Warning: mysqli_stmt::bind_param(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 68

Warning: mysqli_stmt::execute(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 78

Warning: mysqli_stmt::bind_result(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 79

Warning: mysqli_stmt::fetch(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 80

Warning: mysqli_stmt::close(): invalid object or resource mysqli_stmt in /srv/www/docRoot/issues/vos/lib/Common/Adv.class.php on line 83
© Данная статья была опубликована в № 35/1998 журнала "Школьный психолог" издательского дома "Первое сентября". Все права принадлежат автору и издателю и охраняются.
  •  Главная страница "Первого сентября"
  •  Главная страница журнала "Основы православной культуры"
  • Бог не создавал смерти

    no34_1.gif (4245 bytes)

    Православная
    мысль

     

    Бог не создавал смерти

    “Как в Адаме все умирают, так во Христе все живут”.
    Апостол Павел (1 Кор. 15, 22

    Проблема зла - проблема по существу своему христианская. Для атеиста зрячего зло - один из аспектов абсурда, для атеиста слепого оно есть временный результат еще несовершенной организации общества и мира.
    В философии зло является или  неотъемле мым определением тварного как разлученного с Богом - но тогда оно не что иное, как иллюзия, - или оно, это “другое”- та злая материя или злое начало, которые, однако, совечны Богу. Таким образом проблема собственно зла проистекает из христианского учения.

    И насадил Господь Бог рай в
        Едеме  на востоке, и поместил
         там человека, которого создал.
                                                  (Быт. 2, 8)

    И сказал Бог: вот Я дал вам
          всякую траву... и всякое дерево,
        у которого плод древесный... -

    вам сие будет в пищу...
                                                 (Быт. 1, 29)

    И изгнал Адама, и поставил
        на востоке, у сада Едемского,
    херувима и пламенный меч
             обращающийся, чтобы охранять
    путь к Древу Жизни.
                                                     (Быт., 3, 24)

    Действительно, как объяснить наличие зла в мире, сотворенном Богом, в котором сотворенное по существу своему есть добро? И даже учитывая дарованную человеку свободу противиться Божественному плану, мы не можем не задавать себе вопрос: что такое зло?

    Однако вопрос этот ставится неправильно, так как предполагается, что зло есть “нечто”. При такой постановке мы склонны принимать зло за некую сущность, за некое “злое начало”. Тогда вселенная представляется какой-то “ничейной зоной” между Богом добрым и богом злым, а все ее богатство и многообразие - лишь игрой света и тени, вызванной борьбой этих двух начал.

    Но для православного мышления такое представление является ложным: у Бога нет контрпартии; нельзя предполагать существование каких-то природ, которые были бы Ему чужды.

    Святые отцы считают, что зла не существует, что оно есть только лишение бытия.

    Но этот ответ бессилен перед реальностью зла, всеми нами ощутимой, перед злом, присутствующим и действующим в мире. И если последнее прошение Молитвы Господней в аспекте философском можно истолковать как “избави нас от зла”, то воплем конкретной нашей тревоги, конечно, остается “избави нас от злого” - от “лукавого”.

    В этом высказывании святых отцов заключается большая глубина. Таким образом, оно есть как бы болезнь, как бы паразит, существующий только за счет той природы, на которой паразитирует. Точнее, зло есть определенное состояние воли этой природы; это воля ложная по отношению к Богу. Зло есть бунт против Бога, то есть позиция личностная.

    Зло - это состояние, в котором пребывает природа личных существ, отвернувшихся от Бога.

    Итак, начало зла коренится в свободном выборе человека. Вот почему оно непростительно; зло рождается только от свободы существа, которое его творит. Григорий Нисский подчеркивает парадоксальность того, кто подчиняется злу:

    Тот, кто подчиняется злу, существует в несуществующем.

    Итак, человек дал место злу в своей воле и ввел его в мир. Правда, человек, по природе расположенный к познанию Бога и любви к Нему, выбрал зло потому, что оно было ему подсказано: в этом - вся роль змия. Зло в человеке, а через человека и в земном космосе, представляется, таким образом, заражением, в котором нет, однако, ничего автоматического: оно могло распространиться только с свободного согласия человеческой воли. Человек согласился на это господство над собой.

    Однако зло имеет свое начало в ангельских мирах, и на этом стоит остановиться.

    Ангелов нельзя определять термином “бесплотные духи”, даже если их так называют отцы и богослужебные тексты. Они не являются существами “чисто духовными”. Существует некая ангельская телесность, которая может даже становиться видимой... В России XIX века епископ Игнатий Брянчанинов отстаивал эту телесность ангелов против Феофана Затворника. Но как бы то ни было, ангелы не имеют биологических условий, подобных нашим, и они не знают ни смерти, ни размножения. У них нет “кожаных риз”. Поэтому единство ангельского мира совершенно отлично от нашего единства. Можно говорить о “роде человеческом”, то есть о бесчисленных личностях, обладающих одной и той же природой. Но у ангелов, которые тоже существа личностные, нет единства природы. Каждый из них - отдельная природа, отдельный умопостигаемый мир. Следовательно, их единство неорганическое, и его можно было бы назвать по аналогии - единством абстрактным; это единство города, хора, войска, единство служения, единство хвалы, одним словом - единство гармоническое.

