Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 06/1999 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • "В пастырском служении я черпаю силы"

    "В пастырском служении я черпаю силы"

    Отмечая юбилей Его Святейшества, мы с благодарностью осмысляем Его роль в жизни нашей Церкви. В Промысле Божием ничто не происходит случайно, и потому во главе нашей Церкви в трудное и ответственное время обретения ею полного голоса встал такой Первоиерарх, как Алексий II.


    Святейший Патриарх с наместником
    монастыря архимандритом Панкратием

    Русская Православная Церковь – крупнейшее религиозное объединение в нашей стране. В настоящее время она насчитывает 127 епархий в различных регионах России, в ближнем и дальнем зарубежье.
    С 1990 года Предстоятелем Русской Церкви является Святейший Патриарх Алексий II – пятнадцатый Патриарх в ее истории, который осуществляет управление вместе со Священным Синодом.
    За годы патриаршества Алексия II было открыто более 50 епархий – всего 127 (для сравнения – в 1989 году было 67), образовано более 10000 новых приходов – всего более 19000 (в 1988 году – 6893), открыто более 400 монастырей – всего 478 (в 1980 году – 18).
    Пастырское служение осуществляют 151 архиерей, около 17500 священников, более 2000 диаконов.
    Сетью учебных православных заведений руководит Учебный комитет. В настоящее время действуют 5 Духовных академий (в 1991 году – 2), 26 Духовных семинарий (в 1988 году – 3), 29 духовных училищ, которых до 90-х годов не было совсем. Открыты два Православных университета и Богословский институт, два женских Духовных училища. Общее количество учащихся духовных школ, включая заочный сектор, – более 6000 человек. Образованы учебные заведения, призванные распространять религиозное образование среди мирян, работу которых координирует Отдел по религиозному образованию и катехизации, созданный по благословению Патриарха.
    Формы религиозного образования и катехизации мирян весьма многообразны: воскресные школы при храмах, для детей и взрослых, группы подготовки взрослых к крещению, православные детские сады, православные группы в государственных образовательных учреждениях, православные гимназии, школы и лицеи, православные курсы катехизаторов. Воскресные школы являются наиболее распространенной формой катехизации.
    В области благотворительности работа осуществляется на общецерковном уровне через Отдел по церковной благотворительности и социальному служению, созданный по благословению Патриарха.
    Прежде всего следует отметить ряд успешно функционирующих медицинских программ. В их числе особого внимания заслуживает работа Центральной клинической больницы Московского Патриархата во имя Святителя Алексия, митрополита Московского. В условиях перехода медицинского обслуживания на коммерческую основу это медицинское учреждение является одной из немногих московских клиник, где обследование и лечение осуществляется бесплатно.
    При центре психического здоровья Академии медицинских наук России создана психиатрическая служба, которая оказывает бесплатную помощь лицам, направленным на лечение приходами Московской епархии.

    Время наше оказалось тяжелым и трудным, хотя его ждали с нетерпением. Много испытаний выпало в последние годы на долю нашей страны и только приходится удивляться тому, как Господь укрепляет человеческие силы для несения столь тяжелой ноши.

    Православные веруют, что Господь не дает креста выше сил. И если очевидно, что патриаршая ноша превышает все человеческие возможности, то это свидетельствует о том, что смиренное отдание себя на волю Божию не остается посрамленным.

    Господь дает силы для того, чтобы избранник был в состоянии выполнить Его волю, что совсем не означает, что это легко. Бог всегда оставляет за человеком свободу выбора, Он никого не заставляет. Много званных, но мало избранных. Всегда можно свернуть с трудного пути на более легкий, переложить часть ноши на плечи другого, отказаться от ответственности.

    И когда Господь возложил всю тяжесть патриаршего креста на плечи нынешнего Первосвятителя, у него тоже была возможность отказаться. Нет, не от участия в соборных выборах и интронизации – это было бы слишком просто. Но формально взяв на себя крест патриаршего служения, оставить только внешние атрибуты – святительскую власть, величие, пышность. Всякий, кто оглянется на прошедшие со дня интронизации годы, должен будет подтвердить, что Патриарх никогда не шел этим легким путем, гибельным для пасомых.

