Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 41/1998 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Островки рая вокруг святых

    педагогическая мастерскаяПедагогическая
    мастерская

    Островки рая вокруг святых

    Уроки естествознания для начальной школы

    Тема 8. Из уроков о грехопадении

    no41_n.gif (416 bytes)аш мир, находящийся в состоянии грехопадения, содержит в себе следы рая в виде своих красот.
    Что же касается человека, то корни его нравственного чувства также свидетельствуют о мире с иными законами, отличающимися от “законов джунглей”, где побеждает сильнейший, а слабый должен погибнуть. Если мы внимательно рассмотрим содержание того, что диктует человеку голос его совести, являющейся Божественным гласом, то сможем узнать в нем отзвуки райского мироустроения.

    Голос совести говорит человеку: “не убий” и “не вреди живому”. Но именно смерти и не было в раю. И в нашей теперешней жизни, когда умирает кто-то из близких, душа человека всегда испытывает протест против этого события.

    Голос совести говорит ученику: нужно слушаться своих родителей и учителей. Но именно послушание было основой и райской жизни человека.

    Понять внутреннюю логику того, что считается приличным в цивилизованном обществе, по-видимому, невозможно, если не учитывать, что для человека более естественны не “естественные законы” нашего падшего мира, а нечто другое, связанное с миром до грехопадения, где физические, биологические и психологические закономерности были совсем иными. Хотя человек живет в мире после грехопадения, его душа ориентирована на другую, райскую жизнь. Она как бы хранит память об этой жизни и не может удовлетвориться ничем земным – то есть связанным с миром в его теперешнем состоянии.

    Разные люди по разному относятся к этому внутреннему зову их сердца, в разных направлениях ищут выход из нашей “падшей обыденности”. Художники создают картины, в которых красоты земли изображаются в особо подчеркнутом виде. Поэты пишут стихи с возвышенным, “неотмирным” содержанием. Музыканты стремятся воссоздать райскую гармонию посредством звуков. Но все эти попытки воспарить над нашей падшей действительностью не приводят к должному результату. Путь к раю через искусство в конце концов приводит человечество к противоположным реальностям. Это особенно хорошо видно в настоящее время, когда вызрели исторические плоды художественного творчества, такие, например, как рок-музыка или же авангардизм в изобразительном искусстве.

    no41_g.gif (312 bytes)лубина грехопадения человека такова, что он своими усилиями не может преодолеть его следствия как в себе самом, так и в окружающем его мире. Иное дело, когда через человека действует сила Божия, что мы можем наблюдать в жизни святых. Святые жили в нашем падшем мире, но в то же время их пребывание здесь было подчинено другим, неотмирным законам. Та Божия благодать, которую они сумели стяжать в своем сердце, частично распространялась и вокруг них, делая особенными их взаимоотношения с окружающими их людьми и даже с животными.

    В те далекие времена, как учит Церковь, “человек повиновался Богу, и все земные твари повиновались человеку, почитая в нем образ Божий. Согрешил человек – помрачился в нем образ Божий, и неразумные твари не стали уже узнавать его... И вот грешный, бренный человек трепещет и страшится тех зверей, которые некогда были покорены под ноги его. Его непослушание Богу наказано непослушанием тварей земных ему самому!” (святитель Платон. Цит. по: “Никон, архимандрит”, 1904, с. 62).

    Однако этот закон имеет свои немногочисленные исключения, обнаруживаемые в житиях христианских святых, которые “своею дивною жизнию, своим неуклонным послушанием заповедям Божиим, своим святым смирением, при содействии благодати Божией, восстановили в себе образ Божий, и он просиял в них с первобытною чистотою и светлостию. Ощутили его благоухание и неразумныя твари, и лютыя звери – грозные враги грешного человечества стали послушны им, как кроткие агнцы. Так власть, утраченная Адамом, возвращена его святым потомкам!” (там же, с. 62–63).

    В качестве примера послушания свирепых хищников воле святых христианских подвижников можно привести житие преподобного Герасима Иорданского, которому до самой его кончины помогал лев. На этого льва даже налагались “послушания” – сопровождать осла, принадлежащего монахам, а также носить на себе для них воду.

    В житии Преподобного Сергия также можно прочесть о повиновении медведя воле святого подвижника: “Дикий зверь сделался до того ручным, что слушал его слова и был кроток пред ним как овца” (там же, с. 62).

