Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 42/1998 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Возвращение из ада

    wpe17.jpg (26667 bytes)

    “Диавол сражается с Богом, а человеческие сердца – место этой битвы”. Новое оружие придумано им против Бога и человека – наркотик. Многие из нас уже столкнулись с этим злом. Опасно положение молодежи, будущее детей. как утверждают специалисты, 80 из 100 подростков в крупных городах хотя бы однажды пробовали наркотики, и только 2 из 20 смогут вылечиться. В Москве, в среднем от общего числа юношей и девушек, которым поставлен наркологический диагноз, подростки-алкоголики составляют 3,6%, наркоманы – 60%. Средняя продолжительность жизни наркомана после начала постоянного употреблении зелья – четыре года. Многие из них инфицированы вирусным гепатитом, СПИД ходит за ними по пятам, в их лицах нет света.

    И свет во тьме светит, и тьма не объяла его (Ин.1, 5). Есть под Санкт-Петербургом уникальный в своем роде реабилитационный центр для наркозависимых “Возвращение”. Будучи семинаристом, я потрудился в нем некоторое время и познакомился с замечательными людьми. Прежде всего, назову Дмитрия Владимировича Островского – руководителя и вдохновителя всего дела. Уникальность этого центра состоит не в каких-то особых приемах лечения, а в людях, которые в нем работают. Большинство из них православные. Сам Дмитрий Владимирович – человек глубокой веры. И его подход к реабилитационной работе можно выразить словами Христа: Возлюби ближнего своего, как самого себя (Мк. 12, 31). Конечно, есть лечебные методики и накопленный опыт, как свой, так и зарубежный. Работа ведется в разных направлениях: это и профилактика наркомании в учебных заведениях, и психологическая консультация, и медицинская помощь, а главное – духовная реабилитация.
    Не сразу я согласился на эту работу. Конечно, хотелось испробовать на деле свои семинарские знания, но, с другой стороны, наркоманы – дело нешуточное. Да и в семинарии ориентируешься больше на учебу – это твоя первая обязанность. Дежурства в реабилитационном центре были суточные, раз в неделю, а это означало пропуск занятий, поэтому самой главной трудностью оказалось добиться разрешения отца инспектора. После того как искомое разрешение было получено, семинарская братия проконсультировала меня относительно моих обязанностей. Как дежурный центра я должен был отвечать за все, что происходило в реабилитационном лагере: это контроль за строгим исполнением режима дня: подъем, утренняя молитва, завтрак, рабочее время, обед, релакс (отдых), после обеда – вновь работа, ужин, вечером – беседа на религиозную тему, вечерняя молитва и отбой. Каждый пункт расписания требовал больших усилий как с моей стороны, так и со стороны ребят. С одной стороны, мне следовало стать, прямо скажем, надсмотрщиком, а с другой – завоевать дружеские симпатии моих будущих подопечных. Как это совместить – вот вопрос? После краткой напутственной речи моих товарищей: мол, держись, браток, первое время особенно тяжелое – ребята присматриваются, относятся не вполне лояльно, могут подкалывать. Если добьешься авторитета – все в порядке. А нет – пеняй на себя.
    Так я и поехал, не зная, что меня ждет впереди. Сейчас, вспоминая свою первую дорогу на “Мельницу” (так между своими назывался реабилитационный центр), я понимаю, что она очень символична. Дело-то богоугодное, а значит, и путь предстоит тернистый – возникает множество препятствий, внешних и внутренних. Когда ты один на один с ними – тут и проявляются все твои качества: мелочность и трусливость, тщеславие и маловерие. А главное – твои знания, которыми ты так гордился, оказываются просто ворохом затверженных фраз. И стоишь ты, нищий духом, а в руках только одно оружие – молитва.

    I.

