Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 03/2000 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Российская школа поможет нашим детям обрести духовные ценности

    Российская школа поможет нашим детям обрести духовные ценности

    ...но сделает это факультативно

    Беседа с первым заместителем министра общего и профессионального образования РФ, доктором исторических наук, профессором Александром КИСЕЛЕВЫМ

    Первый заместитель министра образования России Александр Киселев: “Религиозное воспитание детей – ответственная и сложная работа”. – Давайте начнем наш разговор, Александр Федотович, с упоминания одного знаменательного события. 2 августа 1999 года между Министерством образования РФ, представляющим Российское государство, и Русской Православной Церковью был подписан Договор о сотрудничестве в области образования. Этот документ отражает коренные изменения в отношениях между государством и Церковью. Мы помним, что эти отношения на протяжении большей части XX века со стороны государства характеризовались или неприкрытым террором, или холодно-враждебным сосуществованием. И вот такие коренные изменения. Чем они вызваны?

    – Хотелось бы здесь выделить два обстоятельства. Какими бы драматичными ни были отношения государства и Церкви в прошлом, сегодня мы исходим из того, что Церковь отделена от государства (это действительно так, у нас есть соответствующие положения в Конституции и в Законе “Об образовании”), но Церковь не отделена от российского общества. А мы как государственная структура, которая выполняет функцию регулирования образовательных процессов в стране, конечно, представляем интересы и государства, и общества. Напомню, в нашем профессиональном сообществе трудится около 39 миллионов человек. Наша задача – таким образом построить отношения с обществом, чтобы помочь ему стать более образованным, обрести те духовно-нравственные ценности, которыми наше Отечество жило на протяжении столетий и которые служили фундаментом тысячелетней российской государственности. Это во-первых. И во-вторых – рухнула коммунистическая система воспитания. В определенной степени образовался мировоззренческий и идейный вакуум. А мы знаем, что российская традиция такова, что образование и воспитание были всегда неразрывно связаны друг с другом. Это был единый процесс. И если что-то выпадает или чему-то уделяется меньше внимания, то и само понятие “образование” очень сильно страдает. И мы считаем, что обязаны сотрудничать со всеми структурами, которые могут помочь нам осветить жизнь наших детей и юношества высоким нравственным и духовным светом. Я думаю, что та двухтысячелетняя традиция, которая живет в Православной Церкви, должна быть использована в нашем образовании. Помимо духовных сокровищ, Православие обладает и огромными культурными богатствами, владеет уникальными знаниями о душе человека и окружающем мире. Ни один человек не может быть по-настоящему образован, если он не представляет, какую роль сыграла Церковь в становлении и развитии российской государственности, социальном и культурном развитии нашего Отечества. Это очевидно, это все признают. Христианские принципы устроения как внутреннего мира человека, так и общества обладают высочайшим воспитательным потенциалом. Не учитывать всего этого (что, к сожалению, имело место в прошлом) – значит, наносить очень серьезный урон культуре, науке, образованию, а самое главное, внутреннему миру человека.

    Мы сейчас много говорим о вариативности образования. Каждый человек должен иметь право выбора между различными жизненными векторами. Приходя в мир, мы подобны тому былинному герою, который стоит на распутье. Это очень важная проблема. Ее, конечно, можно решать по-разному. Можно идти путем новаций. Это тоже, я думаю, путь перспективный. Но можно следовать и по тому пути, который уже проверен тысячелетиями, которым шли наши предки.

     

    – Но ведь есть такое явление, как инерция, инерция школы. 70 лет жестко отвергалось все религиозное, я не говорю даже православное. Положительно нельзя было упоминать ни о какой традиционной религии. Велась жесткая атеистическая пропаганда, насаждался воинствующий атеизм, и тем самым была наработана, скажем так, антирелигиозная инерция. А теперь начался кардинальный поворот, причем идущий сверху, от министерства. Есть ли уже какие-то сигналы с мест, как начал реализовываться вышеупомянутый Договор?

    – Я так скажу... В этой области вообще революции быть не должно. Всему следует развиваться естественно, органично, учитывать имеющиеся реалии в образовательной сфере и в психологии и привычках людей. Вот есть, например, тяга к изучению основ православной культуры в образовательных учреждениях. Пожалуйста, мы не возражаем. В формах дополнительных занятий, факультатива. Такого рода подвижки есть. Можно назвать Курскую область, ряд других регионов, где мы видим попытки встроить в гуманитарные дисциплины вопросы, связанные с Православием, но именно в культурологическом и религиоведческом плане, что мне представляется верным. Я еще раз подчеркну, что это очень глубокий, широкий, объемный пласт нашей культуры и истории, и молодое поколение не должно быть отторгнуто от него. В то же время мы не должны административно-командным, приказным путем насаждать прямо противоположное – насильственно обучать религии. Все должно идти от потребностей людей, школьников, педагогов. Впереди нас ждет непростая, серьезная работа, но надо, чтобы все шло от жизни. Христианином никто по приказу не станет.

     

    – Здесь можно идти двумя путями. Один путь – это факультативы, введение курса “Основы православной культуры”, то есть создание еще одного предмета в сетке других гуманитарных дисциплин. А есть другой путь. Ведь гуманитарные знания так или иначе зиждутся на Православии или на традиционных религиях. Как встроить этот подход в стандарт образования по гуманитарным дисциплинам?

