Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 45/2000 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • МОРОЗКО

    МОРОЗКО

    Сценарий рождественской пьесы
    по мотивам русской народной сказки

    Действующие лица

    Ведущий.
    Сказочник.
    Падчерица.
    Христославы.
    Николенька.
    Мачеха.
    Дочь мачехи.
    Старик.
    Морозко.

    Ведущий. Дети! Любите ли вы сказку?.. Вот и хорошо. Я думаю, нет такого мальчика или девочки, мамы или папы, дедушки или бабушки, которые не любили бы сказку.
    "Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок", – сказал А.С. Пушкин о сказке. Сказка учит нас добру и справедливости, учит радоваться и горевать вместе с героями, наказывает злых и жадных, а кроткие да смиренные в сказке всегда станут жить-поживать, горя не знать.
    Сегодня к нам на праздник Рождества пришла старинная русская сказка "Морозко".
    И поведет эта сказка нас в засыпанную снегом деревню, в избу, где живут старик, да старуха, да падчерица, да старухина дочка. И дальше – в зимний лес, где хозяйничает Морозко: с елки на елку поскакивает, потрескивает да пощелкивает. Но тише, тише... Сказка подошла совсем близко. Смотрите и слушайте.

    Выходит сказочник.

    Сказочник. Живало-бывало: жил дед, да овдовел – жена у него померла, и женился он на другой. У деда была дочка, и у бабы была дочка. И невзлюбила баба старикову дочку, свою падчерицу.
    Ничем старухе не угодишь: все не так, все худо. А уж падчерица была такая умница, такая работница да рукодельница: все успевала, все у нее спорилось. И душа у нее была добрее доброго: и странника приветит и пить ему подаст, никого и словом не обидит.
    Не похожа на нее старухина дочка: ленива да зла, а уж на язык-то дерзка да груба – всем от нее доставалось, даже матери родной. Делать по дому она ничего не делала, только исправно спала да кушала.
    Вот и Рождество подошло. В доме чистота, порядок, стол накрыт, лампадки теплятся под образами. Только нет в этом труда старухиной дочки – все руками падчерицы, стариковой дочки, переделано. Да вот и она сама, давно на ногах, за работой.

    Сцена 1

    Падчерица метет избу, поет "Ночь тиха".

    Падчерица. Какие дни стоят святые, радостные – святки! Все радуются празднику, Рождеству Христову, все поздравляют друг друга.
    Вот и у нас по деревне ходят христославы со звездой: наши деревенские ребята поют песни про Рождество – Христа славят. (Выглядывает в окошко.) Да вот же они, к нашей избе идут. (Стук.) Заходите, пожалуйста, открыто!

    Входят христославы со звездой, крестятся на икону, кланяются падчерице.

    Христославы. С праздником, хозяюшка!
    Падчерица. С праздником, с праздником, гости дорогие! С чем пожаловали?
    Христославы. А вот послушай, хозяюшка.
    (Стих "Под покровом ночи звездной..." и коляда "Рождество Христово, Ангел прилетел". Сцена колядования "Пастыри милы".)
    Падчерица. Спасибо, христославы, что радостную весть принесли в наш дом. А это вам угощение к праздничному столу.

    Кладет в корзину пирог. Христославы благодарят, кланяются, уходят. Падчерица останавливает одного мальчика.

    Падчерица. Николенька! Подожди немножко. Как маменька твоя себя чувствует?
    Николенька. Лежит. Неможется ей.
    Падчерица. На-ка вот пирожок, передай ей. Скажи, что забегу к вам, как с делами управлюсь.
    Николенька. Настенька! А ты-то как живешь со своей мачехой? Говорят люди, что бранит она тебя, со свету сживает!
    Падчерица. Ничего, Николенька! Она скажет, а я промолчу, потерплю немного.
    Николенька. Да разве ты и не обижаешься совсем?
    Падчерица. Бывает, захолонет сердце. Так я сразу перед иконой встану и молюсь, пока не забуду все плохое и снова любить матушку с сестрицей не начну.
    Николенька. Милая Настенька! Приходи к нам! Мы с матушкой будем ждать тебя. (Уходит.)
    Падчерица. До свидания, Николенька!

