Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 33/2000 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • БОГ НАМ ПРИБЕЖИЩЕ И СИЛА

    "БОГ НАМ ПРИБЕЖИЩЕ И СИЛА"

    Из истории Александровского женского монастыря

    Матушка Елисавета, настоятельница Александровского монастыря

    Диву даешься, да неужели это область столичная: за Талдомом поля да луга, да лес стеной на десятки километров, ни поселка, ни деревни, ни дачных домиков, ни дворцов "новых русских" – пустынь... Но вот за поворотом показался огромный собор, а у подножья его совсем набольшое село Маклаково.

    – Благословите, матушка! Мы из Москвы, из храма Преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, что в Гольянове, с пожертвованиями от прихожан приехали, да облачение настоятель наш отец Владимир прислал. Видели сюжет по ТВ, в "Русском Доме", о пожаре, да вот что смогли за два дня собрали, здесь и одежда, и продукты, и книги, да и деньги; а из больничного храма Святого благоверного царевича Димитрия отец Аркадий прислал святыни: иконы и маслице…

    У матушки Елисаветы глаза юные, добрые и очень внимательные, а движения стремительные, выверенные… Статная, молодая русская красавица – если бы не была она пострижена в мантию, то уместно было бы подметить. Настоятельница на секунду задумывается:

    – Препододные Зосима и Савватий… Так мы же вчера в Москве, в храме Николая Чудотворца в Кленниках, в пределе этих соловецких святых молились… Спаси вас Господь, но поговорим позже, а сейчас, если есть у вас немного времени, едемте с нами в школу, там будет концерт наших гостей, ребятишек из Дмитрова и Дубны. Машину пока не разгружайте – некогда.

    В монастырский двор из настоятельского дома высыпало десятка три школьников. Матушка Елисавета рассадила детей по машинам и сама села за руль жигуленка, и мы довольно внушительным эскортом отправились вслед за ней.

    Через десять минут мы были уже в актовом зале школы… С корабля на бал… Мы ожидали увидеть пепелище и убогость сгоревшего монастыря, нищету, а видим прекрасный детский праздник.

    Матушка Елисавета сама открыла концерт, рассказала о Светлой Пасхе, руководила детским хором из Дмитрова. Ребята показали пасхальную композицию, потом выступал довольно известный коллектив из Дубны. Юные артисты, одетые в бархатные костюмы эпохи Возрождения, исполняли песни старой Англии на блок-флейтах, валторне и других старинных, диковинных для сельских ребятишек инструментах. Местные школьники как завороженные смотрели на своих сверстников, которые прибыли из Александровского монастыря в сопровождении сестер обители. Но концерт был недолгим, и через полчаса все мы вернулись в Маклаково. Юные артисты отправились на трапезу, а мы стали разгружать "копеечку" – красные старенькие "Жигули" нашего шофера Алексея. Подошла к нам и матушка Елисавета:

    – К сожалению, нет у меня сейчас времени побеседовать с вами подольше – надо детишек в Дмитров доставить, оставайтесь у нас ночевать! Правда, после пожара условия не те, что были, в вагончике сестры живут, все удобства на улице, и за водой в деревню ходим, но ничего, пока никто не разбежался, вот только богадельню пришлось закрыть, старушек по домам отправить пока, хорошо, все местные…

    Матушка Елисавета развела руками:

    – Ну а наши монастырские девочки, все семеро на месте, самой маленькой – девять лет исполнилось. Дети, что находятся на воспитании в монастыре, – это, в основном, младшие сестры наших послушниц. Привезли их родители по благославению старцев на постоянное жительство. А в гости к нам с самого первого года, как мы только начали возрождать обитель, дети просто повалили. Сначала запрудненские, потом из Дубны стали приезжать, дмитровские, талдомские. У нас в сгоревшем здании были келлии сестер, прекрасный музей, уютные теплые гостевые комнаты, там же был чудный домовый храм. Отопление, горячая вода – все условия, не хуже городских. Мы принимали паломников, проводили экскурсии, и все оставались довольны. Сразу сложилась такая традиция – ориентация на детей, классами приезжали к нам, на все праздники. И нашим монастырским девочкам не скучно, и школьникам мирским полезно и интересно. К нам на один день не приедешь – трудно добираться без своего транспорта, многие оставались на ночевку. Дружим мы с Дмитровским краеведческим музеем, экспозиция нашего монастырского музея была частью обшей краеведческой. Много было собрано у нас святынь. Экскурсанты с интересом осматривали собор, поднимались на колокольню, в нашем домовом храме все обязательно бывали. Мы рассказывали об истории монастыря и окрестностей, о церковных праздниках, о монастырском укладе жизни, у нас и церковные праздники справлялись, и концерты проходили. Было любопытно и невоцерковленным детям, после такой поездки и они начинали интересоваться жизнью Церкви… Но пожар изменил все… Красивое, удобное – все сгорело. А для нас началась суровая монастырская жизнь, самая большая проблема – отсутствие жилья и своей скважины, – нет воды, а бурить ее стоит огромные деньги. В какой-то мере это испытание еще раз доказывает: ни к чему земному привязываться нельзя, все преходящее, сколько мы вкладывали в наш музей, мастерские – момент, и ничего нет. Сгорел наш жилой корпус с домовым теплым храмом в честь иконы Божией Матери "Утоли моя печали", но, слава Богу, собор стоит, и мы не унываем, жизнь идет – строимся, приезжают к нам и во славу Божию потрудиться, да и дети нас не забывают, вот и сегодня мы принимали у себя две школы: из Дмитрова и Дубны, и вместе с ними выступали в школе, где учатся наши монастырские девочки. Жизнь наша была тихая, размеренная, уютная до пожара, нас знали в окрестностях, но беда случилась, и не только наши старые друзья откликнулись, но и совсем незнакомые люди. Вот и вы про нас услышали… Мы благодарны всем за сочувствие и помощь, спаси вас всех Господь! Вот только многие привозят вещи, но наши девочки не носят мирского платья, мы сами шьем им все. Нам необходимы стройматериалы, деньги на бурение скважины и рабочие руки на стройке, в поле, чтобы до зимы обустроиться… Матушка Елисавета извинилась и попросила послушницу Марину провести экскурсию по монастырю, распорядилась накормить нас и попросила нашего водителя Алексея попрактиковать сестру в вождении автомобиля.

