Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 07/2000 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Возвращение блудного сына

    Возвращение блудного сына

    Пьеса для младшей группы воскресной школы

    1-я картина

    Сцена изображает крестьянский двор. Посреди двора стоит порожняя крестьянская телега. По двору прохаживается пожилой хозяин (Отец). Возле крыльца хозяйка (Мать) сидит на скамеечке и что-то перебирает в решете. Около Отца два сына, Старший и Младший, складывают на телегу сельскохозяйственный инвентарь (плуг, борону, вилы, грабли). Старший сын работает охотно, младший брат помогает с ленцой.

    Старший сын (наклонившись к отцу, почтительно). Отец, видишь, весна наступает так дружно. Всей семьей нам на поле выехать нужно. Но пока я один схожу посмотрю, где сеять нам надо ниву свою.

    (Берет в руки лопату, заплечную суму с едой и выходит со двора.)

    Младший сын (косо взглянув на отца, про себя). Ну вот и сегодня – "работай, работай"! Ушел бы отсюда с большою охотой. Уж лучше быть нищим в заморской стране, чем здесь подчиняться отцу-старику. Хотя он и мудрый, но жить одному мне удобнее будет. Значит, надо просить – имущество наше сейчас раз-де-лить! (Подходит к отцу, почтительно.) Отец, раздели ты нам с братом именье. Отдай мою часть на мое усмотренье. А с личным именьем прожить я сумею. Как взрослый обдумал свое я решенье. Не каждому надо в земле копошиться, иное дано мне – торговлей заняться.

    Отец. Мой сын! Твою часть не утаю от тебя – бери! Но послушай, что скажу тебе: ты молод, неопытен, жизни не знаешь. Отцовское именье ты промотаешь! Вне дома родного друзей станет много, подруги прелестные в гости придут, друзья в ресторан дорогой поведут: не сможешь тогда отказаться.

    Мать. О сын мой прекрасный! Дитя дорогое! Зачем оставляешь меня ты несчастной? Ну что с тобой сталось? Прошу я тебя: хорошенько обдумай свое своевольство. Кто бросил родных, тот нищим в болезнях умрет на чужбине.

    Младший сын. Но я молодой и хочу жить красиво!

    Отец и Мать (вместе). Ну что ж, ты свободен, иди куда хочешь и помни: мы тебя любим! И весточку нам пришли – хорошо ли живешь?

    (Отец отсчитывает и отдает сыну его долю денег. Младший сын принимает деньги и, напевая, уходит со двора.)

    2-я картина

    На дворе около телеги сидит Отец. На крыльце, у входа в дом, стоит Мать. Оба очень грустные. Из-за кулис слышно пение хором 33-го псалма "Благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих". Это возвращаются с поля во двор Отца наемные Работники. Им уже приготовлен обед. Отец благодарит их за работу и выдает каждому по динарию.

    Отец. Работой вашей я нынче доволен. Кто устал из вас, кто болен? Остаться можете на ночь в доме до будущего дня.

    Мать. Вот гостинцы вашим детям. Пусть будет радость всем на свете!

    Отец. Всех вас сердечно поздравляю со сбором нового урожая. Кто будет в чем нуждаться, ко мне тот может обращаться. Я никого из вас не обижу, коли неленостным увижу.

    (Работники низко кланяются Отцу и Матери. Все поют трижды "Многая лета".)

    Работники. О, как недостойны мы щедрой награды! Во все ваши годы служить мы вам рады! В порученном деле всегда успеваем! Расскажем и детям, и внукам мы нашим, что жить на земле с покровительством вашим, трудиться свободно не тяжко бывает. (Уходят.)

    Отец (тяжко вздохнув). О где же ты, сын, своевольник мой младший! Неужто погиб, от отца отказавшись? А может быть, где-то зажил богачом, забыв о родных и о доме своем? Но чувствую: нет, ты не мог умереть, наверно, ты болен, ты страждешь теперь. И жду я тебя терпеливо, с надеждой. Чтоб в доме моем ты зажил как прежде. Ведь ты образумишься, душу спасая, вернешься домой, от грехов убегая. (Уходит.)

    3-я картина

    Проселочная дорога. В рваной одежде, изможденный, лежит у дороги Блудный сын. Он спит. К спящему подходит пастух с посохом и сумой. Толкает посохом спящего.

    Пастух. А ну-ка вставай! (Про себя.) Видно, странник нечастный. (Блудному сыну.) Забрел как в наш край? Отвечай мне сейчас же!

    Блудный сын (просыпается). Жил я далеко. Вон в той стороне. В довольстве я рос с колыбели. Еще и шестнадцати не было мне, как странные мысли засели в моем молодом и наивном уме. Я жить захотел сам по себе. Отец мне тираном казался. Едва возмужав, я раздела просил. Отец на раздел согласился и часть мне именья своего отделил. Так я с родными простился. Обрел я свободу и бросился в мир, бежал из отцовского дома. Как будто свобода, мой детский кумир, мне только тут стала знакома. С запасом здоровья, богатства и сил мне мнилось, что счастье я встречу. Но то, и другое, и третье сгубил, а счастья не смог я заметить!