    Падчерица смотрит им вслед из окошка. Входит мачеха.

    Мачеха. Ты что это без дела стоишь? В окошко глядишь? Разве заняться нечем? А что за песни тут раздавались?
    Падчерица. Это, матушка, христославы к нам заходили – Рождество Христово славили. Так радостно, так хорошо! Я им пирог вынесла – как полагается.
    Мачеха. Что? Пирог? Какой пирог-то, наверняка, большой? (Заглядывает на блюдо.) Так я и знала, самый большой отдала. Да нас голодными оставишь, самим скоро есть нечего будет. Ишь, добрая какая! Дала бы пирог какой поменьше!
    Падчерица. Да ведь праздник-то какой, матушка! Весь мир радуется. Ангелы на небесах поют!
    Мачеха. Знаю, знаю... Да ты сделала все, что я тебе велела? Корову-то...
    Падчерица. Поила, кормила, матушка.
    Мачеха. Дрова и воду?..
    Падчерица. В избу наносила.
    Мачеха. Печку-то, печку?..
    Падчерица. Истопила.
    Мачеха. Избу мела?
    Падчерица. Еще до свету.
    Мачеха. Все проверю, все посмотрю, все, поди, не так, как надо. Все худо. Смотри у меня, старикова дочка!

    Подходит к столу, пробует из чугунка.) Так и есть, щи пересолила! (Пробует пироги на столе.) Пироги подгорели! Ступай с глаз моих долой, бездельница!

    Падчерица. Простите, матушка, коли что не так.

    Падчерица уходит. Входит дочка.

    Мачеха. А вот и дочка моя любезная идет! Доченька, иди сюда!
    Дочка. Чего, чего надо-то?
    Мачеха. Как спалось тебе, почивалось?
    Дочка. Плохо спалось, плохо почивалось! Подушка душная, одеяло кусачее, кровать скрипучая – никак не уснуть! Вертелась, вертелась, насилу заснула. Вот только глазки открыла... (Зевает.) Ой, скука какая, ой, скука!
    Мачеха. Покушать хочешь, Марфушенька? Вот пирожки теплые, румяные, только что из печки Настька вынула!
    Дочка. Не хочу!
    Мачеха. Ну щей покушай. Щи жирные да наваристые!
    Дочка. Да вы что, с утра-то?
    Мачеха. Да какое утро-то? День давно на дворе стоит! К нам уже и христославы приходили, ребята давно уж под окнами бегают, и ты пошла бы, погуляла.
    Дочка. Холодно, маменька. Снежками закидают.
    Мачеха. Ну пойди, отдохни немножко.
    Дочка. Да уж выспалась. Ой, скука-то какая! За что бы приняться?
    Мачеха. Да на что тебе трудиться, ручки белые портить? Вон падчерица все уж сделала. Пусть она и надрывается. Ух и не люблю я ее!
    Дочка. Да и то, маменька! И я ее не люблю. На деревню погулять не выйдешь. Только и слышишь, как ее хвалят со всех сторон (передразнивает): "Ласковая, пригожая, работящая". А мне вслед только головами качают, слова доброго никто не скажет! Ух, не люблю я ее! Хоть бы избавиться от нее совсем!
    Мачеха. А что, дочка! Избавиться-то можно. Вот если завести ее в лес, да там на морозе и оставить... Пусть Морозко превратит ее в сосульку!
    Дочка. Да заморозит покрепче! (Шепчутся, уходят.)

    Занавес

    Сказочник. Да!.. Есть на свете люди хорошие, есть и похуже, есть и такие, что своего брата не стыдятся и Бога не боятся.
    С такими людьми и жила бедная падчерица. А отец что же? Боялся злой старухи, горевал, но ослушаться не смел. Вот ведь и придумала мачеха падчерицу со света сжить. "Вези, вези ее старик, – говорит мужу, – куда хочешь, чтоб глаза мои ее не видали. Вези в лес, на трескучий мороз".
    Старик затужил, заплакал, однако делать нечего, злой бабы не переспоришь. Запряг лошадь: "Садись, милая дочь, в сани". Повез, бедную, в лес, посадил под большую ель и уехал. Сидит падчерица под елью, холодно, озноб ее пробирает. А невдалеке Морозко по лесу похаживает, потрескивает, пощелкивает, на девицу поглядывает.