    При тишине внутренней он – Патриарх – есть естественный выразитель и фокус жизнедеятельности; при раздоре – это связующий центр и готовый предводитель, которому все мы в роковую минуту едиными устами говорим: “Началовождь нам буди”.

    Профессор Е.Е. ГОЛУБИНСКИЙ

    Тот, кто привычно обвиняет Московскую Патриархию в подчинении государству, пусть вспомнит хотя бы осуждение Патриархом чеченской войны в то время, когда на это не отваживались многие записные оппозиционеры. Пусть вспомнит нежелание встать на чью-либо сторону в войне между парламентом и президентом или недавний отказ участвовать в похоронах “екатеринбургских останков”, хотя было очевидно стремление властей “освятиться” прикосновением к венценосным мученикам. Патриарх не приехал на похороны, показав еще раз, что мир церковный для него дороже мира с власть имущими.

    Конечно, желание достойного служения Богу было заложено еще в детстве.

    Он родился 23 февраля 1929 года в Таллине. Тогда этот город находился за рубежом, как и сейчас. Когда в Советской России разворачивались жестокие гонения на верующих, Алексей Ридигер, будущий патриарх, жил нормальной жизнью православного верующего мальчика. Его отец – Михаил Александрович уже во время вступления в брак предупредил свою будущую жену о желании быть священником и не встретил с ее стороны препятствий. Прошло довольно много времени, прежде чем ему представилась возможность поступить на учебу на богословско-пастырские курсы в Таллине. После окончания курсов Михаил Александрович был рукоположен в 1940 году во диаконы, а потом во священники.

    Но, конечно, и до рукоположения главы семьи все ее члены вели активную церковную жизнь. Его Святейшество вспоминает:На Валааме

    “Мои родители, а с ними и я были прихожанами Александро-Невского кафедрального Таллинского собора, а после его закрытия в 1936 году – Симеоновской церкви. В Таллине мой отец принимал активное участие в приходской жизни. Семейной традицией было совершение паломничеств. В период летних отпусков мы ездили или в Пюхтицкий женский монастырь или в Псково – Печерский мужской. А также в Валаамский Преображенский мужской монастырь.

    Мы плыли пароходом до Хельсинки, оттуда по железной дороге ехали до Выборга и потом уже на монастырском пароходе до Валаама. Валаамская обитель с ее еще не разрушенными традициями произвела на меня, десятилетнего мальчика, неизгладимое впечатление”.

    В прошлом году Его Святейшество вновь побывал в тех местах, которые были дороги ему с детства. Поездка Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Валаам, которая состоялась с 15 по 20 августа, была необычной. Это не официальный визит, которых Его Святейшество совершил за последнее время так много в епархиях Русской Православной Церкви в пределах России и за ее рубежами. Это было паломничество, более того, паломничество не обычное, а юбилейное.

    Тот, кому попал в руки проспект, выпущенный к первосвятительскому визиту, мог подумать, что редакторы ошиблись. На обложке значилось: к шестидесятилетию первого паломничества Святейшего Патриарха Алексия на Валаам. Только внимательно ознакомившись с текстом неосведомленный читатель мог понять, что Его Святейшество действительно был ровно шесть десятков лет назад на этом монашеском острове, только, конечно, не как Патриарх всея Руси, а как отрок, привезенный на богомолье своими благочестивыми родителями. Целых шестьдесят лет прошло с тех пор, но впечатления, которые он получил тогда, в детстве, оказались во многом определяющими и повлияли на дальнейшую судьбу Алексея, в будущем Патриарха всея Руси.

    Святейший Патриарх вспоминает: “Самое сильное детское впечатление у меня осталось от двукратного посещения Валаамского Спасо-Преображенского монастыря в 1938 и 1939 годах. Спасо-Преображенский собор был только что отреставрирован и весь сиял. Запомнились встречи с духоносными старцами, которые находили возможность беседовать с каждым взрослым и ребенком, для каждого находили слова. У меня сохранилось шесть писем Валаамского старца – монаха Иувиана, который писал мне, десятилетнему мальчику.