    Пастух. Да, вижу я, как ты изнемог и оборван. Понятно: наследство пропил, прогулял!.. А может, убил, из тюрьмы убежал?

    Блудный сын. О, нет! Не убийца, не вор я! (Теряет сознание.)

    Пастух. А ну-ка вставай, бродяга несчастный! Откуда забрел ты в наш край, мне не ясно. Не хочешь поведать, откуда ты родом? Ничем ты не схож со здешним народом. (Выливает из фляги на ладонь несколько капель воды и брызгает в лицо Блудного сына.) Когда-то ты был благороден, но втуне растратил ты силы свои, теперь ни на что не пригоден...

    Блудный сын (приходя с себя). Ох, вспомнился мне мой родительский дом, и ласки отца, и довольство... Теперь на чужбине не вижу конца страданьям и горестным мукам. Ужель никогда не найду я отца, ужели умру я в разлуке?

    4-я картина

    Сцена изображает поле. Блудный сын с палкой ходит по полю и что-то собирает, боязливо оглядываясь по сторонам. В нескольких шагах от Блудного сына стоит Пастух, смотрит в противоположную сторону. Оглядывается и видит, что Блудный сын что-то положил в рот и жует, прикрывая ладонью уста.

    Пастух. Эй! Эй! Не воруй харчи у свиней! Иначе хозяин лишит нас работы, а нищим остаться – кому же охота. Решил прокормиться едою свиною? Попробуй возьми – так и всыплю кнутом, хозяин обоим добавит потом. Я старший пастух, за свиней отвечаю, рожки эти кушать тебе запрещаю! Но все же ты мне по несчастью собрат, и добрый совет я б хотел тебе дать. Отец же твой добрый, он может простить, а сына родного Мать приютит.

    (На сцене появляется хозяин свиного стада.)

    Блудный сын (почтительно кланяясь хозяину). Хозяин, я болен, мне труд не под силу. Ты дай на дорогу хлебушка мне и с миром меня сейчас отпусти, что сделал не так, ради Бога, прости!

    Хозяин (про себя). Ох, любят наемники все притворяться. Такие в работники мне не годятся. И новенький этот – болеет, болеет, а стадо мое все больше худеет. Воруют, как видно, еду пастухи! Разделаюсь с этим за все их грехи. (Блудному сыну.) Так, значит, ты болен? Иди себе прочь! Иди! Ты уволен! Меня не морочь! Досуг ли мне слушать про ваши болезни! Пора бы покушать. И отдых полезней... (Уходит.)

    Блудный сын (обращаясь к зрителям). Как тяжко мне стало в чужой стороне, никто из друзей не вздохнет обо мне. Я рад бы отнять еду у свиней, которых пасу поневоле. Но корма отнять я у них не посмел – за мною другие следили. Голодный, я с завистью долго смотрел, как лакомый корм они ели. Уж горькие слезы из глаз потекли, отвержен я миром и Небом. Остался один, сиротой на земле, без крова, одежды и хлеба. (Уходит.)

    5-я картина

    Двор Отца (как в 1-й картине). Отец и Мать сидят на скамейке возле крыльца. На дворе работники складывают мешки под навес, слуги подметают двор. Старший сын руководит работниками. Из-за кулис выходит Блудный сын. В нем трудно узнать Младшего сына из 1-й картины. Он в лохмотьях, худ, изможден. Блудный сын останавливается в глубине сцены. Сначала его не замечают.

    Отец. Ох, что-то уж сердце побаливать стало. (Вглядывается в странника, задумчиво.) Кто-то бредет там к нашему дому? Оборван, хоть молод... Лицо его вроде знакомо...

    Блудный сын (не дойдя трех шагов до Отца, бросается перед ним на колени). Прогневал я Небо, тебя раздражил и сыном назваться не смею!

    Отец и Мать (вместе). Это наш сын! Тебя Бог возвратил!

    Отец (бросается к Блудному сыну, обнимает и целует его, затем повелительно обращается к слугам). Оденьте его! Введите в мой дом!

    (Слуги одевают Блудного сына в новую одежду. Отец радостно смотрит.)

    И перстень наденьте на руку ему, и обувь наденьте на ноги. Служите сегодня ему одному: он с дальней, тяжелой дороги! От сына очей отвести не могу, и радостно взор мой сияет. Мой сын, как алмаз дорогой, пропадал, но он не пропал, а нашелся. И в светлую радость весеннего дня вы заколите теленка, устройте нам трапезу! Станем есть и веселиться! Мой сын возвратился!

    Все вместе. Оставим былое – печально оно. Печальна былого картина. Запомним одно: в нем созрело зерно – возвращенье заблудшего сына!

    Занавес

    Протоиерей Григорий Толстогон,
    г. Чернигов