    – Я абсолютно согласен, что историю российской государственности очень сложно, почти невозможно понять, а самое главное, прочувствовать без тех сюжетов, связанных с Православием, о которых вы говорите. Но многое уже встроено. Даже в годы, враждебные Православию, в наших учебных курсах содержались темы, освещающие введение христианства на Руси, взаимоотношения Церкви и государства. Мы писали об этом блестящие дипломные работы. Есть целые научные направления светских историков, которые плодотворно и с объективных позиций рассматривали эти вопросы. Я думаю, что наши ученые и авторы учебников все больше и больше будут стремиться ликвидировать белые пятна. Я думаю, что в перспективе перехода к двенадцатилетнему образованию, когда будет обновляться содержание всех предметов, всех образовательных областей, мы будем обращать внимание на эту, религиозную, сторону, чтобы не было белых пятен в образовании наших юных сограждан.

     

    – А в стандартах будут предусмотрены элементарные знания о Православии?

    – Образовательный стандарт – это документ, который носит рамочный характер. И прописывать там конкретные вещи я считаю нецелесообразным. Он имеет силу закона для основной школы.

     

    – Александр Федотович, что бы вы могли посоветовать учителям в рамках темы нашего разговора “Православие и образование”: как им строить свою профессиональную деятельность?

    – Готовых рецептов нет. Надо заниматься своим делом, опираясь на критерии высокого профессионализма. А он дается опытом, образованием и многим другим. Это первое. Затем, надо работать с каждым отдельным учеником. Надо учитывать возрастные и личностные характеристики тех, с кем работаешь. Надо руководствоваться собственными внутренними мотивами – правды, истины, нравственности, которыми мы призваны формировать светлые стороны души ребенка. Стремиться, чтобы образование носило более комплексный характер, а самое главное, было для ученика озарено глубоким духовным смыслом. Ведь в чем состоит наш недостаток? Мы даем очень приличные теоретические знания, но они ложатся в головах у ребят мертвым грузом. Образование должно придавать внутренний смысл деятельности каждого человека на протяжении его жизненного пути. Спрашивают: какая практическая ценность гуманитарных знаний? Очень высокая. Они формируют человеческие качества. Надо придать жизни каждого человека определенную цельность, чтобы он не раздваивался, чтобы был внутренний стержень, на который можно было бы опираться в этой жизни.

     

    – Несколько провокационный вопрос. К нам приходит много писем от учителей и воспитателей, которые стремятся ввести “Основы православной культуры” в светской школе, хотят рассказывать детям о Православии, но их не всегда понимают коллеги и особенно администрация этих учебных заведений. Что делать, как поступать в этих непростых ситуациях?

    – Все зависит от того, как осуществлять обучение религии. У нас есть Закон “Об образовании”. Есть Конституция. Там содержатся соответствующие положения, которые мы должны соблюдать. Я думаю, что именно в этом правовом поле надо строить работу. Я знаю, что есть и хорошие примеры, когда администрация все это понимает, многое делает для реализации права учеников на полноценное образование. Но это же факт, что некоторые учителя стремятся привнести в школу и богослужения. А это вопрос очень спорный. По моему мнению, общество в целом еще не готово к решению этих проблем. 70 лет разрушения храмов и насаждения воинствующего атеизма не могли пройти бесследно. Все должно происходить эволюционно. Кроме того, давайте задумаемся: что такое религиозное воспитание детей? Все зависит от того, кто этим занимается. На Рождественских чтениях неоднократно говорили, что старчество и наставничество – вопрос очень тонкий. А религиозное воспитание детей – еще более ответственная и сложная работа. Неумелыми, недостаточно профессиональными действиями можно нанести вред.

    Вы говорили, чтобы в базисный план ввести “Основы православной культуры”. В России 70 тысяч учебных заведений. Где такое количество учителей, которые способны обеспечить высокий уровень преподавания этого предмета? И где такое количество священнослужителей, которые способны и готовы работать с детьми? Еще раз подчеркну, что Церковь не отделена от общества, она – ее составляющая часть. Это очень серьезная моральная сила. Святейший Патриарх Алексий имеет в нашем обществе очень большой авторитет. Посмотрите, как прислушиваются к его словам, какие глубокие и взвешенные ответы он дает на острейшие проблемы сегодняшнего времени. С каким глубоким уважением первый Президент России Б.Н. Ельцин относится к Патриарху! Это уже большой шаг вперед.

    Во время празднования 200-летия Тульской епархии я посетил в Туле православную гимназию и слушал выступление Его Святейшества. Как взвешенно, глубоко, умно говорил он о проблемах религиозного воспитания и образования! Именно на таких путях надо решать наши проблемы.

     

    – И последний вопрос, Александр Федотович. Министерство образования – это государственное учреждение, а в Церкви есть Отдел религиозного образования и катехизации. Это церковный орган. У вас есть какие-то контакты с этой организацией?

    – Конечно, есть. Я очень уважаю игумена Иоанна (Экономцева), знаком с его трудами. У нас состоялись деловые встречи. Думаю, что и на VIII Рождественских чтениях мы будем плодотворно сотрудничать. Мы приглашаем на наши конференции представителей Православной Церкви. Я надеюсь, что наше сотрудничество будет расширяться, потому что для светских ученых, историков, литераторов, учителей, преподавателей вузов очень интересен взгляд тех, кто много размышляет над духовными и нравственными проблемами.

    Почему не сотрудничать с теми, кто проповедует добро? Мы здоровьем тела занимаемся, а почему мы не уделяем внимание здоровью души, духовной жизни, нравственному самоочищению? Я полагаю, что это главная проблема, которая станет в новом тысячелетии, ибо человечество зайдет в тупик и столкнется с жесточайшим кризисом, если будет думать только о своих потребительских и материальных интересах. Каждый в свое время задумается над смыслом собственного бытия. А наша школа призвана помочь в этом подрастающему поколению. И чем раньше это произойдет – тем лучше!

    Беседовал Алексей САВЕЛЬЕВ