    Еще более поразительные примеры повиновения диких зверей воле святого можно встретить в жизнеописании Преподобного Серафима Саровского, жившего около двухсот лет назад. “К его келлии собирались медведи, волки, лисицы, зайцы и другие звери, какие были в Саровском лесу; даже подползали ящерицы, ужи и змеи. Подвижник, не смущаясь испускаемыми ими разноголосными звуками, не опасаясь ничуть проявлений дикой природы зверей и пресмыкающихся и не прерывая ежечасно творимой молитвы Иисусовой, выносил им корзинку с хлебом” (Денисов, 1904, с. 82).

    Вот какой произошел случай, когда Преподобный Серафим однажды беседовал рядом со своей лесной келлией с послушницами монастыря:

    “...Неожиданно для нас, – вспоминают послушницы, – выходит из лесу огромной величины медведь на задних лапах. Можно вообразить себе наш испуг! Глядя на это страшилище, мы не могли вымолвить ни слова; руки у нас похолодели, в глазах потемнело, и от ужаса нам казалось, что мы близки к смерти.

    Старец между тем совершенно равнодушно обратился к медведю и сказал:

    – Миша, что ты пугаешь сирот; ступай-ка лучше назад, да принеси нам какое-нибудь утешеньице, а то мне теперь нечем их и поподчивать: ты в самый раз пришел, как будто знал, что у меня гости.

    Медведь как бы слушал отца Серафима и не трогался с места, а когда старец окончил свои слова, тогда двинулся назад и ушел в лес. Словно не замечая нашего смертельного испуга, старец по-прежнему продолжал свой разговор с нами и мало-помалу привел нас в такое спокойное состояние, что мы обе совсем забыли о медведе. Часа два прошло с тех пор в сладкой беседе с отцом Серафимом в его келлии, как вдруг снова является этот же самый медведь, ввалился в келлию и рявкнул.

    Старец подошел к нему: “Ну-ну, Миша, давай-ка, что ты нам принес”.

    Медведь встал на задние лапы, подал отцу Серафиму что-то, завернутое в листья и чем-то опутанное. Оказалось, что в свертке был самый свежий сот чистого меду. Старец взял от него мед и молча показал ему рукою на дверь. Дикий зверь, как разумное существо, повинуясь сему приказанию, как будто поклонился, а старец, вынувши из своей сумочки кусочек хлеба, подал ему, и он снова ушел в лес” (там же, с. 84–85).

    Такое взаимоотношение святого с диким зверем явно выходит за рамки законов нашего падшего мира и свидетельствует нам о мире в его первозданном райском состоянии. Но откуда берутся в мире после грехопадения островки райской жизни, которые окружают святых? Что говорят по этому поводу сами же святые, например, святой Серафим Саровский?

    Преподобный Серафим учил, что истоки особой райской атмосферы вокруг святых связаны с особым действием в них благодати Святого Духа. Действие благодати восстанавливает в человеке потемненный вследствие грехопадения образ Божий, дает ему множество духовных дарований, одним из которых и является возможность особого взаимоотношения с животными. Другие формы даров благодати связаны с такими явлениями, как исцеления больных, прозрения тайн человеческой души и будущих событий, ну а самое главное – уяснением Божественного Промысла над падшим миром, с раскрытием тайны его спасения. Стяжание благодати Святого Духа, как учил Преподобный Серафим, является высшей целью христианской жизни. Вот что он говорил по этому поводу одному благочестивому христианину – Николаю Александровичу Мотовилову:

    “Истинная цель жизни нашей христианской – есть стяжание Духа Святаго Божиего. Пост же, бдение, молитва, милостыня и всякое Христа ради делаемое добро – суть средства для стяжания Святаго Духа Божиего” (“О цели...”, 1914, с. 5).

    Сказав это, Преподобный Серафим сделал своему слушателю следующее пожелание:

    “Желаю, чтобы вы всегда были в благодати Духа Святаго, приобретали его средствами, о которых я уже сказал вам, и рассуждали бы: которое средство дает вам более благодати Духа Святаго, тем средством и занимались бы. Примерно: даст вам более благодати Божественная молитва и бдение – бдите и молитесь; много дает Духа Божия пост – поститесь; более дает милостыня – милостыню творите и таким образом о всякой добродетели Христа ради делаемой рассуждайте” (там же, с. 8).

    no41_k.gif (419 bytes)огда же Николай Александрович долго не мог уяснить для себя, что же представляет по своей сути это таинственное стяжание благодати и как узнает человек, удостоился ли он этих духовных даров или же не удостоился, Преподобный Серафим явственно показал, как происходит благодатное действие в человеке, он взял своего слушателя за плечо и помолился Богу о том, чтобы он удостоился увидеть телесными глазами сошествие Святого Духа. Вот как описывает свои переживания этого события Николай Александрович:

    “Представьте себе в середине солнца, в самой блистательной яркости полуденных лучей его, лицо человека, разговаривающего с вами. Вы, например, видите движение уст и глаз его, изменение в самих очертаниях лица, чувствуете, что вас кто-то держит рукой за плечи, но не видите не только рук его, но ни самих себя, ни его самого, а только один ослепительнейший, простирающийся на несколько сажен кругом свет...” (там же, с. 18).