    Дежурства мои начались с осени. Погода в это время в Питере стоит самая противная. Дождь, слякоть, темнеет рано. На Финском вокзале сажусь в электричку. Вагон заполняют уставшие, слегка взвинченные люди. Всматриваюсь в лица молодежи, студентов, возвращающихся с учебы. Кто-то из них, может, уже попробовал наркотик, кому еще предстоит сделать первый гибельный шаг?
    Пытаюсь найти ответ на вопрос: почему же мы идем на это? Ведь такой шаг означает уход из налаженной жизни, разрыв с нормальными людьми, с привычной средой? Не в том же причина, что жизнь настала такая тяжелая, поэтому и хочется убежать из реальности. Ответ родится немного позднее, а пока я всего лишь семинарист-теоретик. Вот и станция “Мельничный ручей”. Красивое название. Для многих пассажиров – всего лишь дачный поселок. Чтобы добраться до лагеря, нужно миновать дачи, затем путь пролегает по лесу. Если идти быстрым шагом, доберешься минут за сорок. Сначала нужно свернуть с главной улицы в один из переулков, потом, проплутав по задам домов, выбраться на лесную тропинку, ведущую в лагерь. Но где там в темноте разберешь дорогу! Оказалось, что я чуть ли не на полкилометра ошибся и прошел мимо нужного мне переулка. Возвращаюсь. Совсем стемнело. А впереди еще лес... Кое-как добираюсь до окраины поселка по щиколотку в грязи. Теперь направо – и в лес. Дороги никакой. Тьма кромешная. А в голове мысли: что если это не та дорога? Сколько мне предстоит пробыть в этой чащобе? Меня пробрал жуткий страх. Было желание бросится назад, туда, где я смогу увидеть людей! Только молитва дала силы. Помню, как не переставая читал 90-й псалом “Живый в помощи Вышняго...”.
    Но вот нутряной страх сменяется неподдельной радостью – я вышел в поле. Вдали виднелись огни лагеря. Было слышно, как работает дизель. Лагерь представлял из себя несколько отдельно стоящих зданий: кухня, сооруженная из вагончика и небольшой пристройки, совсем маленький домик, где располагались девушки, столярная мастерская с помещением для мальчиков, человек на девять. Всего на “Мельнице” может разместиться 15-17 человек, включая бригадира, нескольких рабочих и дежурного сотрудника. Еще три объекта находились в процессе строительства: часовня-храм, большой, комнат на тридцать, дом и добротная баня. Нужно сказать, что лагерь полностью автономен: вода из колодца, свет дает генератор, а для мастерских – дизель; отопление тоже свое, только продукты доставляли из поселка. Летом есть возможность питаться со своего огорода: поле картошки, три большие теплицы и совсем молодой сад. Тогда мне еще только предстояло со всем этим познакомиться. А главное, с теми людьми, которые там жили. Встретили меня нейтрально. Я не почувствовал по отношению к себе ни озлобленности ни раздражения, ни интереса, ни, тем более, симпатий. В общем, начало неплохое. Трудовой день еще не закончился. Все были при деле. Работа в лагере распределяется между несколькими основными объектами: мастерская по изготовлению мебели, часовня и большой жилой дом, которые ребята сами строят, а в холодное время – кухня и кочегарка. Забегая вперед, скажу, что рабочий день не всегда бывал удачным. Случались дни, когда работа шла вяло, без огонька: тогда смотри в оба. Все в общем-то сами понимают, что только выкладываясь в работе полностью, можно спастись от мыслей о наркотиках. Я часто замечал, как ребята меняются в минуты отдыха. Разговор волей-неволей заходит о наркоте. Вспоминаются жуткие картины наркоманской жизни. Те, кто уже давно находятся на реабилитации, рассказывают об этом с характерной болью. Они могут говорить шутя, прикалываясь, но просвечивает в их словах глубокая душевная рана, рубцом лежащая на сердце. В такие минуты больно смотреть в их лица. Видишь, что человек давно поставил на себе крест. Состояние уныния, порой переходящее в ядовитый сарказм, типично для всех находящихся на “Мельнице”. Воспоминания о кайфе, жутких ломках, о всем, что связано с наркотиком – лица сотоварищей по игле, места употребления зелья и многое другое – на всю жизнь останется с ними. И даже отказавшись от наркотического яда, у них нет гарантии, что через 5-10 лет они снова не вернутся к нему. Меня поразили слова одной девушки. Она сказала мне, что боится возвращаться в свой город, где каждая дорожка связана с кайфом, боится встретить своих бывших друзей, боится снова стать наркоманкой. В минуты таких воспоминаний нет-нет кто-нибудь встанет и уйдет. А ты должен суметь перевести разговор в иную плоскость, показать человеку другую дорогу, открыть путь к вере. В этом и состоит основная задача реабилитации – помочь страждущему ощутить полноту жизни, посмотреть на себя со стороны и дать возможность самому сделать первый шаг. Последнее – самое главное. Здесь большая ответственность ложится на тебя самого. Нельзя давить на душу, и в то же время нельзя оставить наркомана один на один с самим собой. Как человеку после перелома ног требуется костыль, так и ты в духовном смысле должен уподобиться такому костылю и подставить свое плечо, свою веру, и так исполнить закон Христов (Гал. 6, 2).
    Вообще, разбираясь в душевном мире наркоманов, можно определить его как состояние страсти, несовместимое с верой в Божественный Промысл, ибо человек создан Богом для блаженной жизни. Мы же, наследуя первородный грех, все с той же силой, что и праотец Адам, пытаемся каждый, “стать богом без Бога”. Стремление к счастью заложено в нас. Но человек собственным “хочу” не может сделать себя счастливым. Для этого он, как правило, прибегает к каким-либо средствам, способам, пытаясь устроить свою внешнюю жизнь, ища счастье в вещах временных и непостоянных. Мы привязываемся к ним, становимся их рабами. И тогда начинаем искать, чем бы себя развеселить, чем бы утешить. И здесь есть два пути. Один – это тот, которым идут многие, потому что не ведают о другом. Это путь смерти, когда человек, подобно блудному сыну из евангельской притчи, пытается насытить свою душу всевозможными “сластями”-страстями этого мира. Среди последних все возрастающую и губительную роль играет наркотик.
    Что же собой представляет другой путь? В такой форме на этот вопрос нельзя ответить. Для этого нужно безличный вопрос сделать личностным – Кто покажет его? – Я есть путь и истина и жизнь – говорит Христос. Вот этот новый путь, полный света истины и изобилующий жизнью, принесен в дар людям самим Богом.