    Поэтому ангельская вселенная демонстрирует перед злом иные возможности, чем наш мир. Зло, воспринятое Адамом, смогло осквернить всю человеческую природу. Но злобная позиция одного ангела остается его личной позицией: здесь зло - в каком-то смысле - индивидуализируется. Если заражение и происходит, то через пример, через влияние, которое одна личность может оказывать на другие личности. Так Люцифер увлек за собой других ангелов, но пали не все: змий ниспроверг треть светил, символически говорит “Апокалипсис”.

    Таким образом, зло имеет своим началом грех одного ангела. И эта позиция Люцифера обнажает перед нами корень всякого греха - гордость, которая есть бунт против Бога. Тот, кто первым был призван к обожению по благодати, захотел быть богом сам по себе. Корень греха - это жажда самообожения, ненависть к благодати. Мятежный дух начинает ненавидеть бытие, им овладевает неистовая страсть к уничтожению, жажда какого-то немыслимого небытия. Но открытым для него остается только мир земной, и потому он силится разрушить в нем Божественный план или, за невозможностью уничтожить творение, хотя бы исказить его. Драма, начавшаяся в небесах, продолжается на земле, потому что ангелы, оставшиеся верными, неприступно закрывают небеса перед ангелами падшими.

    Змий книги Бытия, как и “древний змий” “Апокалипсиса”, - это сатана. Он присутствует в земном раю именно потому, что человек должен пройти через искус свободы. Первое повеление Божие - не прикасаться к дереву - постулирует человеческую свободу, и в этом же плане Бог допускает присутствие змия. Вера дает жизнь греху, она его являет, как подчеркивает апостол Павел: Бог дает это первое повеление, и тут же сатана вкрадчиво подсказывает бунт. Действительно, плод сам по себе был хорошим, но все дело здесь в личных отношениях между Богом и человеком. И когда Ева видит, что дерево прекрасно, появляется некая ценность вне Бога. Вы будете как боги, говорит змий. Он не до конца обманывает человека, потому что человек действительно призван к обожению. Но здесь это “как” обозначает равенство мстительной злобы, злопамятство того, кто хочет противостоять.

    Плод съеден, и грех развивается несколькими этапами. Когда Бог зовет Адама, Адам вместо того, чтобы с воплем ужаса броситься к своему Создателю, обвиняет жену, которую, подчеркивает он, Ты мне дал. Так человек отказывается от своей ответственности, перекладывает ее на жену и, в конечном счете, на самого Бога. Человек несвободен, намекает Адам; само сотворение, а следовательно, Бог, привело его ко злу.

    С этого момента человек находится во власти лукавого. Оторвавшись от Бога, его природа становится неестественной - противоестественной. Внезапно опрокинутый ум человека вместо того, чтобы отражать вечность, отображает в себе бесформенную материю: первозданная иерархия в человеке, ранее открытом для благодати и изливавшем ее в мир, перевернута. Дух должен был жить Богом, душа - духом, тело - душой. Но дух начинает паразитировать на душе, питаясь ценностями не Божественными. Душа, в свою очередь, становится паразитом тела - поднимаются страсти. И, наконец, тело становится паразитом земной вселенной, убивает, чтобы питаться, и так обретает смерть.

    Но Бог - и в этом вся тайна “кожаных риз” - вносит, во избежание полного распада под действием зла, некий порядок в самую гущу беспорядка. Его благая воля устрояет и охраняет Вселенную. Его наказание воспитывает: для человека лучше смерть, то есть отлучение от древа жизни, чем закрепление в вечности его чудовищного положения. Сама его смертность пробудит в нем раскаяние, то есть возможность новой любви. Но сохраняемая таким образом Вселенная все же не является истинным миром: порядок, в котором есть место для смерти, остается порядком катастрофическим; “земля проклята за человека”, и сама красота космоса становится двусмысленной.

    Оторвавшись от Бога, природа человека становится неестественной - противоестественной.

    Истинная Вселенная, истинная природа утверждаются только благодатью. Вот почему грех открывает драму искупления. Второй Адам предпочтет Бога именно там, где первый Адам предпочел самого себя: сатана приступит ко Христу после Его крещения и предложит Ему то же искушение, но искушение трижды разобьется о соединенные в Нем волю Божественную и волю человеческую.

    Владимир ЛОССКИЙ

    Словарь

    Ray (авест.) - богатство, счастье.
    Rayis (др. инд.) - дар, владение.
    Парадиз - в переводе с др. иранского - отовсюду огороженное место.
    В переводе с греч. - сад, парк.

    TopList