    Собор святого благоверного князя Александра Невского

     Александровский общежительный женский монастырь был построен купцом Иваном Даниловичем Бачуриным в память о чудесном спасении Императора Александра II и его Августейшего семейства в катастрофе 17 октября 1888 года.

    Строительство шло очень быстро. В 1895 году в Маклакове по указу Священного Синода была открыта община, переименованная вскоре в женский монастырь. Его первой настоятельницей стала племянница благочестивого купца-строителя, Измарагда. Всего за два года были построены основные здания монастыря, в том числе два храма: домовый – во имя иконы Божией Матери "Утоли моя печали", и соборный, освященный в 1897 году во имя Святого благоверного князя Александра Невского – небесного покровителя императора Александра II. Собор имел два придела: по правую сторону – во имя Святителя Николая Чудотворца, по левую – во имя Преподобного Иоанна Лествичника. До сих пор изумляет, как в то время можно было в такой глуши построить столь грандиозный собор, а расписали его первоклассные питерские художники в короткий срок, за два года. Но Господь все устроил, а денег купец не жалел. В монастыре находилась особо чтимая икона Божией Матери "Утоли моя печали", перенесенная с Афона.

    Богослужение в монастыре совершалось ежедневно. В храмовый праздник, 30 августа по ст. ст. (12 сентября по новому), – торжественная служба с участием местного духовенства. Монахинь в монастыре состояло в 1913 году 8 человек, рясофорных послушниц – 50, живущих на испытании – 60. Сестры пели на клиросе, читали Псалтирь, пекли просфоры, шили церковные облачения, занимались летними полевыми работами, а угодий у монастыря было довольно много, Иван Данилович позаботился и об этом. По преданию, Иван Данилович Бачурин был похоронен за алтарем собора. Но в годы безбожия монастырское кладбище было уничтожено, и могила основателя монастыря не сохранилась. Однако живы потомки благочестивого купца и сегодня. В ближайшем соседстве с монастырем живет его внучка, человек пожилой и равнодушный к вере, а вот ее сын – фермер – всегда помогает вновь открывшейся обители, особенно во время полевых работ.

    С 1893 года при монастыре и на его средства была открыта церковно-приходская школа для мальчиков и девочек, сюда приезжали детишки из разных деревень по реке Сходча, была здесь и богадельня на пять коек, и пасека, и мастерские различные…

    Рядом с соборным храмом в 1897 году воздвигнута четырехъярусная каменная колокольня, где находились десять колоколов. Самый большой весил 90 пудов, второй – 50, а остальные вместе весили – 60 пудов. Сейчас у нас колокола новые, старые сняли в первые годы советской власти. Колокола нам пожертвовали к столетию монастыря, а вот кресты на соборе старые, поставленные изначально; не смогли безбожники их сбросить, не смогли и в соборе ничего разместить. Как только пытались что-то предпринять против дома Божия – несчастье случалось, неверующие, но суеверные власти отступались, повесили амбарный замок на двери собора, а остальные постройки взяли под свои нужды.

    Матушка Елисавета с детьми из г. Дубны

    С благоговением рассматриваем мы прекрасные фрески, не посмела рука безбожников их стереть, но небрежение и время сделали свое, требуется срочная реконструкция, и, слава Богу, она уже начата. После того как сгорел домовый теплый храм, ежедневные богослужения проходят в соборе. Взбираемся на колокольню, на самый верх, ветер со всех сторон того и гляди сбросит вон, улетишь... а как же хорошо кругом: поля, луга, леса, вот и стройка видна, и послушницы, что коров пасут, и пепелище сестринского дома с домовым храмом, а вот и голубая лента реки, словно брошенная небрежной рукой, извивающаяся прямо за монастырскими угодьями. Спрашиваю сестру Марину: "Купаются в реке-то местные?"

