Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 30/1999 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Есть такое сельцо...

    Есть такое сельцо...

    Течет, течет по Владимирской земле река Судогда; Судогда в переводе означает “чистая вода”. Чисты ее воды и быстры, и впадает в нее с левой стороны другая речка – Войминьга, тоже чистая, прозрачная, напоминающая людям о чистоте, красоте, о том, каков Тот, Кто создал эти речки и все остальное...

    Говорят старики, что, возвращаясь из Казанского похода, двигался по Войминьге и по Судогде грозный царь Иоанн Васильевич и повелел поставить по берегам этих рек три храма – все три во имя Преображения Господня. Так и стоят они, один за другим, до сих пор – три “Спаса” и три погоста вместе с ними. “Спас-Беседы”, “Спас-Чамерево” и “Спас-Купалище” – так называли храмы в народе.

    Предания говорят, что были эти храмы когда-то украшены удивительным образом, отличались благолепием и богатством и прихожан при них раньше было очень много. И были три эти погоста узлами жизни, стягивавшими к себе верующих жителей из окрестных деревенек, многих, многих.

    Но... времена меняются. Из всех трех храмов после ужасов 20–30-х годов уцелел лишь “Спас-Беседы”, чудом сохранившийся во время лихолетья гонений.

    “Спас-Купалище” был разорен, а места вокруг запустели, совсем одичали, так что не то что зимой, и летом-то добраться туда – целая проблема, и лишь сохранившееся огромное здание храма, его мощные стены, напоминают о былом величии места, где прославлялось имя Всевышнего.

    Священник храма “Спас-Чамерево” принял насильственную смерть от руки гонителей – скончался в изгнании в 30-х годах. Тогда же храм был закрыт, постепенно разворовывался, а в 50-х годах началось его разрушение – увозили кирпич. Была в “Спас-Чамереве” и чудотворная икона Божией Матери Владимирская, чтимая местно.

    Сменилось время – сменились и люди. И на смену коренным жителям, для многих из которых слово Бог было связано со словом жизнь неразрывно, пришли другие. Был организован совхоз “нового типа” – практически для всех, желающих жить в захолустье в бетонных одноэтажных домиках. И потянулся сюда люд самый разный – и после заключения и вообще всякий, из тех, кто где-то, почему-то не нашел себе места. И стало Спас-Чамерево обиталищем, напоминающим чем-то известный сто первый километр, а по причине упадка нравов – притчей во языцех у местных жителей в окрестных коренных деревеньках.

    Но что-то теплилось, что-то особое еще жило в этом сельце и в этом Преображенском храме, стоящем на берегу Войминьги.

    Помнили, помнили жители, как в 50-х годах прибежал перепуганный мужчина, вывозивший кирпич из храма, и заявил всем о явлении ему наяву его скончавшейся матери, строго запретившей ему продолжать совершать беззаконие. И еще помнили про источник, который совсем рядом с храмом, и про то, что если в местной больнице умирает в муках человек, то вода из этого источника (источник святого благоверного князя Александра Невского) нередко приносит облегчение в лютых страданиях.

    Что-то теплилось... Теплилось, несмотря на разграбленный, обезображенный храм, теплилось, несмотря на беспредел чамеревской жизни, ставшей “нормой”.

    Когда в начале 90-х годов стали открывать храмы, одна из местных жительниц (Н.П.) обратилась к владыке Евлогию, архиепископу Владимирскому и Суздальскому, с просьбой о помощи по восстановлению храма. На просьбу откликнулись, и началась трудная и долгая работа, таким тяжелым бременем легшая на плечи этой далеко не молодой и не отличающейся крепким здоровьем женщины (ставшей впоследствии старостой храма), прошедшей тяжкими фронтовыми дорогами Россию, Белоруссию и Литву.

    Ей не надо было ничего рассказывать о вере. Она это знала – девчонка, чудесно спасенная несколько раз во время войны от смерти, спасенная только одной молитвой, пришедшая в родное село с фронта. Ее первым делом было – поклон, поклон Господу, поклон, который она положила, обратившись к храму Преображения Господня.

    Постепенно храм, а точнее, его небольшой левый придел в честь иконы Божией Матери Владимирская, стал восстанавливаться. Появился и священник. Но слишком тяжела, слишком глубока оказалась рана, нанесенная годами лихолетья, годами поруганий. Нет денег ни на краску, ни на крышу, ни на дом для священника, ни даже на его зарплату. Место былой славы Божией – почти в запустении. Стоит красавец храм, но многие ли входят туда? Редко приходят в него немногочисленные прихожане, несмотря на то, что вокруг живет немало народу. Иные, иные стихии вокруг!