    Удивительная природа, архитектура. На Валаам приезжали люди из Эстонии и многих других стран русского рассеяния. Это было настоящее паломничество в обитель. И с какой любовью встречали там всех! Например, у схимонаха Николая в Коневском скиту всегда был готов, шумел самовар. Паломников он принимал всегда с любовью, за самоваром. Вспоминаются иеросхимонах Ефрем в Смоленском скиту, который каждый день совершал литургию, поминая воинов, погибших в первую мировую войну, схиигумен Иоанн – это все духовники монастыря. В последний наш приезд схиигумен Иоанн, который тогда был скитоначальником Предтеченского скита, привез нас втроем в Предтеченский скит. Мы с родителями провели там целый день, в очень суровом в смысле монашеской жизни скиту. Это запомнилось.

    Самым сильным впечатлением в детском сознании остались похороны одного из иноков. Все были в светлых, белых облачениях, радостные. Мы спрашивали: “Почему же так?” Ответ был: “Радуемся, что он достиг тихой пристани. Мы плачем тогда, когда совершается постриг, но не тогда, когда провожаем из жизни человека, который достиг тихой пристани”.

    Много раз впоследствии представлялась возможность поехать на Валаам, но я всегда отказывался, не хотел, чтобы впечатление, которое осталось у меня от первых посещений, было испорчено видом полного разорения обители.

    Ровно через пятьдесят лет, в 1988 году, будучи митрополитом Ленинградским, я в третий раз посетил Валаам. Тогда уже была реальная возможность зажечь там лампаду монашеской жизни, поэтому все, что нанесла злая воля людей, время, война, не воспринималось так болезненно. Действительно, уже в конце 1988 года было принято решение о возрождении монашеской жизни на Валааме”.

    В прошлом году Валаам встречал Патриарха в очередной раз. И каждый, кто был свидетелем этого паломничества, не задумается подтвердить, что этот святой остров навсегда жив в сердце Его Святейшества. Жива благолепность его уставной службы, жива просветленность его подвижников, управляемые законами не земными, но Божиими.

    Общеизвестна любовь Святейшего Патриарха к совершению богослужения, отмечаемая всеми.

    Уже в шесть лет он прислуживал в храме, в пятнадцать стал иподиаконом, служил псаломщиком в разных храмах Таллина после окончания войны.

    “С самого детства я не представлял себе иного служения, кроме Церковного, – вспоминает Святейший Патриарх. – Несмотря на то, что потом большую часть жизни мне пришлось выполнять различные административные послушания в Церкви, пастырство всегда было для меня на первом месте, именно в пастырской деятельности, в службе Божией, в Евхаристии, в молитвенном общении с Богом и с народом Божиим я черпаю силу для несения неимоверно трудного первосвятительского креста”.

    Удивительно в христианском крестоношении, что чрезвычайно тяжелое по своей сути, оно имеет внутри себя источник огромной силы, облегчающей ношу и делающей ее благой и легкой. Иго бо Мое благо и бремя мое легко есть, – говорит Господь. Блажен, кто постиг это и не страшится своего креста, не отворачивается от него.

    “Надо идти на все, чтобы люди могли причащаться”.

    Иеросхимонах СИМЕОН Псково-Печерский,середина 1930-х годов

    Знающий это, не станет удивляться любви Святейшего Патриарха к богослужению. Как бы и чем ни был он занят, борясь с естественной усталостью и недугами, Его Святейшество стремится послужить не только в кафедральном соборе , но и побывать в московских храмах, совершить торжественное богослужение в их престольные праздники, пообщаться с клиром и прихожанами. Москвичи и жители других регионов, где Святейший Патриарх побывал с первосвятительскими визитами, знают, как до последней возможности стоит он на всенощной за помазанием, как долго причащает Святых Христовых Таин, зная, что каждый хочет приобщиться из его рук. Никогда Святейший Патриарх не упускает возможность для проповеди, не жалея времени для назидания, поддержки и ободрения прихожан.

    Всюду, где бы Его Святейшество не общался с паствой, центр этого общения – храм. Так часто совершать богослужение, как Святейший Патриарх, может только тот, кто не просто осознает это как свою обязанность, но любит литургию – “общее дело” всех членов Церкви, начиная с Предстоятеля и кончая мирянами, – тот, кто черпает в ней поддержку и утешение.

    Сорок восемь лет, с 16 апреля 1950 года, стоит он у Престола Божия, вознося Бескровную Жертву за жизнь мира, сначала в качестве пресвитера, затем, с 1961 года, епископа, и наконец Патриарха. Невозможно сравнить обязанности и общественную нагрузку Первосвятителя и обычного иерея, но новая ответственность никогда не убавляла в нем любви к службе.

