Икону выбросили из его дома, и она служила затем загородкой в хлеву. Но Бог не бывает поругаем, и его святые тоже. Все претерпела эта икона, и чудом Божиим за сто пятьдесят лет не изменилась, осталась такой же светлой, красивой, как и была. Из хлева она попала в руки благочестивых мирян. Три иконы оказались у них в доме, кроме Преподобного Сергия, – образа преподобного Серафима Саровского и великомученика Георгия Победоносца. В 1960 году эти иконы увидел священник из Гребневской церкви, стал уговаривать хозяев отдать в свой храм, обещая вернуть иконы, если церковь в Трубино начнет возрождаться. Так эти образа оказались в Гребнево.

    – Я думал о том, – рассказывает отец Владимир, – что у нас, как в каждом храме, должна быть главная храмовая икона, и мне сказали, что такая икона есть, находится в Гребнево. Но с 1960 года там клир весь сменился, никто ничего не помнит, знают одно – икона Преподобного Сергия тридцать лет стояла в Гребневском храме. Тогда привели мы бабушку Зину, у которой икона хранилась, очень добрая, хорошая бабулька, она рассказала, как все было. После чего икону Преподобного Сергия решили нам вернуть. И в 1998 году, в июле, ее крестным ходом перенесли в Трубино.

    – Такое чувство, – продолжает батюшка, – что Преподобный сам к нам пришел и помогает, находит людей. Ведь это самое главное – люди. Работа в храме отличается от любой другой деятельности, здесь особенно проявляются все затаенные страсти человека – с вражией помощью. Пришел человек в храм помогать, он должен здесь спасаться Божией милостью, а враг не хочет этого. Он "копается" в душе человека, чтобы найти в ней самое низменное, что до этого никогда сильно не проявлялось. А в храме пороки вдруг обнаруживаются во всей своей яркости. И человек, который, может быть, один раз за всю жизнь взял чужое – на работе, скажем, – здесь начинает воровать. А тот, кто немножко выпивал, здесь начинает пить. Почему это происходит? Потому что Церковь – это передовая. И в ней – граница. Здесь – Бог, а там – враг. В какую сторону человек наклонится? Именно при работе в храме это и проявляется особенно.

    Божественную литургию служит отец Владимир, настоятель храма Преподобного Сергия в селе Трубино Божественную литургию служит отец Владимир, настоятель храма Преподобного Сергия в селе Трубино

    А я получил двадцатку, которая еще до прихода священника организовала ядро, вокруг которого наращивается остальная часть прихода. Ядро получилось очень сильным. Проработали около двух лет вообще без священника, только заезжал и окормлял отец Сергий Дубинин. За это время сделали очень много, заровняли пол, отремонтировали крышу... Это могли сделать только люди целенаправленные, верующие, которые умеют одернуть нерадивого, заставить его работать. Рабы Божии Алевтина, Людмила организовали эту двадцатку, под их руководством проходили первые работы. А вот баба Маня и баба Оля – старенькие, с любовью к Богу, с радостью принадлежности к Церкви. Они делают, казалось бы, простое дело – следят за подсвечниками. Но на каждую службу они приходят независимо от того, болят или нет ноги или голова... И когда их нет, ощущается какая-то пустота. От организационной, сильной, мощной работы до малой, самой простой... Все это делали замечательные женщины, а мужчин в храме не было. Но вот месяца через три после начала служб выхожу я из храма, вижу – парень сидит молодой, кудрявый, улыбается. И я как будто его уже знаю. Говорю:

    – Здорово. Ты чего здесь сидишь?

    – Я к вам приехал.

    – А чего ты хочешь?

    – Хочу у вас работать.

    Ничего себе! Первый мужчина в моем храме.

    – А как тебя зовут?

    – Сергей.

    Преподобный Сергий прислал мне Сергея. Уже есть кому доску отнести или стол поднять. Сережа жил во Фрязино, работал у нас года полтора. Потом, милостью Божией, сделал следующий шаг к спасению своей души. У него медицинское образование, и Сережа пошел на курсы медбратьев в 1-ю Градскую больницу. Окончил их и сейчас работает старшим медбратом в больнице, берется за самых тяжелых больных, заботливо ухаживает... Иногда приходит к нам, поет на клиросе – он очень музыкальный, у него замечательный баритон.
    Через некоторое время приходили еще ребята, но никто не задерживался по той причине, о которой я уже сказал. А потом Господь дал мне помощника, Димитрия. Летчик, подполковник запаса, командир эскадрильи. Ему тяжело было начинать хозяйствовать, потому что совсем другая жизнь у него была, много летал, командовал подчиненными, а здесь надо самому подчиняться, надо делать простые дела – забить гвоздь, выровнять икону... И потихонечку он начал к этому привыкать, и, слава Богу, я уже многое доверяю ему организовывать. Вот такой хороший помощник. Надеюсь, что ядро у нас останется крепким, сильным, здоровым...
    И еще о помощи Преподобного Сергия, о которой отец Владимир говорит, что она огромна. Батюшка рассказал такой случай. Необходимо было срочно расплатиться за работу по укладке полов, а денег не было, и негде взять. У кого просить? Конечно, у Преподобного: батюшка Сергий, помоги! И вот заходит в храм человек, поздоровался, спрашивает:

    – Какие проблемы?

    Рассказываю. Он достает десять тысяч со словами: "Я премию сегодня получил, возьмите".
    Вот такие чудеса! И напоследок отец Владимир поведал об удивительной истории, произошедшей в Троице-Сергиевой Лавре. Случай этот рассказал ему священник, общавшийся с героями этой истории. Ночью, ранней весной два молодых милиционера обходили Лавру вдоль стен и вдруг увидели идущего навстречу старичка. Было три часа ночи.

    – Дедуля, ты что так поздно гуляешь, шел бы к себе домой.

    – А вы что здесь ходите?

    – А мы охраняем.

    – И я охраняю.

    – Что охраняешь? Да ты где живешь?

    – Здесь живу, – указывает старичок на Лавру. Поворачивается, уходит и... проходит сквозь стену. От неожиданности один милиционер упал в обморок, его потом снегом оттирали; второй, не понимая, что делает, выхватил пистолет и начал стрелять с криком: "Грабят!" Они еще не знали образа Преподобного, а когда через некоторое время увидели, поняли, кто это был. Преподобный Сергий ходит по нашей земле, и за год у него стаптываются башмачки...
    "Наш хозяин, молитвенник, дорогой наш батюшка", – называет Преподобного Сергия, игумена Радонежского, отец Владимир Александров. С радостью и с молитвой присоединяемся к этим словам.

    Марина КРАВЦОВА

    TopList