    – Все купаются, да и мы тоже. В сенокос, в жару так наработаешься, пот градом, все пыльные, так мы с поля прямо как есть, в платьях, в реку… хорошо.

    Мы спустились с колокольни, а Марина продолжила свой рассказ:

    – Монастырь наш имел до революции подворье в Петрограде, где жило 40 сестер, в 1910 году здесь была выстроена деревянная церковь во имя Святых мучениц Софии, Веры, Надежды и Любови. При подворье была школа на 120 человек. Попечительницей и благотворительницей подворья была графиня София Сергеевна Игнатьева. Причт подворья состоял из двух священников, в самом же Маклакове служил один священник, и получал он жалование с процента капитала монастыря. Весь капитал монастыря был положен его строителем Бачуриным на вечный вклад, пользовались только процентами… В 1913 году прошел капитальный ремонт соборного храма, а вскоре, после Октябрьской революции, распустили монастырь, отобрали все его постройки и угодья. И только в 1993 году по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия был открыт православный приход храма во имя Святого благоверного князя Александра Невского. В 1996 году, в честь столетия, Священный Синод благословил вновь открыть Александровский женский монастырь в селе Маклаково, к этому событию отлили и юбилейные колокола. Настоятельницей назначил монахиню Елисавету (Семенову), 1968 года рождения.

    Сестра Марина рассказывала об истории монастыря привычно, спокойно, как говорят профессиональные экскурсоводы, а когда подошли мы к месту прежнего сестринского дома, а ныне пепелища, сердце ее, видно, сжалось:

    – Здесь мы жили, здесь гостей принимали, слева на втором этаже – три окна, – это был наш домовый храм, теперь все обгорело, облетело, и вы видите – фрески на стене – это старые фрески алтаря, мы о них не знали. В советское время все было забито, заштукатурено, был здесь Дом отдыха, и мы по новой свой храм расписывали. Был здесь и наш знаменитый музей, и мастерские начали обустраивать: златошвейную, иконописную, резьбы по дереву, хорошо еще, что новые муфельные печи не успели установить в керамическую мастерскую…

    Марина нагнулась и из-под битого кирпича достала ступку с пестиком для размешивания краски:

    – Вот матушка Елисавета обрадуется, она у нас художник-керамист, Абрамцевское художественное училище имени Васнецова окончила.

    А потом подняла уцелевший в пожарище сосуд под маслице крестообразной формы, на одной стороне его изображена Святая Троица, на другой – слова: "Бог нам прибежище и сила".

    – Это вам на память…

    Шершавый от прилипшего пепла и песка керамический дар стоит теперь у меня на полочке рядом с иконами и другими святынями. А вот из бокалов, расписанных в сине-голубых тонах, с изображением собора в честь Святого благоверного князя Александра Невского в Маклакове и словами Иисусовой молитвы, пьет чай и угощает гостей Святейший Патриарх Сербский Павел. Мне буквально на днях рассказала об этом моя знакомая Ирина, которая только что вернулась из многострадальной православной страны в середине Европы. Она эти бокалы хотела заказать для Предстоятеля Сербского под Рождество Христово, а получила от монахинь в дар и передала их Сербскому Патриарху. О матушке Елисавете с сестрами молятся в Сербии.

    Гостей сегодня в Маклакове оказалось множество, кроме нас – москвичей и школьников из Дмитрова и Дубны, приехали навестить двойняшек, шестнадцатилетних дочерей, родители из Усть-Илимска и сестра их – послушница Нижегородского Свято-Троицкого Макарьевского Желтоводского женского монастыря Наталия. Спрашиваю их отца – Илью: не тяжело ли вот так всех троих детей отдать в монастыри, не жалко ли?

    – Они сами так захотели. В тринадцать лет старшая попросилась в монастырь, взяли благословение, и в свой отпуск отправились мы в Нижегородскую епархию, три недели пробыли, спрашиваю: ну как, останешься или домой поедем? Понравилось ей, уже семь лет живет в Макарьевском монастыре. Эти – младшенькие – на клиросе в нашем храме Илии Пророка в Усть-Илимске пели, а с двенадцати лет тоже в монастырь запросились. Мы с женой скучаем, конечно, не часто навестишь дочек, дорого из Сибири-то добираться, даст Бог, и мы поближе к детям переселимся. А соседи нам даже завидуют: ни где-нибудь по миру дети наши скитаются, а в обители Божией живут и за нас, грешных, молятся.

    Потчевали нас парным молоком, щи да каша монастырские, да соленые огурчики и грибочки, варенье – все свое и очень уж вкусное. А над рукомойником записка: "Воду мыльную в червятник не сливать". Что еще за червятник?

    Сестры, оказалось, червей специальных разводят, чтобы удобряли почву, есть у них и в агрономии премудрые – все по-научному обустраивают.

    Возвращались мы в Москву все той же пустынной дорогой, да вот не только Маклаково нам стало как-то ближе, но и мы сами между собой: четверо прихожан, посланцев столичного храма Соловецких чудотворцев, – Алексей, Елена, Татьяна и я, раба Божия.

    май 2000 года

    Алла АНДРИАНОВА, Московская область

    Фото автора