    Однако было бы неверным сказать, что главной особенностью Его Святейшества как Патриарха является только лишь любовь к богослужению. Слава Богу, Он не обделил нашу Церковь Первоиерархами, ревностно и благоговейно исполняющими первосвященническую часть своего служения. Просто было время, когда она составляла едва ли не единственное дозволенное поле деятельности Патриарха. Сегодня это не так.

    В конце века Русская Православная Церковь оказалась лицом к лицу с огромной потребностью очнувшейся от антирелигиозного дурмана страны в пастырском окормлении и духовном руководстве. Тысячи разоренных храмов, множество разрушенных обителей нуждались в реставрации, а иногда и в полном восстановлении, но едва ли не больше требовалось обновление душам людей, выросшим в вне ограды церковной.

    Мы все помним, как часто звучало в первые годы перестройки выражение “социальная дикония” из уст Святейшего Патриарха. Действительно, обстановка требовала сделать особый акцент на общественном служении Церкви. Если бы это не было сделано вчера, то сегодня под большим вопросом был бы ее авторитет как реальной преобразующией и скрепляющей силы современной России. Если сейчас к ее мнению прислушиваются, если многие политики мечтают иметь ее в союзниках и никто, даже коммунисты, не желают с ней враждовать, то в этом заслуга Патриарха. Может быть, впервые за всю историю нашей страны Церковь и государство ведут диалог как равноправные партнеры по самым различным аспектам жизни страны.

    И все таки, социальная деятельность Церкви есть только следствие ее неотмирной укорененности. Было бы ошибкой воспринимать Церковь как одну из общественных организаций, специализирующихся на помощи несчастным и обездоленным, улаживании общественных конфликтов и поддержке хотя бы минимального нравственного уровня в народе. Как сочетать в своей деятельности временное и вечное, земное и небесное? Этот вопрос стоял, наверное, не перед одним членом Церкви, и тем более, перед теми, кто поставлен Богом надзирать за ее благостоянием.

    Святейший Патриарх нашел новую форму служения, оптимально сочетающую социальный эффект и не изменяющую духовной сущности миссии Церкви в мире. Регулярные первосвятительские поездки по различным регионам страны и зарубежья, визиты в епархии Русской Православной Церкви способствовали тому, что епископский авторитет в регионах, подкрепленный заслуженным личным авторитетом Его Святейшества, значительно возрос. Нужно ли говорить, как это помогает в решении насущных проблем епархий. Любое региональное руководство, видя, например, как Патриарх поддерживает союз Белоруссии и России, скрепляя своим благословением рукопожатие президентов двух независимых государств, естественно никогда уже не сможет относиться к представителям Церкви только как “служителям культа”. Недаром неотъемлемой частью в поездках Его Святейшества по России стали встречи его с первыми лицами области или края.

    В то же время встречи с администрацией регионов никогда не затмевают главной цели визитов – молитвенного общения с верующими, поклонение святыням этих краев. Надо ли говорить, каким счастьем является для прихожан возможность видеть Предстоятеля своей Церкви, принимать из его рук Тело и Кровь Господни. Во времена распада государственности, разрыва межрегиональных связей, когда жители многих краев и областей России ощущают себя забытыми центром, визит Святейшего Патриарха является еще одним напоминанием о том, что Церковь не забывает своих верных чад где бы они не находились. Может быть, благодаря таким визитам, характерные для общества в целом сепаратистские тенденции не коснулись Церкви там, где это не инспирируется напрямую властями, как, например, на Украине. Более того, стало ясно, что единственной скрепой, сохраняющей нашу некогда единую страну от полного распада и вражды всех со всеми остается Русская Православная Церковь, обозначающая свое благотворное присутствие даже в таких странах, как Прибалтийские республики.Беседа Святейшего

    Несмотря на кажущуюся простоту такой формы первосвятительского служения, как патриаршие визиты, она совершенно исключительна в истории нашей Церкви. Прежде для нее не существовало ни политических, ни социальных условий, и хотя исторически она восходит еще к путешествиям апостола Павла, надо было суметь понять своевременность и уместность ее утверждения в наши дни и выработать естественную процедуру их совершения. Конечно, патриархи навещали епархии и в прежние времена, но не так регулярно и часто, чтобы это можно было назвать служением.