    Сцена 2

    Лес. Падчерица сидит около елки.

    Падчерица. Виновата я перед матушкой! Мало старалась, без усердия поручения ее исполняла, вот и наказание теперь несу! Надо было избу чище мести, да печь жарче топить, да за коровой лучше ходить, сестрицу больше любить.

    Входит Морозко.

    Морозко. Что за диво дивное! Девица в лесу, в эдакую-то пору! Вот я сейчас и позабавлюсь. (Подходит к падчерице, стучит один раз посохом. Музыка.) Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная?
    Падчерица. Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.
    Морозко (в сторону зала). Чудно! Я ее морожу, а она – "тепло". А ну-ка я холоду подбавлю! (Стучит посохом два раза. Музыка.) Тепло ли тебе, девица, тепло ли тебе, красная?
    Падчерица. Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.
    Морозко. Ну чудеса! Что за девица такая! Не бранит меня, что застудил совсем, не сердится. А что если еще морозу прибавить? (Стучит посохом три раза, сильная музыка.) Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, лапушка?
    Падчерица. Ой, тепло, голубчик Морозушко! (Колени обняла руками, голову склонила на колени.)
    Морозко. Девица-то замерзла совсем. Однако, жалко мне ее. Такая смиренная да ласковая: Морозушкой да батюшкой меня величает. Не стану больше ее студить. Отогрею да награжу за такое смирение. (Подходит к падчерице, помогает ей встать.) Вставай, дочка, вставай, милая. Ты ко мне с добрым словом, и я к тебе с благодарностью. (Протягивает ей сундучок.) Это тебе, девица, прими от меня подарок. Будешь меня, Морозко, вспоминать. Утешила ты меня, старика, порадовала. А теперь ступай. Добрый путь тебе, дочка!

    Уходит. Падчерица одна, машет ему вслед рукой, кланяется.

    Падчерица. Прощай, Морозко! Спасибо тебе, спасибо!
    Ушел. А сундучок-то какой красивый мне подарил! (Садится на пенек, заглядывает в сундучок.) А подарки какие! Камешки самоцветные, бусы нарядные да мешочки с златом да серебром! И платочек шелковый – голову покрывать. (Задумывается.) Вот ведь говорят, что Морозко колючий, злой да трескучий. А он – добрый! Ответливый на ласковое слово. Спасибо, спасибо, Морозко! (Встает с пенька.) Однако, пора мне. Пойду домой, сестрицу порадую подарками к празднику. А платочек шелковый я отнесу больной Николенькиной матушке – пусть и у нее к Рождеству подарок будет. Пойду, а звезда мне дорогу домой укажет. (Уходит.)

    Сцена 3

    Лес

    Сказочник. Вернулась падчерица домой веселая, румяная, с подарками. Старуха с дочкой так и ахнули. Старуха не медля снарядила свою дочку и велит старику: "Запрягай, старый, другую лошадь! Вези мою дочь в лес, да смотри, на то же самое место посади!" Старик отвез старухину дочку в лес, посадил под елкой и уехал.

    Дочка сидит на пеньке с двумя большими корзинами в руках.

    Дочка. Вот, за подарками пришла! Вот эта корзина под злато да серебро, а вот эта – для каменьев драгоценных. А еще попрошу у старика сундук с богатым приданым. (Встает с корзинами в руках, ходит по сцене.) Холодно, холодно-то как! Так и замерзнуть можно! Кабы не подарки, ни за что бы в лес не пришла! Да где же Морозко-то, в самом деле? (Ходит, согревается, хлопает себя по бокам. Появляется Морозко.)
    Морозко. Кто тут меня зовет? Смотри-ка, другая девица сидит. (Присматривается к ней.) Да вид у нее, как будто, недовольный. Сейчас я пощелкаю да позабавлюсь. (Стучит посохом один раз. Музыка.) Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?
    Дочка. Ой, холодно! Не трещи, не скрипи, Морозко!
    Морозко. Ишь ты, сердится. "Не трещи, не скрипи". Это еще не мороз, мороз впереди. (Стучит посохом два раза. Музыка.) Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?
    Дочка. Смеешься ты надо мною, что ли, старик? Ноги-руки сейчас отмерзнут.
    Морозко. Какая дерзкая да неучтивая девица! А ну как сильнее приударю! (Стучит посохом три раза. Музыка.) Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, лапушка?
    Дочка. Ой, совсем застудил проклятый старик! Я за подарками пришла, а ты морозишь, потешаешься! В эту корзину насыпь мне злато-серебро, а в эту – каменьев самоцветных. А еще сундук с приданым мне надобно, да поскорее, замерзла я!
    Морозко. Эко диво! Ну и девица! Со мной так в лесу еще никто не разговаривал. Однако, рассердила ты меня! За грубость и дерзость твою будет тебе подарок – была ты простая, а станешь ледяная!