    Когда же Преподобный Серафим попросил Николая Александровича охарактеризовать свои ощущения, то он рассказал, что ему необычайно хорошо, что он ощущает такую тишину и мир в душе, что никаким словом выразить не может. Еще он сказал, что чувствует необычайную сладость и радость в своей душе, а также ощущает необыкновенную теплоту и благоухание, с которым никакие земные духиR сравняться не могут (там же, с. 18–20).

    Все эти ощущения можно, по-видимому, назвать райскими. Не зря ведь в Библии, – а именно: в ее церковно-славянском переводе, – говорится о том, что человек был введен в рай сладости (Быт. 2, 15). Святитель Иоанн Златоуст пишет, что слово сладости употреблено здесь, “чтобы показать нам то высокое наслаждение, которое человек вкушал, живя там” (1993, с. 113). И истоки этого наслаждения райской жизнью также были связаны с тесным богообщением первых людей, с их причастностью благодати Святого Духа.

    Как видим, нашему падшему миру свойственна некая причастность к тому, что было до грехопадения не только в виде “следов рая” – то есть красот нашего мира, но и в виде тех духовных островков, которые образуются вокруг святых, стяжавших своим подвигом благодать Святого Духа. Эти две стороны райской действительности взаимно дополняют друг друга, давая нам возможно полное представление о состоянии мира и человека до грехопадения. При этом красота мира более свидетельствует о некой “вещественной” стороне райской жизни, а благодатные дары святых – о ее духовной. Впрочем, обе эти стороны по сути составляют одно целое, так что без действия в душе человека благодати им не воспринимается и красота мира.

    “Потерявший благодать, – учил преподобный Силуан Афонский, – не воспринимает как должно красоты мира и ничему не удивляется. Все невыразимое великолепное творение Божие не трогает его. И наоборот, когда благодать Божия с человеком, тогда всякое явление в мире поражает душу своей непостижимой чудесностью, и душа от созерцания видимой красоты приходит в состояние чувства Бога, живого и дивного во всем” (Старец Силуан. Софроний, 1991, с. 89).

    Это чувство присуще человеку, прежде всего во время его молитвенной беседы с Богом. Один православный подвижник, получивший дар сердечной молитвы, писал о своем видении мира следующим образом:

    “Когда при сем я начинал молиться сердцем, все окружающее меня представлялось мне в восхитительном виде: древа, травы, птицы, земля, воздух, свет – все как будто говорило мне, что существует для человека, свидетельствует любовь Божию к человеку, и все молится, все воспевает славу Богу” (“Откровенные рассказы...”, 1991, с. 37).

    Здесь наблюдается приблизительно то же самое, что описывал Николай Александрович Мотовилов, когда вместе с Преподобным Серафимом он был осенен действием благодати Святого Духа.

    А теперь давайте повторим все, что мы усвоили из этой темы.

    Первое. Хотя человек живет в падшем мире, его душа ориентирована на иную — райскую — жизнь. Она как бы хранит в себе воспоминание об этой иной жизни и не может удовлетвориться ничем земным.

    Второе. Христианские святые уже в их земной жизни находятся как бы в окружении райской атмосферы, что, в частности, проявляется в их взаимоотношениях с животными.

    Третье. Истоки этого особого состояния святых связаны с действием в них благодати Святого Духа, как бы возвращающей им райское состояние. В этом состоянии по-особому воспринимается и красота нашего мира.

     Понятия для усвоения

    Благодать Святого Духа – действие в человеке особой Божественной силы, освящающей его и возводящей в состояние первозданного Адама.

    Литература

    Дамаскин, иеромонах. Не от мира сего. Жизнь и учение иеромонаха Серафима Роуза. – М., 1995.
    Денисов Л.И. Житие Преподобного отца нашего Серафима Саровского. – М., 1904.
    Иоанн Златоуст. Избранные творения. Беседы на Книгу Бытия. Т. 1. – Издательский отдел Московского Патриархата. 1993.
    Никон, архимандрит. Житие и подвиги преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца. – Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1904.
    Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. – Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1991.
    О цели христианской жизни. Беседа Преподобного Серафима Саровского с Н.А. Мотовиловым. – Сергиев Посад. 1914.

    А. ХОМЕНКОВ,
    Ф. САВЕЛЬЕВА

    TopList