    Думается, что теперь первосятительские визиты станут неотъемлемой частью патриаршего делания для всех Первоиерархов Русской Церкви, которых Господь сулит нам в будущем.

    Может быть, новая форма первосвятительского служения не стала бы столь естественной для Патриарха Алексия II, если бы в детстве у него не было паломнических поездок, например на Валаам, оставивших столь значительный след в его судьбе.

    О дивный остров Валаам,
    Рука божественной судьбы
    Воздвигла здесь обитель рая –
    Обитель высшей чистоты!
    Обитель чудную, святую,
    Жилище избранных людей,
    Обитель сердцу дорогую,
    Обитель мира от страстей.

    Поздравляя Его Святейшество Патриарха Алексия с юбилеем, желаем Ему не только крепости сил, здоровья душевного и телесного, помощи Божией во всех Его делах, но и благодарим его за то, что он сохранил “обитель рая” в своем сердце. Может быть, каждый раз, когда он бывает в епархиях Русской Православной Церкви на всей ее обширнейшей канонической территории, Его Святейшество вспоминает те первые детские паломничества и хочет поделиться их светлой радостью со всеми, с кем он встречается, с теми людьми, кто в силу возраста и жизненных обстоятельств были лишены счастливой возможности видеть осуществленную на земле гармонию человеческого и божественного. Вряд ли можно повернуть ход истории и снова в один миг сотворить Русь Святой – для этого нужно чудо, но зажечь людские души стремлением к лучшему общественному идеалу вполне реально. Это и делает Святейший Патриарх Алексий, отдавая своему служению все силы.

    Да дарует ему Господь еще многая и благая лета!

    В декабре 1990 года Священным Синодом Русской Православной Церкви было решено создать церковную молодежную организацию. Вследствие этого решения на Первом съезде Православной молодежи было образовано Всецерковное православное молодежное движение как официальная молодежная организация, учрежденная Русской Православной Церковью. Главными целями, которые ставились тогда перед Движением, было привлечение детей и подростков, юношей и девушек, ищущих свой путь к храму, в лоно Русской Православной Церкви, а также объединение групп молодых православных христиан для участия в программах социального служения, восстановления монастырей и храмов, проведения молодежных паломничеств, установления контактов со сверстниками-христианами из других стран.
    Внешние контакты Русской Православной Церкви направляются Отелом внешних церковных сношений Московского Патриархата, в задачу которого входят:

    осуществление иерархического, административного и финансово-хозяйственного управления епархиями, монастырями, приходами и другими институциями нашей Церкви в дальнем зарубежье;
    принятие священноначалием решений, касающихся церковно-государственных и церковно-общественных отношений;
    осуществление связей Русской Православной Церкви с Поместными Православными Церквами, инославными Церквами и религиозными объединениями, нехристианскими религиями, религиозными и светскими международными организациями, государственными, политическими, общественными, культурными, научными, экономическими, финансовыми и иными подобными учреждениями и организациями, средствами массовой информации.

    После обретения нашей Церковью подлинной свободы возрождается миссионерское служение Русской Православной Церкви. Верная заветам Древней Церкви и продолжающая дело апостольского служения, Русская Церковь свидетельствовала о Христе даже до края земли (Деян. 1, 8), распространяя Благую Весть о Слове жизни. Миссионерские свершения нашей Церкви, размах ее просветительского подвига и активности – от Польши и Балтики на западе до Аляски и Калифорнии на востоке, от Мурманска и Камчатки на севере до Причерноморья, Кавказа, Средней Азии и Китая на юге – потребовали величайшего и постоянного напряжения всех духовных, материальных и людских сил. Имена русских миссионеров заслужено входят в число величайших миссионеров христианского мира. Следует для примера назвать хотя бы святителя Стефана Пермского, преподобного Трифона Печенежского, отцов и подвижников Русской Фиваиды – монахов Валаама и Соловецкого монастырей, преподобного Германа Аляскинского, а также равноапостольного Николая, архиепископа Японского; святого митрополита Иннокентия, апостола Америки; архимандрита Макария Глухарева, апостола Алтайского края.

    Священник Михаил Дудко

    TopList