Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 16/2000 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Обновление иконы Воскресения Христова и 12 праздников

    Публикация статьи произведена при поддержке интернет - портала культурного наследия России «Культура РФ». На страницах интернет - портала «Культура РФ» представлено большое количество публикаций, которые расскажут про Церковь Воскресения Христова в Томске, Свято-Троицкий мужской Ипатьевский монастырь и многие другие памятники архитектуры и старины. А так же к Вашему вниманию видео лекции об истории России, афиши концертов, театров и фестивалей, последние новости из мира культурной жизни России и многое другое. Посетить интернет - портал культурного наследия России «Культура РФ» можно по адресу http://culture.ru/

    Обновление иконы Воскресения Христова
    и 12 праздников

    По рассказу очевидицы этого чуда

    Обновившаяся икона Воскресения Христова Говоря об обновившейся иконе, нельзя не сказать прежде всего несколько слов об Алле Михайловне Томской, через которую эта икона была получена. Алла Михайловна давала в Париже уроки пения. Она была подруга юности матушки Мелании, вместе с ней училась в Петербурге на Бестужевских курсах, после 40 лет встретила ее вновь в эмиграции и снова близко с ней сошлась. В 1933 году матушка Мелания, тогда еще Екатерина Любимовна Лихачева, сняла верхний этаж церковного дома в Аньере и устроила там маленькое общежитие для старушек, за которыми ухаживала с помощью послушницы сестры Лидии. Со времени приезда матушки Мелании в Аньер, Алла Михайловна стала верной прихожанкой аньерского храма и духовной дочерью владыки Мефодия, тогда еще иеромонаха... Весной 1935 года Алла Михайловна принесла в Аньер совершенно почерневшую икону, покрытую царапинами, с дырами от гвоздей, и сказала, что эту икону ей передал Николай Соломакин – ее ученик. Николай снимал комнату в одной французской семье и был там дружен с детьми. Войдя однажды в детскую, он увидел на полу доску, с которой играли дети. Николай понял по форме, что это была икона, и попросил ее ему отдать. Зная благочестие своей преподавательницы, Николай пришел к ней с этой иконой, говоря, что, хотя нельзя узнать, что тут изображено, это, вероятно, икона, и даже старинная... Алла Михайловна принесла икону в аньерскую церковь. Там художник-иконописец долго ее рассматривал, сказал, что понять нельзя, что на ней написано, и реставрировать ее нельзя. Единственное, что он мог сказать, это то, что, вероятно, икона эта XVII века.

    Алла Михайловна очень взволновалась о судьбе этой иконы, и чтобы ее успокоить и не соблазнять прихожан неведомым изображением, владыка Мефодий решил поместить икону в алтаре.

    22 декабря 1934 года по старому стилю, Екатерина Любимовна была пострижена митрополитом Евлогием в мантию, с наречением имени Мелании в честь преподобной Мелании Римляныни, празднуемой 31 декабря. Около этого времени была закрыта обитель во имя иконы "Нечаянная Радость", основанная матушкой Евгенией Митрофановой... Мать Меланию тяготила жизнь на приходе, и она мечтала о создании монастыря. Осенью 1935 года ей удалось снять в аренду усадьбу в Розэ-эн-Бри в 50 километрах от Парижа.

    В начале октября она отправила туда Мануила Яковлевича Тихоновича, сестру Марию и сестру Лидию, чтобы привести в порядок очень запущенный дом, в котором никто не жил с 1900 года.

    Следует рассказ сестры Лидии:

    "Мы втроем поселились в этом громадном доме. Там тогда не было ни электричества, ни плиты... Надо сказать, что Мануил Яковлевич оказался бесценным человеком. Ему тогда было под 60 лет, он недавно схоронил свою жену и очень по ней грустил. Я читала Псалтырь по его скончавшейся жене и с ним сдружилась в этот момент его большого горя. Когда он узнал, что мы собираемся уезжать из Аньера, то он пришел ко мне и сказал: "Сестра Лидия, возьмите меня с собой, я вам буду полезен, я все умею делать". Матушка благословила взять его с собой. Человек этот оказался действительно бесценным. Он все чинил, все строил, так, например, кивот, в котором теперь находится обновившаяся икона, он сделал. Он проводил электричество. Вся церковь в Розэ-эн-Бри им была оборудована: кадило, аналои и т.д. Матушка Мелания наезжала смотреть, как мы там расправляемся... В какой-то момент из Аньера нам прислали целый ряд икон, которые были лишние для аньерской церкви и нужны для нашей новой обители. Между прочим прислали и эту темную неведомую икону... Я рассердилась, увидав эту икону, и сказала: "Ну, конечно, на Тебе, Боже, что мне негоже". Думали, куда ее повесить, хотели над дверьми, но я решила, что нет, ибо не знаешь даже, на что лоб перекрестить. Тогда решили ее поместить на дальней стене, где она не особенно была видна.