    В. – мальчик, как и все, ему около 11 лет, и побегает, и пошалит, и ум у него острый, и сердце не молчит, когда надо. А вот жизнь у В. особая, и семья, в которой В. растет, – особая. У мамы – шесть детей... от “десяти мужей”, и трезвой мама бывает очень-очень редко, и живет мама с очередным “папой” вдали от всех своих птенцов, за исключением самой младшей, далеко – в другой деревне. А что делают остальные чада – об этом давайте умолчим... Как-то раз после очередного “веселья”, происходившего в доме, В. увидел бесов – они безобразно кривлялись, стоя около его кровати. И вспомнил В., что надо применить простое оружие – крест, и применил, и с успехом. А позже, взяв ладану в храме, прогнал их и стал после этого частым посетителем занятий воскресной школы в Спас-Чамеревском храме.

    Несколько лет тому назад был я назначен псаломщиком в Чамеревский храм и получил в епархии благословение на проведение в нем служб “мирским чином” и на ведение занятий в воскресной школе. И стали мы петь и читать вместе с прихожанами без батюшки, и стали вестись занятия в воскресной школе. Для кого?

    ...Их было немного – человек десять. Совсем разных и по возрасту, и по интересам. Но что-то объединяло. Что? Многие приходили посидеть, побалагурить, попить чайку с конфеткой, просто провести время, тем более что многим просто, по-человечески, дома поговорить не с кем – таково Чамерево. Вряд ли всех глубоко интересовала вера. И крестное знамение наложили здесь на себя многие в первый раз...

    Услышала, услышала Н.П. во сне, в самом начале своих трудов, после того как зашла в храм, разоренный, поруганный, изгаженный, и встала в нем в полном недоумении – с чего начать, как начать, где взять денег. Услышала во сне: “Молись кресту” – и стала читать акафист регулярно, по пятницам, из недели в неделю, из месяца в месяц. И пришли и люди, и деньги, и силы, и мысли...

    В какие бы нравственные дебри ни зашел человек, как глубоко и безвозвратно, по нашим представлениям, ни запутался в сетях греха, как ни изранена, ни обезображена его душа – Бог ищет такого человека, ищет для новой жизни, ищет для воскресения из духовной смерти.

    Однажды осенью, перед началом занятий в воскресной школе, проходивших прямо в храме, один из учеников спросил меня: “Дядя Коля, чем это пахнет?” Выяснилось, что благоухает маленькая картонная икона Божией Матери Иверская, покрытая слоем полиэтилена, лежащая на аналое. Дети есть дети. Они стали исследовать и другие иконы, стоявшие на столах, я не стал им запрещать, и они нашли еще две иконы, от которых исходило явное для всех благоухание – икону Божией Матери Казанская и икону мученицы Надежды. Все три иконы – самые простые, из картона. Что было потом? Каждый раз перед занятиями в воскресной школе мы прикладывались к ним. Всегда благоухала хотя бы одна из икон. Впрочем, Казанская икона Божией Матери благоухала всякий раз, когда совершалось в храме богослужение, и это продолжалось непрерывно около 4 месяцев. Все могли подойти, и приложиться, и убедиться. Это видели все они...

    Спас-Чамеревский храм – сельский, это значит, что на буднях служб, как правило, нет. И вся приходская жизнь – в основном по воскресеньям, а в течение всей недели храм часто стоит запертым.

    ...Осень, осень. Легкий снежок выпал и не растаял, выпал в воскресенье, и в следующее воскресенье, если его немного, можно точно определить, входил ли кто-то в храм на неделе или нет... Следов на снегу не было, отперли дверь, а благоухание такое же, как и было, не ослабевает... Потом по благословению епархиального начальства носили мы благоухающую Казанскую икону Божией Матери по окрестным деревням, пели молебны. В одной деревне нет благоухания, потом икона переносилась в другую, и оно появлялось вновь.

    Что это? Чудеса? Я не вправе отвечать на эти вопросы однозначно, окончательно. Но потом, посетив Спас-Чамерево через несколько лет во время моего летнего отдыха, приехав в сельцо совершенно неожиданно для местных жителей, я отыскал в углу храма, на подоконнике, ту самую Иверскую иконочку Божией Матери, покрытую прозрачной пленкой, отыскал в месте совсем неудобном и невыгодном для подлогов – она снова благоухала, к великой нашей радости.

    И тогда я понял, что занятия с детьми в воскресной школе – дело особое, дело Божие, в самом серьезном, глубочайшем смысле этого слова, и даже в том случае, если занятия не дают явных сиюминутных плодов.

    Если вы поедете из Москвы в Дивеево на автомашине по Муромской дороге, загляните в Чамерево – ехать всего минут десять от города Судогды по хорошей асфальтовой дороге; попросите, чтобы вам открыли храм, приложитесь к иконам, попросите показать те иконы, которые благоухали; не исключено, что и вас Господь сподобит милости, – милости, призывающей к свету из тьмы, да водицы из источника испейте, он тут же, под горой.

    Псаломщик Николай
    Фото автора

    TopList