    II.

    Как я уже говорил, встретили меня на “Мельнице” буднично. Все работали. Честно сказать, ожидал чего-то другого. А увидел обычных пацанов и девчонок, которых встретишь в каждом городе, на любой улице, только несколько утомленных работой. Одни весело здоровались, вставив острое словцо, другие, буркнув что-то под нос, тут же уходили. Как потом выяснилось последние были новичками, а первые – старожилами. Новичком был и я сам, и это сразу бросалось в глаза. После окончания рабочего дня все собрались на ужин (собирать ребят в трапезную тоже было моей задачей, так как у них оказалось нарушено ощущение структуры времени, да и на подъем они тяжелы). Помолившись, сели за стол. Тогда еще не было повара, и девушкам приходилось самим готовить еду. Не всегда это получалось, но сам факт, что девушка становиться у очага, весьма важен. Некоторым из них вообще не приходилось готовить пищу, а большинству нужно было все вспоминать заново. Кухня – очень ответственная часть реабилитационной системы лагеря. Как и всякое дело, она приучает к ответственности. Если не приготовишь завтрак или обед – сбивается ритм жизни, да к тому же уставшие, наработавшиеся парни начинают раздраженно ворчать.
    В тот вечер завязался разговор о работе. Очень хорошо, когда обсуждаются вопросы, поставленные злобой дня. Это заставляет прямо сейчас решать насущные проблемы, да к тому же не те, которые важны были в прошлом: где взять деньги, чтобы уколоться. За столом мое внимание привлекло то, что ребята едят очень острую пищу, хотя у многих из них больная печень. Для себя я нашел один ответ: наркотики, действующие на нервную систему человека, на его чувственные способности, притупляют их. А значит, чтобы ощутить вкус пищи, необходимо большое количество приправы. И здесь сказывается прошлое наркомана. У него на первый план выступает потребность самоуслаждаться пищей. Многие могут посмеяться над этим замечанием, но не будем забывать, что чревоугодие не такой уж и безобидный грех. А для них оно было просто навязчивой идеей, что приводило, в свою очередь, к нежелательным последствиям – слабости воли, увеличению плотского вожделения, лености. Одним словом, здесь открываются двери многим грехам. Поэтому так важно было, чтобы после ужина состоялся разговор на религиозную тему. Но для того чтобы сознательно участвовать в таком разговоре, ребята сначала должны были узнать определенные религиозные истины. Передо мной же тогда стояла задача рассказать о системе ценностей, на которых основывается полноценная жизнь религиозно грамотного человека. Раз уж речь зашла о духовной стороне реабилитации, скажу, что простыми разговорами дело не ограничивалось. Каждое воскресенье и по большим церковным праздникам ребята отправлялись в храм соседнего поселка на богослужение. Постепенно все осознанно приходили к исповеди и Причащению Святых Христовых Таин. Тогда они сами просили помочь им правильно подготовиться к исповеди и Причастию. Бывали случаи, когда некрещеные принимали крещение. В таких случаях было заметно, как меняется человек, как легче ему бороться с грехом. Часто устраивались паломнические поездки в Псково-Печерский монастырь. Это были поистине замечательные дни, а некоторые мои подопечные надолго оставались там послушниками. Духовный аспект реабилитации очень важен. Во все времена Церковь выступала не только хранительницей истины Христовой веры, но являлась и врачебницей для каждой страждущей человеческой души.
    В тот первый мой вечер на “Мельнице” беседа не получилась. Я начал было рассказывать об иконах, но из слушателей осталась только одна девушка. Впоследствии я понял свою ошибку. Им непонятен был мой язык. Предстояло учиться говорить на их языке.
    День закончился. Сотворив молитву, мы разошлись спать. Сквозь тонкие стены домика тянуло сквозняком. Сильные порывы ветра ударяли о крышу. Заснуть было невозможно. Впечатления дня будоражили сознание. Я вышел на крыльцо. Небо, заволоченное серыми тучами, казалось, вот-вот упадет на землю. От этого непонятное чувство тревоги еще больше обострялось. Трудно сказать, откуда оно взялось. Может быть, причина в том, что идет война?.. Только не пахнет порохом, не слышно взрывов. А битва в сердцах каждого самая настоящая. И кто ты – победитель или побежденный – покажет время.

    Алексей БЕЛЯВСКИЙ


    Автор окончил Духовную семинарию в Санкт-Петербурге. В настоящее время учится на библейско-патрологическом факультете Российского православного университета имени Святого апостола Иоанна Богослова. Это его первая публикация. Автор продолжает работу над другими очерками и участвует в создании реабилитационного центра для наркозависимых в Москве.

    TopList