    Дело в том, что в этот же 1935 год, 20 октября, владыка Евлогий должен был освящать храм во имя Пресвятой Троицы в Озуар ля Фэриэр... в полпути между Парижем и нашим Розэ (то есть в 25 километрах от нас), и было решено что владыка до обеда будет служить литургию с освящением храма в Озуар... а после обеда приедет к нам освятить и благословить нашу новоустроенную монашескую общину. Это освящение должно было быть в воскресенье, 20 октября, в день священномучеников Сергия и Вакха. А накануне, 19 октября, совершается память апостола Фомы. В этот день, апостола Фомы, все мы активно принимали участие в уборке дома, все приготовляли к освящению и приезду владыки. Первую комнату налево мы определили как будущую церковь, а рядом с ней была комната матушки Мелании. Никакого иконостаса еще тогда не было. Был камин, который собой представлял какой-то центр. На камин поставили лампадку и наши лучшие иконы. Я натирала паркет, который оказался старинным и удивительно красивым, и изнемогла от усталости. В этот день к вечеру приехала Алла Михайловна из Парижа и сразу: "А где моя икона?" – "Там, сбоку2. – "Почему сбоку? Я хочу, чтоб перед ней горела лампадка". – "Как же лампадка, ведь на ней ничего не видать". – "Ты не понимаешь, это икона-мученица, на ней раны гвоздиные, как на Спасителе". –"Это очень возможно, но поскольку неизвестно, что на ней изображено, то нельзя перед ней молиться, так вот она сбоку и будет висеть, и никакой лампадки у ней не будет..."

    Явление апостолам Бедная матушка Мелания в конце концов обещала Алле Михайловне, чтобы ее успокоить, что завтра утром мы все устроим, "только не мучай сестру Лидию". Все пошли спать. Матушка спала одна внизу рядом с церковью, а мы все четверо на первом этаже.

    Рано утром, часов в шесть или семь, Алла Михайловна спустилась вниз, и вдруг раздался крик, которого я не забуду никогда: "Катя, (она называла матушку так с юности и до самой смерти), Катя... икона обновилась!" Выскочила матушка. На этот крик сбежались мы все и были совершенно потрясены – икона действительно засияла! Сразу стало понятно, что эта икона двунадесятых праздников и Воскресения Христова. Это было до такой степени потрясающе, и особенно для меня, которая так сильно против этой иконы возражала. Накануне был день апостола Фомы, и у меня было совершенно такое чувство: "Если не увижу, не вложу персты мои... никак не поверю". И Господь мне дал поверить тем, что я увидала. Сорок лет прошло с момента этого чуда, а я никогда не могу спокойно это вспоминать. У меня было чувство глубокого своего недостоинства, сильной вины перед Богом, перед иконой, потому что я так активно с ней боролась. И вот чудотворная сила иконы явилась мне в посрамление, а Алле Михайловне в утешение за ее постоянное упование и веру.

    Икона тогда сияла, но еще не была такой, какой стала впоследствии. Она в течение времени продолжала светлеть, царапины покрывались, как сетью, золотом, и такое было ощущение, что она живет изнутри, что у нее все постепенно заживает, как на теле у человека. Уже тогда самый тонкий рисунок прояснился настолько, что можно было сосчитать волосики на осле, несущем Господа во Иерусалим.

    Икону мы поставили в центр, на камин, без всяких споров и сомнений. В четыре часа дня приехали из Озуар, владыка Евлогий, архимандрит Никон, тогда еще иеромонах Мефодий и отец Александр Чекан. Мы сначала с матушкой хотели освящать обитель в честь какого-нибудь праздника Пресвятой Богороицы, но когда рассказали владыке о совершившемся чуде, то он решил, что это явное Божие указание на то, чтобы обитель была во имя Воскресения Христова и указал праздновать два раза: в день ее обновления, то есть 20 октября, а храмовым праздником считать день обновления храма Воскресения в Иерусалиме, то есть накануне Воздвижения Креста.

    С тех пор икона продолжает жить, все больше сияя, просветляясь, наполняясь золотом.

    Алла Михайловна скончалась 4 марта 1942-го, Мануил Яковлевич – 30 апреля 1949-го, а через три дня, 3 мая 1949-го, скончалась матушка Мелания. Сестра Мария скончалась в день Покрова 14 октября 1961 года. Владыка Мефодий, который видел икону черную и потом просветлевшую, скончался 13 апреля 1974 года. Осталась – я одна".

    Дом в Розэ постепенно наполнился питомцами и был оборудован в старческий дом. Там ежедневно совершались богослужения, и обновленная икона особенно чтилась. Перед ней горела неугасимая лампадка, и она постоянно была украшена свежими цветами. Как часто перед ней кто-то молится на коленях, со слезами.

    В марте 1972 года старческий дом был закрыт и обновленная икона торжественно вернулась на почетное место в аньерскую церковь, где она хранится и чтится доселе.

    Этим заканчивается рассказ сестры Лидии, теперь монахини Феодосии в обители Покрова Пресвятой Богородицы в Бюсси.

    Христос воскресе! Воистину воскресе!