    Дотрагивается до дочки своим посохом. Музыка. Дочка застывает. Морозко уходит. На сцену выбегает падчерица.

    Падчерица. Где же сестрица? Сердце за нее неспокойно. (Видит дочку.) Вот же она! Да что с ней? (Трогает дочку.) Холодная какая! Сестрица, милая, очнись, пробудись, открой глаза, хорошая моя! Дай-ка я тебя согрею! (Снимает платок с себя, накрывает дочку.) Вот, так теплее будет. Ну что, Марфуша? Скажи хоть словечко. (Дочка пошевелилась, открыла глаза.) Глаза открыла! Вот и хорошо! Давай же, Марфуша, вставай, пойдем домой!

    Дочка. Ох, что это со мною? Кто здесь? Это ты, Настя?
    Падчерица. Я, сестрица, я. Да что с тобой случилось?
    Дочка. Рассердился на меня Морозко, не дал подарков, чуть не заморозил совсем. Да, видно, я сама виновата – грубых слов ему наговорила, проклятым стариком назвала. (Падчерица качает головой.) Спасибо тебе, сестрица, спасла ты меня, я чуть насмерть не замерзла, а ты любовью своей, да теплом, да словом ласковым меня отогрела. Сейчас-то мне и вспомнить стыдно, как я тебе завидовала да зла желала, избавиться от тебя хотела... Если можешь, прости, не попомни зла. (Кланяется до земли.)
    Падчерица. Да что ты, сестрица! Бог тебя простит, а я на тебя не сержусь. Радуюсь только, что душа твоя согрелась и на сердце радостно и легко станет. Вот и глаза у тебя по-другому глядят, по-доброму. Однако, идти нам надо, матушка, наверное, беспокоится. Пойдем, пойдем, Марфуша, домой!

    Входит мачеха.

    Мачеха. Иду, дочка, иду. Подарки твои до дому донести помогу. Шутка ли, корзина с золотом, да серебром, да с каменьями, да сундук с приданым. (Подходит к дочке.) Да где же подарки-то? (Оглядывается.)

    Дочка. Нету никаких подарков, матушка. Не заслужила я их. А заслужила только наказание за свою грубость – превратил меня Морозко в ледяную девочку. Да вот Настенька любовью своею и добротой согрела меня. Видишь, живая я, здоровая
    Мачеха (задумчиво). Вот ведь как получилось. Я тебя чуть со света не сжила, а ты мою дочку от смерти спасла. Это ведь я задумала свести тебя в лес, да там и оставить. Уж очень злилась я на твою доброту. Побранишь тебя, а ты в ответ: "Простите, да простите", – и ни слова больше. А прощать-то и не за что было. Да!.. Как будто глаза мои открылись, и сердце говорит, что это я должна у тебя прощения просить.
    Дочка. Станем, маменька, Богу каяться, да вместе попросим у Настеньки прощения. (При словах "Богу каяться" – крестятся и кланяются падчерице.)
    Падчерица. Матушка, сестрица! Не будем прошлое вспоминать. Я по-прежнему вас люблю. Нынче праздник! Вся земля радуется, ангелы поют: "Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение". Будем и мы радоваться и Бога благодарить за мир и согласие в нашем доме!

    Выходят христославы, и все вместе со зрителями поют рождественскую коляду "Рождество Христово, Ангел прилетел".

    Подготовили И.ФИЛАТОВА, Т.ЧУРЛЯЕВА
    Храм Преображения Господня в Тушино